Лоуэн. Психология тела

Ответить
Timecops
Сообщения: 1948
Зарегистрирован: 25 июн 2011, 15:42
Контактная информация:

Лоуэн. Психология тела

Сообщение Timecops »

https://www.facebook.com/groups/386977291454029/ http://timecops.net http://timecops.biz
Одитинг и обучение - создание духовных способностей в любой точке мира через Skype: timecops
________________________________________________________________________________________

Известнейший психолог, основатель мощного направления современной психотерапии подводит итог работы всей своей жизни.
На многочисленных убедительных примерах он показывает, как объединив сексуальность и духовность, любой из нас может вернуться к естественной и совершенной жизни.
Тело и душа, мораль и секс— гармонично взаимопроникают и взаимодополняют друг друга в естествен-ном состоянии. И о том, как достичь этого, и написана эта книга.
Прочтите эту книгу — она может по-настоящему обновить ваше сердце.

Предисловие
Биоэнергетика — это современный метод психотерапии, уходящий корнями в техники работы Вильгельма Райха, австрийского психоаналитика, который обогатил психоанализ так называемой работой с телом (body-work). Создатель биоэнергетики — американский психиатр и психотерапевт Александр Лоуэн (родился в 1910 г.) — был его пациентом, затем студентом и сотрудником. Взяв у Райха основные понятия об энергетической основе психофизических процессов, он развил свою концепцию психотерапии и основал в 50-х годах Институт Биоэнергетического Анализа в Нью-Йорке. На протяжении последующих тридцати лет воз¬никло несколько десятков подобных учреждений во многих странах.
Биоэнергетика рассматривает функционирование психики человека в категориях тела и энергии, считая источником неврозов, депрессий и утраты самоотождествления подавление чувств, которое про¬является в виде хронических мышечных напряжений, блокирующих свободное течение энергии в организме. В раннем детстве проявляются, а затем закрепляются специфические навыки избегания боли, отчаяния и страха и способы получения безопасности и любви окружающих. Они приводят к развитию структуры характера человека, который складывается из часто искаженного образа мира и собственной личности, ригидных схем поведения и чувств, а также ограничивающих жизненность организма паттернов "самообладания", называемых также "панцирем характера". Таким образом, физический облик человека сим¬волически отражает его психику. Терапия состоит из познавания структуры характера и "оживления" замороженных в теле эмоций. Это приводит к ос¬вобождению больших запасов энергии, затрачива¬емых до этого па сдерживание телесных импуль¬сов, которые могут быть использованы в менее стереотипных, более творческих формах приспособления и развития индивидуальности. Особое значение имеет восстановление свободного дыха¬ния, нарушение которого тесно связано со стра¬хом. Целью терапии является разблокирование ог¬раничений развития личности. В центре внимания находится развитие эго и интеграция его с орга¬низмом. Удовлетворение основных эмоциональных потребностей и личных стремлений без лишних затрат энергии связывается с реалистической ори¬ентацией в окружающем мире. Зрелая личность имеет контакт с внутренней энергетической пульсацией организма и изменяющимися чувствами. Она в состоянии в равной степени как контролировать их экспрессию, так и отключать самоконтроль, от¬даваясь потоку спонтанности (например, во время оргазма, в творческом экстазе и т.д.). Она имеет доступ в равной степени как к неприятным чув¬ствам: страху, боли, злости и отчаянию, так и к приносящим удовольствие переживаниям: сексу, радости, любви и сочувствию. Телесным выраже¬нием эмоционального здоровья является грация движений, хороший мышечный тонус, хороший контакт с окружающими людьми и с почвой под ногами (в терминологии биоэнергетики — это "заземленнсть"), ясный взгляд и мягкий приятный голос.
Сохраняя приближенную к современному пси¬хоанализу методику, биоэнергетика использует прикосновение и давление па напряженные мыш¬цы, глубокое дыхание и специальные позы. Паци¬ент выполняет упражнения, расширяющие осознавание тела, развивающие спонтанную .жепрессию и психофизическую интеграцию. Полная индиви¬дуальная программа биоэнергетической терапии длится около грех лет. Ее прохождение, кроме все¬стороннего образования, обязательно для получе¬ния права использования биоэнергетики в терапевтической практике.

Г. И. Коледа

Введение
"Мудрые люди прочитают твою прошедшую жизнь по твоему внешнему виду, походке, поведению. Свойст¬во природы самовыражение. Даже самая маленькая деталь mew что-нибудь показывает. Лицо человека кик зеркало отражает то. что делается внутри."
Ральф Иальдо Эмерсон
В этой книге я попробую показать, что здоровье имеет духовную сторону. Мы увидим, что субъек¬тивное ощущение здоровья — это чувство удоволь¬ствия, получаемое от тела, которое иногда дости¬гает степени радости. Именно в таких состояниях мы ощущаем связь со всеми живыми существами и со всем миром. Боль, напротив, изолирует нас от других. Когда мы болеем, у нас не только появля¬ются симптомы болезни, но мы также оказываемся изолированными от мира. Мы увидим также, что здоровье проявляется в грациозных движениях тела, в "сиянии" тела, а также в его мягкости и тепле. Полное отсутствие этих качеств означает смерть или смертельную болезнь. Чем мягче и пла¬стичнее нате тело, тем ближе мы находимся к здо¬ровью. С возрастом наше тело грубеет, мы прибли¬жаемся к смерти.
Олдос Хаксли описывает три вида грации: гра¬ция животных, человеческое обаяние и душевное обаяние, или благодать. (Aldous Huxley, The perennial Philosophy, New York, 1954.) Душевное обаяние связано с чувством удовлетворения выс¬шего порядка. Обаяние человека выражается в его отношении к другим, и его можно точнее опреде¬лить как доброту и личное обаяние. Обаяние жи¬вотных известно нам из наблюдений за их жизнью на свободе. Я люблю наблюдать за белками, игра¬ющими среди деревьев. Немногим людям удается хотя бы приблизиться к грации белок и их уверен¬ности в движениях. Ловкий полет ласточек вызы-вает у пас восхищение. Все дикие животные име¬ют прекрасную способность отлично двигаться. Согласно Хаксли, истинная грация человека появ¬ляется, когда он "открывается духу солнца и воз¬духа" вместо того, чтобы уродовать свое тело и ме¬шать проявлению нашей врожденной духовности.
Однако люди не живут и наверняка не в состоя¬нии жить в той плоскости, что и дикие животные, которым (по Хаксли) принадлежит вся полпота животной грации. Такова природа человека, он должен жить сознательной жизнью. Это означает, как пишет Хаксли, что "животная грация уже не¬достаточна для жизни и должна быть дополнена сознательным выбором между добром и злом". Возможно ли естественное поведение, полное оба¬яния, если нет основы — обаяния тела? Когда че¬ловек сознательно принимает стиль поведения, исполненный грации, но она не исходит из чув¬ства телесного удовольствия, его обаяние всего лишь фасад, построенный для того, чтобы удив¬лять и привлекать окружающих.
Прежде чем съесть запретный плод с древа по¬знания добра и зла, как мы читаем в Библии, чело¬век жил в раю без самосознания, как и другие животные. Он был невинен и знал радость жизни в образе добра. Вместе с познанием добра и зла к нему пришла ответственность за выбор, человек потерял свою невинность, он стал осознавать себя и утратил покой. Гармония, которая существовала между человеком и Богом, между человеком и Природой была нарушена. Вместо благословенно¬го незнания, homo sapiens получил теперь пробле¬мы и болезни. Часть ответственности за утрату гар¬монии Джозеф Кэмпбел приписывает христианской традиции, которая отделила душу от тела: "Хрис¬тианское деление материи и духа, динамики жиз¬ни и духовных ценностей, естественного обаяния и божественной благодати, в сущности уничтожи¬ло природу ." (Joseph Campbell, The power of Myth, New York, 1988.)
За христианской традицией стоит греко-семитс¬кая вера в преобладание ума над телом. При отде¬лении сознания от тела духовность становится чем-то интеллектуальным, а не витальной силой, в то время как тело превращается в мясо на скелете или, с точки зрения современной медицины, в биохи¬мическую лабораторию. Тело без духа обладает низ¬ким уровнем жизненной силы, и оно полностью лишено обаяния. Его движения механические, так как в большей мере ими руководит сознание или воля. Когда дух вселяется в тело, оно дрожит от возбуждения, становится похожим на поток, сте¬кающий со склона горы, или движется медленно, как глубокая река разлитая но равнине. Жизнь не всегда идет гладко, но когда человек целыми дня¬ми вынужден заставлять свое тело двигаться си¬лой воли, это означает, что его телесная динамика серьезно нарушена, и есть опасность возникнове¬ния болезней.
Настоящая грация тела не есть нечто искусст¬венное, — это часть естественного человека, одно¬го из божественных существ. Однако, если она однажды утеряна, ее можно обрести вновь, только вернув телу его духовность. Для того, чтобы это сделать, нужно понять, почему и каким образом его обаяние было потерянно. Но, поскольку нельзя найти потерянную вещь, если не знаешь, что конк¬ретно потерял, мы должны начать с изучения есте¬ственного тела, в котором движения, чувства и мысли сплавляются в нечто единое и полное обая¬ния. Мы будем изучать тело как отдельную, само¬регулирующуюся энергетическую систему, которая тесно связана с окружающей средой и от которой зависит ее существование. Взгляд па тело с энер¬гетической перспективы позволит нам понять сущ¬ность телесного обаяния и духовности тела без мистицизма. Это приведет нас к познанию связи чувствительности с обаянием. При отсутствии чув-ствительности движения становятся механически¬ми, а мысль — абстракцией. Человека, душа кото¬рого полна ненависти, мы можем, конечно, наставлять заповедями о любви, но трудно ожи¬дать, что от этого будет какая-то польза. Однако, если нам удастся вернуть ему духовность, любовь к ближнему расцветет в нем заново. Мы изучим также некоторые нарушения, которые разрушают дух человека, уменьшают обаяние его тела, подры¬вают его здоровье. Сосредоточение внимания на обаянии как критерии здоровья, позволит нам по¬нять многие проблемы эмоциональной жизни, на¬рушающие здоровье, а также развить обаяние, его улучшающее.
Дух и материя соединяются в понятии обаяния и доброты. В теологии доброту определяют как "божественное влияние, исходящее из сердца для того, чтобы возродить его, приблизить к Богу и сохранить". Ее также можно определить как боже¬ственный дух тела. Этот дух проявляет себя в ес-тественном обаянии тела, а также в благодарности человека всем живым существам. Обаяние и доб¬рота — это состояние святости, целостности, свя¬зи с жизнью и с тем, что божественно. А .эти поня¬тия — синонимы здоровья.

Глава 1
Духовность и грация
Наше стремление к здоровью может принести ре¬зультат только в том случае, если мы рассматрива¬ем позитивную модель здоровья. Определение здо¬ровья как отсутствия болезнен — эго негативное определение, поскольку такой взгляд на тело на¬поминает взгляд механика на автомобиль, в кото¬ром он может заменить отдельные части, не нару¬шая работы всего механизма. Тоже самое нельзя сказать о каком-либо живом организме и о челове¬ке в особенности. Мы можем чувствовать, а маши¬ны этого не могут. Мы движемся спонтанно, чего не может ни один механизм. Мы также глубоко связаны с другими живыми организмами и приро¬дой. Наша духовность происходи! именно из это¬го чувства единения с силой и порядком более ве¬ликими, чем мы сами. Не имеет никакого значения, дадим ли мы этой силе имя, или же, как древние, оставим ее без имени.
Если мы принимаем тот факт, что человеческие существа обладают духом, мы также должны при¬нять то, что здоровье связано с духовностью. Я уверен, что утрата чувства единения с другими людьми, животными и природой серьезно мешает психическому здоровью. На уровне отдельного че¬ловека мы определяем это как чувство изоляции, одиночества и пустоты, которое может привести к депрессии, а в более острых случаях — даже к шизоидному уходу от жизни. Вообще не замечает¬ся тог факт, что когда связь с миром обрывается, наступает также потеря связи со своим телесным "я". Именно отсутствие ощущения своего тела яв¬ляется основой депрессии и шизоидных состояний. Это происходит вследствие понижения жизненной энергии тела, упадка его духа или энергетического состояния. В сущности, невозможно отделить пси-хическое здоровье от физического, ибо настоящее здоровье объединяет в себе оба этих аспекта. Не¬смотря на это, в медицине нет никаких достовер¬ных критериев для физической оценки психичес¬кого здоровья. Его возможно определить лишь как отсутствие жалоб и беспокоящих элементов в лич¬ности пациента.
Объективно психическое здоровье можно опре¬делить по уровню жизненной энергии, который проявляется в быстроте взгляда, цвете и темпера¬туре кожи, спонтанности выражений лица, живос¬ти тела, а также грациозности движений. Особен¬но важны глаза — окна души. В них мы можем видеть жизнь духа человека. В тех случаях, когда дух отсутствует (например, при шизофрении), — глаза пусты. В состоянии депрессии глаза груст¬ные, и часто в них видна глубокая тоска. У чело¬века, находящегося между этими состояниями, гла¬за бывают матовыми и неподвижными, — это свидетельствует о том, что нарушена функция по¬нимания того, что человек видит. В большинстве случаев глаза становятся матовыми от тяжелых переживаний и травматических ситуаций в детстве. Поскольку глаза важны для наших отношений с другими людьми и с окружающим нас миром, мы проанализируем их функции подробнее в девятой главе, названной "Лицом к миру". Люди с живы¬ми, блестящими глазами обычно смотрят друг дру¬гу прямо в лицо, устанавливая зрительный контакт, который объединяет чувства людей. Живой цвет и тепло га кожи — результат хорошего крово¬снабжения внешних слоев тела сердцем, которое бьется под влиянием "божественного духа". Этот дух проявляется также в жизненной .энергии тела и грациозности движений Греки были правы, ут¬верждая, что здоровый дух может существовать только в здоровом теле.
В свете вышеизложенного можно задать вопрос: молено ли лечить психические заболевания, не об¬ращая внимания на состояние тела? И можно ли лечить болезни тела, не обращая внимания на ду¬шевное состояние пациента? Если цель терапии состоит в излечении отдельного симптома болез¬ни, концентрация па ограниченном элементе лич¬ности, у которой этот симптом присутствует, име¬ет смысл и может оказаться успешной. Почти вся практика медицины использует этот вид лечения. Однако это не возвращает полного здоровья и не воздействует на причину заболевания, на так на¬зываемые личностные факторы, предрасполагаю¬щие человека к заболеванию. Конечно, не всегда возникает необходимость вникать в эти подробно¬сти. Если мы имеем дело с переломом или инфи¬цированной раной, можно воздействовать непос-редственно на больное место, чтобы ускорить заживление.
Несмотря на локальный подход к болезням, за¬падная медицина достигла удивительных результатов в их лечении. Хотя ее отношение к телу яв¬ляется механистичным, знание механики как в структурной, так и в биохимической областях, по¬зволяет врачам творить чудеса. Однако у этого типа медицины есть явные ограничения, которые не хо¬тят замечать врачи. Множество распространенных болезней не поддаются такому лечению. Заболева¬ния поясничного отдела позвоночника, которым часто сопутствует раздражение седалищного нерва, очень распространены у жителей западных стран, но немногие хирурги-ортопеды понимают лгу про¬блему и могут ее успешно лечить. Другим заболе¬ванием, не поддающимся врачебному знанию, яв¬ляется артрит. Известна непобедимость рака. Напомню, что это болезни всего организма, и их можно понять только посредством целостного под¬хода к человеку.
Несколько лег тому назад я лечил женщину с острым кишечным заболеванием. У нее была ал¬лергия на многие продукты, включая хлеб, мясо и сахар. Потребление любого из этих продуктов вы¬зывало у нее спазмы желудка и приступы поноса, которые ослабляли ее. Она была вынуждена при¬держиваться определенной диеты. Несмотря на большую осторожность, приступов поноса избежать ей не удавалось. Она постоянно боролась со своим малым весом и недостатком энергии. Она, конеч¬но, искала помощи у многих врачей, обследования у которых показывали, что ее кишечник заражен паразитами. Лекарства, которые ей прописывали, приносили только кратковременное облегчение. Казалось, паразиты пропадали, чтобы вскоре по¬явиться снова.
Как терапевт я хорошо изучил ее. Назовем ее Рут. Рут была филигранной женщиной, довольно симпатичной, с красивым лицом. Однако две чер¬ты мешали ее красоте. Ее большие глаза были пол¬ны страха, она была близорука. Ее нижняя челюсть была необыкновенно напряжена и выдвинута впе¬ред. Это придавало ее лицу выражение неуступчи¬вости, как будто она хотела сказать: "Вам не удастся меня уничтожить." На фоне страха в ее глазах челюсть, казалось, говорила: "Я не буду вас боять¬ся." Руг, однако, не замечала этого страха.
Во время анализа всплыла следующая инфор¬мация: Рут была единственным ребенком своих родителей, которые эмигрировали в США после второй мировой войны, еще до рождения дочери. Как мы установили, у каждого па родителей были свои эмоциональные проблемы. Мать была пугли¬вой и полной страхов женщиной. Отец был болез¬ненным, по очень работящим. Рут охарактеризова¬ла свое детство как несчастное. Она чувствовала, что мать относилась к ней враждебно, возлагая на нее слишком много обязанностей по дому, кото¬рые не оставляли ей времени па игры. Она отно¬силась к ней слишком критически. Рут не могла вспомнить теплого или близкого физического кон¬такта со своей матерью. По отношению к отцу она, напротив, чувствовала теплоту и ощущала его лю¬бовь. Однако он отстранился от нее, когда она была еще ребенком.
Дух Рут был сломлен. В ее теле существовала пустота, говорящая о том, что ее дух слаб. Она не была агрессивной. С большим трудом она сохра¬няла хорошее самочувствие. Ее дыхание было плав¬ным, а уровень энергии низким. Она не понимала, что ей было трудно протянуть руку к другим лю¬дям, она приписывала это своей неуверенности в отношениях с людьми. Ее проблемы с кишечником напомнили мне именно эту неуверенность, а так¬же неспособность к приему пищи. Это выглядело так, как будто на молоко своей матери она реаги¬ровала, как на яд. Грудью ее кормили недолго и, несмотря па то, что она не могла вспомнить, когда это прекратилось, именно этот момент я считаю первым серьезным оскорблением в ее жизни. На¬верняка, враждебность матери была ядом. Второй серьезный удар — утрата близкого контакта с от¬цом, спровоцированная завистью матери к его люб¬ви к Рут. Отход отца обезоружил ее против враж¬дебно настроенной матери и принес чувство, что она больше никому не нужна.
Несмотря на то, что я старался помочь Рут, она мне не доверяла. И хотя после каждого сеанса она чувствовала себя лучше, это улучшение было не¬долгим, пока не случилось нечто удивительное. У Рут была подруга, которая рассказала ей об одной женщине, занимающейся оздоровлением в рамках Христианской науки. Рут нанесла несколько визитов этой женщине, и та рассказала ей об оздоравливающей силе веры в Иисуса Христа, объяснила Рут, что душа бессмертна, что тело может умереть, а человек живет дальше в своей душе. Она подчер¬кнула также, что Рут отождествляла себя со свои¬ми болезнями, хотя могла прервать это отождеств¬ление, объяснив себе, что болезни — это часть ее тела, а не души. Рут в то время сказала мне: "Пред¬ставьте меня, еврейку, верующую в Иисуса Хрис¬та!"
Удивительным было то, что приступы у Рут пол¬ностью прекратились. Она стала лучше выглядеть и чувствовать себя хорошо. Даже потребление про¬дуктов, к которым у нее была аллергия, не вызы¬вало неприятных реакций. Это выглядело как чудо веры, ведь вера в состоянии производить эффек¬ты, похожие на чудеса. Вере я посвятил один из следующих разделов. Но чудесное выздоровление Рут можно объяснить и в другой плоскости.
Объяснение опирается на тезис о том, что бо¬лезни и патологические состояния кишечника у Рут возникали из-за того, что она отождествлялась со своей матерью, болезненной и страдающей женщи¬ной. Важным свойством человеческой природы яв¬ляется то, что отождествление такого типа всегда направлено на обидчика. Рут, как мы видели, чув¬ствовала себя преследуемой матерью, боялась ее и ненавидела. В то же время, она очень ей сочув¬ствовала и чувствовала себя виноватой перед ней. В подсознании, или в своем духе, она была связа¬на с матерью. От этого она и страдала.
Для еврейки принятие Христа означает разрыв с семьей и собственным прошлым. Сделав это, Рут освободила свой дух от патологических связей с матерью, по крайней мере на какое-то время, побе¬див тем самым болезнь. На языке психотерапии мы называем это переломом. Перелом — это важ¬ный шаг на пути к выздоровлению и освобожде¬нию духа пациента. Он нуждается в закреплении. После этого события Рут стала более расслаблен¬ной, хотя ее спина и лицо все еще оставались на¬пряженными, а глаза — испуганными. Плотина, в плену у которой был ее дух, дала трещину, по Рут знала, что она должна решить еще несколько про¬блем и работать со своим телом для того, чтобы вернуть ему грацию.
Другой пациенткой, которая достигла перелома в терапии посредством освобождения своего духа, была Барбара. Эта шестидесятилетняя женщина около десяти лет страдала or постоянных приступов поноса. Употребление сахара или чего-нибудь сладкого обычно вызывало такой приступ. Допол¬нительным фактором был стресс. Однако самым большим источником напряжений было для нее второе замужество, полное конфликтов. Несмот¬ря на свои проблемы Барбара неохотно искала помощи, считая, что сама должна справляться со сво¬ими проблемами. Когда же она начала наконец свое лечение, прогресс был очень медленным. Барбара считала, что должна сама контролировать ход те¬рапии таким же образом, как контролировала свою жизнь. Контроль означал ограничение чувств и бе¬зэмоциональную реакцию на различные ситуации. Она боялась, что, потеряв полный контроль и ос¬вободив свои чувства, может сойти с ума.
Перелом у Барбары наступил только тогда, ког¬да она поняла, что проиграла. Ее брак находился на грани распада, ее охватила паника. Когда пер¬вый раз по прошествии многих лет Барбара начала признаваться себе в своих чувствах, она сорвалась и расплакалась. Она чувствовала, что проиграла. В молодости она была "маленькой дочкой" своего отца и верила, что всегда сможет оправдать ожи¬дания своего мужчины и удержать его у себя. По¬теря первого мужа, который умер, оставив ее одну, не помешала этой иллюзии. После сеанса, во вре¬мя которого она расплакалась, она почувствовала сильный гнев на своего отца за то, что он не сдер¬жал своего обещания любить ее, "если она будет послушной". Быть послушной девочкой означало для нее сдерживать свои чувства, а также быть силь¬ной и ловкой. Такая позиция была хороша, как ей казалось, в ее первом браке, в котором она была стороной, осуществлявшей контроль. Однако, это не принесло успеха во втором браке, где она была вынуждена увеличить контроль. В результате, у нее развился синдром сверхчувствительности тол¬стой кишки, который под влиянием стресса при¬вел к приступам поноса. После переломного этапа в терапии приступы у Барбары прекратились. Вна¬чале она приписывала это старательному избеганию сладкого. И только после того, как она на¬елась сладкого, и с ней ничего не случилась, она поняла, что избавилась от этой проблемы. Это было также и оздоровление духа, потому что, давая ос¬вобождение своим чувствам, она освободила так¬же и его.
Случай Рут показывает потенциал духовной силы в лечении тела. Христианская Наука известна сво¬ей верой в эту силу и использует ее в своей про¬грамме оздоровления. Однако медицина западно¬го мира из-за своей механической ориентации не хочет признать этой силы, которая является прин¬ципиальным элементом восточной мысли. На Во¬стоке внимание концентрируется на сохранении здоровья, а не на лечении болезни. Это требует целостного, всестороннего подхода к здоровью, чуждого западной медицине. На всей территории Востока здоровье считается состоянием равнове¬сия, гармонии между индивидуальным и косми¬ческим. Этот принцип лежит в основе практики тайцзи-цюань, программы упражнений, ориентиро¬ванных на выработку у человека чувства единения с космосом посредством медленных движений. Тот же принцип присутствует в медитации, которая ведет к успокоению сознания человека для того, чтобы он мог почувствовать внутренний дух и еди¬нение с мировым духом. Понятия равновесия и гармонии также относятся к двум великим силам, которые китайцы называют инь и ян. Эти две силы, одна из которых символизирует землю, а другая — небо, должны уравновешиваться в человеке, также как они уравновешены во вселенной. Болезнь мож¬но рассматривать как отсутствие равновесия меж¬ду ними.
Болезни Рут и Барбары можно понять как дис¬баланс этих сил. Эти силы можно обозначить как эго и тело, мысль и чувство, добро и зло. В обоих случаях отсутствие равновесия указало на доминирование головы над телом. Для Рут быть хоро¬шей означало быть чувствительной к страданиям матери и забыть о своих нуждах. Для Барбары быть хорошей означало быть ловкой и сильной, а быть плохой означало быть чувственной. В этой книге я буду постоянно подчеркивать потребность гармо¬нии между эго и телом как основу грации и насто¬ящей духовности. Важно, чтобы мы понимали, что западные и восточные философии и религии рас¬сматривают духовность пли чувство единения с высшим порядком с разных точек зрения. В то вре¬мя как в Восточной мысли духовность — это не¬что телесное мысль Запада считает ее прежде все¬го функцией ума. Э i у разницу можно иначе выразить утверждением, что па Западе духовность в основном — удел веры, а па Востоке — чувств. Верно, что вера может влиять на чувства, так как чувства могут определять убеждения. Так, в исто¬рии Рут мы видим, в какой большой мере вера в Христа и бессмертие души может повлиять на фи¬зиологические процессы в теле. С другой стороны, трансцендентное переживание, в котором мы чув¬ствуем силу духа, может склонить нас к вере в божество или укрепить эту веру. Однако, мы дол¬жны признать, что существует принципиальная разница между этими двумя взглядами на связь человека с миром. Восток всегда проявлял больше уважения к природе, чем Запад, считая, что счас¬тье человека зависит от его гармонии с природой. Дао — это путь природы. Запад, по крайней мере, в течении нескольких последних столетий идет к тому, чтобы приобрести контроль и власть над при¬родой, и это заметно в западной позиции отноше¬ния к телу. Западный человек думает о здоровье тела в категориях работоспособности, хорошего состояния, позволяющего ему работать всю жизнь как хорошей машине. Эту позицию можно m ме¬тить в физических упражнениях, которыми зани¬маются на Западе. Это поднятие тяжестей или тре¬нировка на специальных тренажерах. Восточные упражнения, такие, как йога пли тайцзи-цюань, отражают интерес к жизненности тела или его ду¬ховности.
История потери грации и обаяния повторяется при рождении каждого нового человека. Как лю¬бое другое млекопитающее, человеческий детеныш обладает врожденной животной грацией, несмотря на то, что несколько первых месяцев его движе¬ния неумелы, и он должен выработать у себя ко¬ординацию мышц, которая со временем позволит ему двигаться так хорошо, как ему это будет нуж¬но. Даже полная обаяния серпа сразу после рож¬дения неуклюже ковыляет перед тем, как в пер¬вый раз крепко встать на ноги. Однако никакое животное не предпринимает сознательных усилий для того, чтобы развивать координацию, так как она генетически запрограммирована и развивается сама по мере роста тела. Уже с первых месяцев жизни грудной ребенок делает движения действи¬тельно полные грации. Наиболее явным примером является вытягивание губ для того, чтобы добрать¬ся до груди матери и сосать ее. В этом движении, напоминающем раскрытие лепестков цветка под действием лучей утреннего солнца, есть какая-то мягкость и грациозная плавность. Губы - это та часть тела ребенка, которая развивается первой.
Сосание необходимо для жизни ребенка. Наобо¬рот, многие взрослые, которых я встречал в жиз¬ни и с которыми работал, не могут выдвигать губы естественным образом. У многих губы растянутые и твердые, а щеки напряжены, что придает лицу унылое выражение. Некоторым сложно даже ши¬роко раскрыть рот. Когда ребенку всего лишь не¬сколько месяцев от роду, он может протянуть руку, чтобы прикоснуться к матери мягким, деликатным движением.
Тем не менее, в процессе роста дети рано или поздно теряют свое обаяние по мере того, как им приходится поддаваться внешним ожиданиям, пре¬небрегая при этом своими внутренними импульса¬ми. Когда их собственные импульсы перемешива¬ются с приказами родителей, дети быстро приходят к убеждению, что если они ведут себя плохо, зна¬чит они и сами плохие. Почти во всех случаях импульсы и поведение очень маленьких детей не¬винны, а ребенок просто вереи своей природе. Ти¬пичным примером является поведение усталого ребенка, который хочет, чтобы его взяли на руки. Тем временем мать сама может быть усталой, воз¬можно, она занята или несет тяжелые сумки, что не позволяет ей поднять ребенка. В этой ситуации плачущий ребенок приводит мать в отчаяние сво¬им отказом идти. Некоторые матери отчитывают ребенка и приказывают ему перестать плакать. Если его нервирующее поведение продолжается, мать может его ударить, что приводит к увеличению потока слез. Пока еще (в данном примере) ребе¬нок не потерял своей грации. Пока ребенок пла¬чет, его тело остается мягким. Грудные дети часто могут ощущать фрустрацию и боль. Эго приводит их маленькие тела к напряжению, но ненадолго.
Вскоре подбородок ребенка начинает дрожать, и он разряжается плачем. Когда сквозь тело прохо¬дит волна плача, его напряженность растворяется и напряжение уходит. Однако приходит время, когда ребенка начинают наказывать за плач, и он должен задушить в себе спазмы и проглотить сле¬зы. Именно в тот момент он утрачивает состоя¬ние блаженства и уже "не идет к благодати", как говорил Джозеф Кембел. Другим естественным чув¬ством, которое трудно принять многим родителям, является гнев, особенно, когда он направлен про¬тив них самих. И все-таки, дети спонтанно атаку¬ют родителей, когда чувствуют, что их ограничи¬вают или навязывают им свою волю. Немногие родители могут принять гнев своего ребенка, так как он угрожает их власти и контролю. Так или иначе, они будут учить своего ребенка, что гнев -плохое поведение, и что он будет наказан за это. Даже такие невинные проявления как беготня, кри¬ки или активное поведение могут разозлить неко¬торых родителей, которые требуют, чтобы ребенок успокоился, вел себя прилично и сидел тихо.
Для многих детей список запретных видов по¬ведения, за которые их ждет наказание, очень ве¬лик. Определенная область контроля со стороны родителей, конечно, необходима в воспитании. Тем не менее, ключевым вопросом слишком часто ста¬новится не го, что хорошо для ребенка, а то, что подходит родителям. Этот конфликт очень часто перерождается в борьбу за власть. Здесь не имеет значения, кто выиграет в таком конфликте, так как в итоге проигрывают обе стороны. Несмотря на го, поддается ребенок или же бунтует, прерывается нить любви, соединяющая ребенка с отцом или матерью. Вместе с потерей любви теряется духовность ребенка, и он утрачивает свою грацию. Утра¬та грации — это физическое явление. Мы замеча¬ем это по тому, как люди двигаются или стоят. На консультациях я часто вижу пациентов страдаю¬щих депрессией. Как я писал в своей ранней рабо¬те (A.Lowen, "Depression and the Body" New York, 1973), депрессия влияет не только па сознание че¬ловека, но также на движения, аппетит, дыхание и производство энергии. Чтобы полностью понять это заболевание, я наблюдаю за телом. Я очень часто вижу кого-то в позе "послушного ребенка'', ожидающего родительских распоряжений. Эта нео-сознаваемая позиция стала частью их личности, укоренившись в структуру тела. Когда мы позво¬ляем пациентам осознать это поведение, неизмен¬но выясняется, что родители считали их послуш¬ными детьми. Из таких "хороших детей" вырастают хорошие работники, но, если не наступит ради¬кальная перемена в их личности, они никогда не достигнут полноты жизненной силы и обаяния.
Часто говорят, что мы созданы нашими пережи¬ваниями, но сейчас я хочу это сказать совершенно дословно. Наши тела отражают наши пережива¬ния. Для иллюстрации этого утверждения я опи¬шу три случая из собственной практики. Первый касается психолога из Голландии, который был участником семинара, который я вел много лет на¬зад в институте Эссален. Обычная практика био¬энергетической терапии — поиск в теле человека указаний на прошлые переживания. Тело этого человека имело необычную странность, а именно: глубокое (на шесть дюймов) углубление с левой стороны тела. Никогда раннее такого углубления я не видел и не был в состоянии объяснить его себе. Когда я спросил голландца, в какой ситуации оно появилось, он сказал, что появилось оно как не¬большая впадина в левом боку, когда ему было 11 лет. В течение последующих трех лет впадина уг¬лубилась, достигнув состояния, в котором я ее уви¬дел. Голландец никогда не обращался к врачам, так как углубление не затрудняло нормального фун-кционирования тела. Я спросил, случилось ли не¬что важное в его жизни, когда ему было 11 лет. Он ответил, что его мать вышла в это время вто¬рой раз замуж, и что он был выслан в интернат. Это не произвело впечатления на остальных чле¬нов группы, но для меня было важным. Я сейчас же понял значение этого углубления: чья-то рука сильно оттолкнула его.
Вторым случаем был молодой человек с такими широкими плечами, каких я раньше никогда не встречал. Когда во время консультации я обратил па это внимание, он рассказал мне о своем отце, которого он очень уважал. Он сказал, что когда-то, когда ему было 16 лет, он вернулся домой из военной школы. Отец попросил, чтобы он стал око¬ло пего перед зеркалом. Молодой человек заме¬тил, что ростом он равен отцу, И ему пришла в голову мысль, что если бы он еще немного вырос, то смотрел бы на отца сверху вниз. С того дня он не вырос больше ни на сантиметр, в то время как плечи становились все шире. Для меня стало ясно, что вся энергия роста пошла в стороны, чтобы спа¬сти сына от возможности перерасти отца. Третьим случаем может служить молодой человек высоко¬го роста (около 190 см). Он жаловался, что чув-ствует себя отделенным от жизни. Он говорил, что во время ходьбы не чувствует нижних частей своих ног и своих стоп. Когда он делал шаг, то не мог почувствовать, когда его стопа соприкасалась с землей. Своего роста он достиг, когда ему было около 14 лет. Когда я расспрашивал его о жизни, он отмстил, что в это время его отец перешел из общей спальни родителей и занял комнату маль¬чика. Последнему пришлось спать на чердаке. По его собственным словам, он воспринял это как "пи¬нок вверх".
Для большинства людей такого рода эмоциональ¬ные оскорбления не кажутся достаточно сильны¬ми для того, чтобы произвести такие заметные де¬формации тела. Однако, как я указал, глубина и сила чувств человека часто выражаются в реакци¬ях тела. Каждое переживание, которое человек пережил, касается его тела и остается в психике. Если переживание приятное, то оно позитивно влияет на здоровье, жизненность и грацию тела. В случае болезненных негативных переживаний все наоборот. Если личность может адекватно реаги¬ровать на нанесенное ей оскорбление, го его по¬следствия не будут длительными, так как раны за¬живают. Но если реакция будет заблокирована, то оскорбление оставит в теле след в виде хроничес-кого напряжения мышц. Подумаем, что происхо¬дит с ребенком, которого учат, что плач — пове¬дение, которого нельзя принять. Реакция плача находится в теле и каким-то образом должна быть заблокирована, если она не может быть выражена. Чтобы справится с этой реакцией, мышцы, прини¬мающие участие в плаче, должны быть напряжены и остаться в этом напряженном состоянии, пока реакция плача полностью не пройдет. Однако, эта реакция не умирает, а только отступает внутрь тела и продолжает существовать в подсознании. Ее мож¬но снова активировать после многих лет в процес¬се терапии или после какого-нибудь сильного переживания. Пока это не произойдет, задействован¬ная группа мышц (в данном случае мышцы губ, щек, горла) останется в хроническом напряжении. О том, что это является частой проблемой, свиде-тельствует распространенное напряжение щек, ко¬торое в тяжелых случаях известно как синдром височно-челюстного сустава.
Когда в геле возникает хроническое напряже¬ние мышц, естественная реакция подсознательно блокируется. Хорошим примером является случай мужчины, плечевые мышцы которого были до та¬кой степени напряжены, что он не мог поднять руки над головой. Такая блокировка являлась слу¬чаем торможения импульса поднять руку на отца. Когда я спросил его, был ли он когда-либо зол на своего отца, он ответил, что никогда. Мысль, что он мог бы его ударить, была для него также невоз¬можна, как и для его отца. Тем не менее, послед¬ствием этого запрета было подавление естествен¬ных движений плеч. Несколько лет тому назад, в Японии, я был свидетелем того, как трехлетний ребенок колотил кулаками свою маму. На меня произвело впечатление то, что мать ничего не сде¬лала, чтобы удержать его или каким либо образом ответить. Я узнал позднее, что только когда ребен¬ку исполняется шесть лет, его учат контролю, не-обходимому для умения вести себя в обществе. Пока ребенок не достигнет 6 лет, его считают невинным существом, неспособным отличить то, что нужно делать от того, что нельзя. У шестилетнего ребен¬ка эго уже настолько развито, что обучение проис¬ходит сознательно, опираясь на знания, а не на страх. На этом этапе ребенок считается достаточно зрелым, чтобы он мог сознательно брать за образец поведение своих родителей. Наказанием за недостаточное усердие в обучении является физичес¬кое насилие, ограничение в проявлении любви к нему или возникающее у ребенка чувство вины. В этом возрасте ребенок начинает ходить в школу. В нашей культуре господствует сильная тенденция начинать этот процесс раньше. (Об этом этапе жиз¬ни читайте в работе A.Lowcn "Fear of Life" New York, 1981). Дети помладше также обучаются, но их обучение полностью спонтанно. Заставляя де¬тей исполнять множество предписании и правил, пока они не достигнут этого возраста, мы ограни¬чиваем их жизненность, спонтанность и обаяние. Видимо, у японцев и других пародов Востока спо¬собность оценивать ребенка как невинное существо происходит от глубокого уважения к природе. Если мы живем в гармонии с природой и самим собой, мы можем также жить в гармонии и со своими деть¬ми. Западные люди стараются подчинить себе при¬роду. Если мы эксплуатируем ее, то будем также эксплуатировать своих детей.
Однако по мере индустриализации стран Восто¬ка, люди, живущие там, становятся похожими па людей Запада. Промышленное общество опирает¬ся на силу, которая вначале является силой дей¬ствия, но в итоге становится силой власти. Сила изменяет отношение человека к природе. Понятие гармонии уступает место контролю, а уважение — эксплуатации. Одновременное стремление к влас¬ти и стремление к гармонии мешают друг другу. Вероятно, невозможно избежать того, что люди Востока будут страдать теми же эмоциональными расстройствами, что и западные люди, а именно: беспокойством, депрессией и утратой обаяния.
Возвращение к старому образу жизни, к сожа¬лению, невозможно. Однажды потерянную невинность невозможно вернуть. Именно из-за этого ста¬рые практики восточных философов не в состоя¬нии решить эмоциональные проблемы, с которы¬ми мы имеем дело сегодня. Даже самая длиннейшая медитация не вернет способность плакать человеку, у которого реакция плача была подавлена Ни¬какие упражнения йоги не освободят напряжения плеч у человека, который не смеет поднять руки в гневе на тою, кто был для него авторитетом. Это не значит, что медитация или йога не имеют ника¬кого положительного действия. Существуем мно¬жество практик и упражнении, имеющих большую ценность для здоровья. Например, массаж одина¬ково приятен и цепей для здоровья. Танец, плава¬ние и прогулки — это тот вид движения, который я настоятельно рекомендую. Чтобы заново обрести те тесное обаяние, нужно знать, как оно было по¬теряно. Главная задача анализа — чтобы человек осознал это.
Я хочу подчеркнуть, что, когда я говорю об ана¬лизе, то я не имею в виду психоанализ. Нельзя сделать движения грациозными, лежа на кушетке или сидя в кресле и разговаривая о своих пережи¬ваниях. Такой разговор необходим и полезен, по с хроническим напряжением мышц, которому сопут¬ствует потеря грации, необходимо бороться на уров¬не тела. Этим занимается биоэнергетика — подход, который я стараюсь развивать и совершенствовать уже около 35 лет. Этот подход объединяет в себе идеи Востока и Запада и ис¬пользует силу ума для понимания напряжений, которые связывают тело. Он мобилизует энергию тела для того, чтобы избавиться от этих напряже¬ний.
Связующем нитью здесь является понятие энер¬гии, которое мы находим в Восточной и Западной медицине. Энергия — это сила, стоящая позади духа. Это фундамент духовности тела. Если ее ис-пользовать сознательно, она становится очень мощ¬ной. В следующей главе мы рассмотрим восточное и западное понятие энергии и покажем, как био¬энергетика интегрирует их.

Глава 2
Энергия

Восточная религиозная мысль характеризуется тем, что объединяет дух или духовность с энергетичес-ким взглядом на тело. Например, хатха-йога пред¬полагает существование двух противоположных энер¬гий: "ха" — энергии Солнца и "тха" — энергии Лупы Цель хатха-йоги — достижение равновесия между этими двумя силами. Согласно Йесудиан и Хайх — авторам книги "Йога и здоровье", — наше тело про¬низано позитивными и негативными потоками энер¬гии, и когда эти потоки полностью уравновешивают¬ся, мы наслаждаемся идеальным здоровьем. (Selva Yesudian, Elisabeth Haich "Yoga ami Health", New York, 1953.) Легко понять, почему первобытные народы считают Солнце и Луну энергетическими телами: оба они непосредственно влияют па Зем¬лю и жизнь на ней. Согласно китайской идее здо¬ровье зависит от равновесия противоположных энергий, инь и ян, представляющих энергии Зем¬ли и Неба. В китайской практике лечения акупун¬ктурой различают каналы, по которым движутся эти энергии. Посредством укалывания иглами или надавливания пальцами на акупунктурные точки можно управлять течением энергии в теле в целях излечения болезней и укрепления здоровья.
Другим способом, который используют китайцы для мобилизации энергии тела и сохранения здо¬ровья, является программа специальных упражне¬ний, известных как тайцзи-цюань. Движения тай-цзи обычно делаются медленно и ритмично, при использовании минимальной силы. Согласно Гер¬ману Канцу "удар делается на расслаблении", ко¬торое "помогает течению внутренней энергии, на¬зываемой по китайски "чи", а по японски "ки". Резервуар этой энергии находится, как считается, в нижней области живота". (Herman Kanz, "The Martial Spirit", New York, 1977). К другим аспек¬там восточной мысли, которые касаются движения энергии в теле, я обращусь в следующих главах этой книги.
Западная мысль объясняет энергию в механис¬тических категориях, как нечто поддающееся из¬мерению. Но, поскольку никакими доступными инструментами эти энергии измерить не удалось, стремящийся к точности западный ум отрицает их существование. Однако живые организмы реагиру¬ют на некоторые аспекты энергии тела так, как ма¬шины реагировать не могут. Например, возбужде¬ние, которое чувствует любящий человек, когда встречает свою любимую — явление энергетичес¬кое, которое не измерил еще ни один прибор. Жизненность, излучаемая влюбленными — сле¬дующий пример энергетического явления, которое также не зарегистрировал ни один инструмент. Несмотря на то, что кирлиановская фотография показала существование ауры пли энергетического излучения окружающего тело, еще никому не уда¬лось объяснить это явление в количественных ка¬тегориях. Еще до того, как мысль Востока начала проникать в западную культуру (что произошло совсем недавно) некоторые ученые оспаривали точ¬ку зрения, что тело является всего лишь сложной биомеханической машиной, оживленной неким неясным духом и облагороженной метафизической душой. В прошлом столетии французский писатель и философ Генри Бергсон постулировал су¬ществование силы или витальной энергии, так на¬зываемой elan vital, которая оживляет тело. При¬верженцы витализма, как было названо это направление, не могли принять мысль, что функ¬ционирование живого организма можно полнос¬тью объяснить в химических или физических ка-тегориях. Однако, по мере развития техник и методов научного исследования, которые дали воз¬можность выяснить биохимическую основу теле¬сных процессов, на витализм стали смотреть как на нечто не поддающееся научному исследованию, не имеющее отражения в объективной реальности.
Современная медицина также придерживается этого взгляда. Когда я начал изучать медицину (мне было тогда тридцать шесть лет), я много размыш¬лял о том, какое значение для здоровья могут иметь чувства, и как мы можем объяснить такие явления как любовь, храбрость, гордость и красота. Зна¬ния, которые я получил в медицинской академии, были очень ценными, но ни одно из ниже назван¬ных понятий там даже не упоминалось. Не рас¬сматривались даже такие важные эмоции как страх, гнев и грусть, так как считалось, что это явления психологические, а не физиологические. Боль изу¬чалась лишь исходя из неврологической и биохи¬мической точек зрения, ну а чувством удовольствия вообще никто не занимался, несмотря на то, что оно представляет такую мощную силу нашей жиз¬ни.
Самым серьезным белым пятном в медицинс¬ком образовании в го время была (да и сейчас до некоторой степени присутствует) сексуальность че¬ловека. Каждому врачу известно, что эта функция необычайно важна для жизни и здоровья. И насколько к функции репродуцирования подошли исчерпывающе, настолько сексуальность обделена вниманием из-за того, что она не относится к ка¬кому-либо одному органу, а связана с чувствами, охватывающими все тело. Благодаря изучению именно этой функции Вильгельм Райх понял, в чем состоит роль энергии в процессе жизни.
Современные медицинские пауки занимаются прежде всего функциями органов. Врачам прихо¬дится специализироваться в лечении отдельных систем, таких как дыхание, кровоснабжение или пищеварение. Наука о целостном человеке неиз¬вестна западной медицине. Можно подумать, что это область психиатрии или психологии, однако эти дисциплины ограничились изучением мысли¬тельных процессов и их влиянием на тело.
Идея о том, что мыслительные процессы при¬надлежат к одной области, так называемой психо¬логии, а физические процессы к другой, так назы¬ваемой медицине органов, не согласуется с моделью принципиальной целостности человеческой лично¬сти. Такой взгляд — результат отделения духа от тела и ограничение его сферой сознания. Этот раз¬рыв искалечил психиатрию и истощил медицину. Единственным способом справится с этим наруше¬нием целостности человека является возвращение психики в тело человека. Здесь было ее первона¬чальное место. Единство тела и духа выражено в греческом корне psychein, что означает дыхание. Целостный взгляд на человеческий организм при¬вел бы к признанию того, что тело пронизано ду¬хом, который оживляет психику и контролирует его работу.
Поскольку такое определение психики происхо¬дит от витализма, наука не может его принять.
Таким образом, оно было вытеснено в царство ме¬тафизики. Однако, именно с помощью психоло¬гии в форме психоанализа был открыт путь к по¬ниманию духа как энергетического явления. Эта дорога привела психологов па территорию сексу¬альности, которая игнорировалась традиционной медициной. Фрейд предстал перед проблемой сек¬суальности, стараясь понять истерические симпто¬мы, психосоматические заболевания, которые ни медицина, пи психология не могли объяснить, пока Фрейд не опубликовал своего классического уче¬ния. Он показал, что истерия — это результат пе¬ренесения в физическую плоскость психического конфликта, связанного с сексуальностью и проис¬ходящего из раннего травматического сексуально¬го переживания. Однако ни Фрейд, ни другие пси¬хоаналитики не были в состоянии объяснить, каким образом происходит это перенесение. В результате психосоматическая медицина страдала от разрыва между психикой и соматикой и не могла их объе¬динить.
Объединить психику и соматику смог Вильгельм Райх, использовавший для этого понятие энергии. Он понял, что конфликт возникает одновременно на двух уровнях: психическом и соматическом. Он подошел к психике и соматике, как к двум аспек¬там — мыслительному и физическому — одного неделимого процесса. Подходящей метафорой мо¬жет быть реверс и аверс монеты, ведь, чтобы мы ни делали с монетой, это касается обеих ее сторон. Так же и сознание и тело составляют две разные функции, взаимно влияющие друг на друга. Райх сформулировал свою концепцию, как принцип пси¬хосоматического единства и противоположности. Общность существует на глубинном энергетическом уровне организма, в то время как на уровне наблюдаемых явлений существует противополож¬ность. Эти, на первый взгляд сложные взаимоот¬ношения, можно ясно представить при помощи иллюстрации модели этих связей (рис. 2.1).

Энергетический процесс
Рис.2.1. Райх рассматривает психику и таю как единые на глубоком уровне, но противоположные на поверхностном уровне.

Возникает вопрос, касающийся природы этого энергетического процесса, а также участвующей в нем энергии. Райх представлял этот процесс как пульсацию, как возбуждение и расслабление, ко¬торые можно почувствовать в виде энергетических потоков в теле. Идея энергии, действующей в теле (конкретно в его сексуальной функции), принад¬лежит Фрейду. Он открыл, что другие физичес¬кие недомогания, такие, как неврастения, ипохон¬дрия или беспокойство, связаны с нарушением сексуальной функции. Поскольку половой акт сопровождается эмоциональной разрядкой, Фрейд считал, что эта разрядка имеет энергетический ха¬рактер и постулировал, что сексуальное влечение возникает в результате накопления сексуальной энергии, которую он назвал либидо. Сначала Фрейд считал, что либидо — это физическая энергия, но, не сумев доказать ее существование, определил ее позднее как психическую энергию сексуального вле¬чения. Сделав это, он увеличил пропасть между сознанием и телом.
В отличие от Фрейда, Юнг рассматривал либи¬до как энергию, которая включает в себя все функ¬ции и движения тела. Однако он не назвал ее фи¬зической силой. В результате этого дух, психика и либидо остались физическими понятиями, а ду¬ховность - понятием сознания.
Райх вернулся к изначальной фрейдовской кон¬цепции либидо как физической энергии и провел некоторые эксперименты, чтобы определить, мож¬но ли ее измерить. Он открыл, что электрический заряд на поверхности эрогенной зоны (грудь, губы и ладони) увеличивался, когда эта зона стимули¬ровалась. Болезненное воздействие на эту зону по¬нижало заряд. Кроме того, Райх показал, что при приятной стимуляции усиливался кровоток в зоне возбуждения, в то время как болезненной стиму¬ляции соответствовало некоторое уменьшение кро¬вотока. (Wilhelm Reich "The Function of the Orgasm" New York, 1934.)
Эти эксперименты позволили Райху разрешить конфликт между виталистами и механицистами. В мертвой материи нет зависимости между прият¬ной стимуляцией, набуханием и увеличением элек-трического потенциала. Однако он подчеркнул, что "живая материя функционирует, опираясь на те же законы физики, что и неживая материя". Про¬сто эти законы действуют по-другому, так как жи¬вое тело является особой энергетической системой.
Но позднее Райх пришел к убеждению, что в процессе жизни участвует особый вид энергии. Он назвал ее "оргоном" и утверждал, что это протоэнергия Вселенной. В период сотрудничества с Райхом я также поверил в существование этой энер¬гии. Я считаю, что существуют доводы, доказыва¬ющие, что энергия процесса жизни является энер¬гией, отличной от электромагнетизма. Мы можем согласиться, что для питания жизни нужна энер¬гия. Чтобы избежать споров, которые могут воз¬никнуть при использовании термина оргон или другого подобного названия, говоря об энергии жизни, я использую термин биоэнергия. Посколь¬ку моя форма психотерапии опирается на концеп¬цию энергетических процессов тела, я называю ее биоэнергетическим анализом.
Чтобы облегчить читателям понимание дальней¬ших рассуждений, я начну сейчас отступление, объясняя, в чем состоит биоэнергетический ана¬лиз. Личность в биоэнергетическом анализе рас¬сматривается как пирамидальная структура. На вер¬хушке — голова, где находятся сознание и эго. У основания, на самом глубоком уровне тела нахо¬дятся энергетические процессы которые заставля¬ют человека действовать. Эти процессы, проявля¬ются в движениях, которые вызывают эмоции, а завершаются мыслями. Зависимость между этими процессами представлена на рис 2.2.
Пунктирная линия между разными уровнями личности указывает на взаимозависимость этих пластов. В биоэнергетическом анализе, для того, чтобы понять личность, изучается каждый уровень.


Рис. 2.2. Иерархия личности.

Из-за их исключительной значимости в центре вни¬мания находятся энергетические процессы, лежа¬щие в основе пирамиды. Объектом пристального внимания являются энергетический потенциал дан¬ного человека и способ, которым он используется.
Мы знаем, что энергия производится в теле в результате биохимических реакций. Несмотря на всю свою сложность химия метаболизма похожа на процесс, где горючее становится энергией, по общей формуле:
Р (топливо или продукты питания) + О = Е (энергия)
Живые организмы от неживой природы отлича¬ет тот факт, что в организмах этот процесс проис¬ходит внутри мембраны, благодаря чему произве¬денная энергия не теряется в окружающую среду, а используется организмом для выполнения своих жизненных функций. Одна из главных функций — это получение из окружающей среды необходимых элементов для производства энергии. Необходи¬мо, чтобы мембрана была проницаемой для продуктов питания и кислорода, а также для удале¬ния продуктов распада. В случае более сложных организмов, чем бактерии или простые однокле¬точные, этот процесс объединен с активным поис-ком необходимых продуктов. Поэтому движения организма не могут быть случайными. Они долж¬ны управляться некой формой чувствительности к окружающей среде. Как заметил один из ведущих исследователей функционирования протоплазмы, "возможно, у протоплазмы нет разума, но то, что она делает — разумно". Разве не является разум¬ным стремление к пище, любви н приятным кон¬тактам и отступление перед опасностью или бо¬лью? Это не механический процесс, гак как каждый организм постоянно изучаем свое окружение. Это приближение и отступление - часть пульсационной активности. Внутри организма она включает в себя сердцебиение, дыхание, перистальтику кишеч¬ника и т.д. Все это результат возбуждения каждой клетки и каждого органа тела. Таким образом, мы можем сказать, что жизнь — это состояние конт¬ролируемого внутреннего возбуждения; возбужде¬ние производит энергию, необходимую для под¬держания внутренних функций, а также для совершения внешних действий, поддерживающих или увеличивающих возбуждение организма.
Мы рождаемся с огромным потенциалом чувстви¬тельности к побуждающим факторам; с возрастом эта чувствительность уменьшается. Я думаю, что эту утрату чувствительности можно объяснить тем, что с возрастом тело становится более структури¬рованным и жестким. Наконец, приходит время, когда пожилой человек настолько укореняется в своих стереотипных навыках, что практически не способен спонтанно двигаться. Я не помню, чтобы я когда-либо видел пожилого человека, прыгаю¬щего от радости гак, как это делают дети. У груд¬ных детей наиболее живые и одухотворенные тела, ибо они более, чем кто-либо другой, чувствитель¬ны к окружающей среде и другим людям. В го же время пожилые люди одухотворены более созна¬тельным образом, ибо в большинстве своем пони¬мают, насколько сильно они связаны с окружаю¬щим миром. В понятии духовности тела содержится мощный дух или сильное сознание духовного удов-летворения.
Процесс построения связи с внешним миром является энергетическим процессом. Чтобы попять, как это происходит между двумя людьми, предста¬вим себе два камертона, настроенных на одну час¬тоту. Когда они находятся рядом, то удар по одно¬му из них вызывает вибрацию второго. Подобным образом можно объяснить связь между двумя глу¬боко влюбленными людьми. Образ двух сердец, бью¬щихся как одно, может быть чем-то большим, чем простой метафорой. Как мы показали, наши сердца и тела — это пульсирующие системы, излучающие волны, которые могут действовать на другие сердца и тела. Довольно часто у матерей наблюдается спо¬собность чувствовать, что переживают их дети, что зависит от этого типа связи между ними.
Чувства единения с Вселенной можно достичь, утратив или преодолев свое эго. Эго - это грани¬ца, создающая индивидуальное сознание. Внутри этой границы содержится самоподдерживающаяся энергетическая система, основной чертой которой является состояние возбуждения. На рисунках 2.3 А-В организм представлен как окружность вокруг пульсирующего корня энергии. Без существования границы не могли бы существовать сознание и эго.

Удовольствие = движе¬ние крови и возбужде¬ния к поверхности тела
Боль = отток крови и энергии oт поверхности
Граница проницаема или ослабленa = слабое эго

Волны интенсивного возбуждения преодоле¬вают сильные границы потоком чувств = радость

Рис. 2.3 Энергетические процессы a mow.
А. Нормальная реакция на удовольствие и боль.
Б. Энергетический процесс, происходящий в результате от давления эго.
В Энергетические процессы в состоянии повышенного возбуждения.

Рис. 2.3 Л представляет нормальное энергети¬ческое взаимодействие организма со своим окру¬жением, когда он переживает удовольствие или боль. Эго выступает посредником в интересах самосохранения (когда организм испытывает болевое раздражение) пли само¬реализации (когда организм получает приятную стимуляцию).



Рис. 2.3 Б показывает, как волны возбуждения переходят от корня к миру в случае ослабления эго В этом случае сознание уже не является инди¬видуальным. Результатом такого опыта, который можно пережить в глубокой медитации, является состояние тишины и покоя.
На рис. 2.3 В внутреннее возбуждение стано¬вится настолько сильным, что волны, которые оно излучает — как во время оргазма или другого ра¬достного возбуждения - переполняют эго, излу¬чаясь за его границы. В этом случае человек пере¬живает чувство единения с космосом, но это не чувство покоя, а экстаз.
Перейдем теперь к практическим аспектам этих рассуждений на тему энергии. Одной из самых ча¬стых проблем здоровья людей в нашей культуре является депрессия Трудно определить частоту, с которой она встречается, так как у нас нет объек¬тивных критериев, по которым мы распознаем деп¬рессию, за исключением ее самых явных форм Человек в состоянии клинической депрессии мо¬жет лежать без движения в кровати или сидеть в кресле, не показывая ни малейшего желания ак¬тивно участвовать в жизни. Во множестве случаев сопутствующим симптомом является чувство от¬чаяния. У других депрессия может объединяться с беспокойством или может чередоваться с периода¬ми усиленной активности. Когда доминируют ко¬лебания настроения, мы говорим, что состояние маниакально-депрессивное. В случаях такого типа очевидно, что пациент перескакивает из состояния сверхактивности в состояние недостаточной актив¬ности.
В то время как случай острой депрессии легок для распознавания, хроническая депрессия часто вообще не распознается. Человек может жаловать¬ся на усталость и приписывать этому уменьшение своей активности - это одна из черт такой депрес¬сии. Но если после продолжительного отдыха все-таки чувствуется усталость, то верным диагнозом будет депрессия. Когда пациент входит в контакт с собой во время терапии, часто можно услышать такие замечания: "Теперь я понимаю, что состоя¬ние депрессии было у меня большую часть жизни. Как случилось, что я ее не замечал?" Ответ прост: мы старались быть занятыми. Большинство моих пациентов признает, что их активность — это за¬щита от депрессии; когда они начинают чувство¬вать усталость, то начинают новое дело. Интерес¬но, что такие занятия могут способствовать физическому и психическому пробуждению дан¬ной особы, возрастет уровень энергии, однако, рано или поздно, депрессия вернется.
Конкретной травмой, предрасполагающей чело¬века к депрессии, является потеря любви. (Пол¬ный анализ причин и способов лечения депрессии вы можете найти в работе A.Lowen "Depression and the Body" New York, 1977.) Грудной ребенок, ко¬торого лишили тесного контакта с матерью или с личностью, которая заменяла ему мать, может впасть в состояние депрессии и умереть. Незави¬симо от возраста нам всем нужна связь с кем-то, кто нас любит, чтобы поддержать чувствительность наших тел. Пожилые люди, потерявшие любимого товарища, часто теряют желание жить. Большин¬ство взрослых людей могут протянуть руку многим людям, чтобы установить контакт, в то время как дети и пожилые люди ограничены в своей спо-собное™ создавать узы любви Тем не менее, чув¬ство такого единства им абсолютно необходимо для здоровья.
Еще до рождения ребенок тесно связан со своей матерью. В лоне эта связь самая интимная и самая тесная из возможных. Родившись, ребенок пыта¬ется заново почувствовать тепло этого контакта у груди пли в объятиях матери Такие контакты для грудных детей очень важны. Они побуждают его тело, стимулируют его функции, дыхание и пище¬варение. Приятная физическая близость дает по¬зитивные эффекты всю жизнь, обновляя энтузи¬азм и жизненную силу человека.
Потеря близкого человека часто вызывает боль в сердце или спазм в груди. Все, за исключением самых маленьких детей, могут пройти это пережи¬вание и разблокировать спазм внутри себя, опла¬кивая эту потерю. Плач освобождает напряжение и возвращает телу свободное состояние. Когда пульсация сердца снова становится сильной, вол¬ны возбуждения доходят до поверхности тела и проникают дальше. Возбуждая другие тела, эти волны создают энергетические связи между ними.
Маленькие дети, потерявшие любовь, к сожале¬нию, не могут придти в себя, пока не будет созда¬на новая связь. Освобождение напряжения и рас¬слабление, которое приносит плач, необходимо маленькому ребенку для поддержания силы пуль¬сации в своем теле. Часто бывает так, чго потеря любви вызвана не смертью или потерей матери, а лишь невозможностью для ребенка удовлетворе¬ния основного желания любви. Мать могла сама быть обиженным ребенком, который страдал из-за утраты любви своей собственной матери. Здоровый и энергичный отец, возможно, способен реагиро¬вать на нужды ребенка, но он не в состоянии пол¬ностью заменить мать, даже если он может при¬глушить боль разбитого сердца. В большинстве случаев сердечная боль из-за утраты любви матери не проходит у человека и во взрослом состоянии, проявляясь в виде хронических болей в груди и затрудняя дыхание. Уменьшая доступ кислорода в организм, такие хронические напряжения задержи¬вают производство энергии.
Такой человек не сможет поднять уровень своей энергии просто посредством увеличения количе¬ства пищи и кислорода. Если тело не нуждается в дополнительной энергии, то избыток питания от¬кладывается в виде жира, а избыток кислорода ве¬дет к состоянию гипервентиляции. Организму не¬обходимо равновесие между использованием энергии и ее накоплением. Равновесие между на¬коплением и выделением энергии контролируется потребностью. Увеличения базового уровня энер¬гии у человека можно добиться только благодаря оживлению тела посредством выражения чувств. Отсутствие жизненной энергии всегда является результатом сдерживания чувств.
Одним из удивительных последствий понижен¬ного уровня энергии является возрастание актив¬ности, которая, в свою очередь, возникает из по¬пытки найти любовь. Большинство детей, переживших потерю любви считают, что эта поте¬ря произошла из-за того, что они не смогли заслу¬жить эту любовь. Большинство матерей закрепля¬ет такое чувство вины в ребенке, ругая их за то, что они слишком много требуют, чересчур энер¬гичны, строптивы. Ребенок скоро поймет, что, если он хочет получить хоть немного любви, он должен приспособиться к требованиям матери. Это преду¬беждение, что любовь необходимо заслужить, обычно сохраняется до взрослого возраста, когда оно часто проявляется в стремлении к достижени¬ям, к успехам. Такое поведение типично для лю¬дей со склонностью к поведению "типа А", для которого характерно преувеличенное стремление к подтверждению своей ценности вместе с подавле¬нием гнева, что проявляется в частом раздражении. Поведение "типа А" является главным фактором, ведущим человека к депрессиям и болезням сердца. (M.Friedman and R.H.Rosenman "Type A, Behavior and Your Hearth" New York, 1981, A.Lowen "Love, Sex And Your Heart", New York, 1989.) Такого рода поведение также ответственно за хроническую ус¬талость людей в нашей культуре.
К сожалению, большинство людей не умеет сни¬зить темп своей жизни настолько, чтобы почувство¬вать, что они устали, находясь под давлением жиз¬ни, веры в необходимость жить дальше так, как они жили до этого, поскольку от этого зависит их выживание. Чувство усталости будит в них трево¬гу, что они не смогут продолжить борьбу. Боль¬шинство людей не могут сказать самому себе: "Не могу." Когда они были детьми, их учили, что ска¬зать: "Не могу" — равносильно признанию пора¬жения, а значит, что они недостойны любви.
Существует физическая причина, из-за которой возрастает активность при понижении уровня энер¬гии. Невозможно расслабиться, если уровень энер¬гии слишком низок, так как для снятия напряже¬ния мышц необходима именно энергия. Этот факт, несмотря на то, что он не очень сильно известен, можно легко проиллюстрировать и объяснить.
Когда мышцы напрягаются, они выполняют ра¬боту, которая использует энергию. В состоянии напряжения они не смогут выполнить больше ни¬какой работы. Чтобы мышцы расслабились и были способны выполнять работу, необходимо, чтобы мышечные клетки произвели необходимую для это¬го энергию Это, в свою очередь, требует притока кислорода и удаления молочной кислоты. Прин¬цип работы мышцы показан на рисунке 2.4.
Расслабленная
Разрядка
Сокращенная
Заряжение





Рис . Энергия в мышце. Расслабленная мышца энергетически заряжена и растянута, в то время как сокращенная мышца после использования своей энергии в процессе работы, сжата.
Рассмотрим растянутую мышцу, как натянутую пружину. Она сейчас наполнена энергией. Когда мышца сжимается, чтобы выполнить некую рабо¬ту, она становится короче и тверже. По мере ис¬пользования пружина теряет энергию Мышца ре¬генерируется и расслабляется, увеличивая свой энергетический потенциал, что подобно растяже¬нию пружины для того, чтобы она могла выпол¬нить дальнейшую работу.
Когда человек переутомлен, а уровень его энер¬гии низок, он может легко попасть в состояние
Психология те га
сжатия, также как человек, страдающий маниакаль¬ным психозом, у которого гипервозбудимость и гиперактивность предваряют состояние депрессии Классическим примером этого состояния является беспокойный и возбужденный ребенок, который, несмотря на усталость не может успокоиться и ус-путь. Родители, в конце концов, могут накричать на пего или наказать, чтобы успокоить. Ребенок реагирует взрывом плача, родители обнимают его и прижимают к себе. Он засыпает. Плач заставля¬ет ребенка дышать глубже, что дает ему энергию, необходимую для расслабления.
Человек с высоким уровнем энергии редко впа¬дает в состояние высокого возбуждения, так как его тело, благодаря расслабленным мышцам, мо¬жет удержать высокий уровень напряжения. В ре¬зультате движения его свободные, спонтанные и полны грации. Как автомобиль с двигателем боль¬шой мощности, который с легкостью поднимается на гору, люди с большим количеством энергии дви¬жутся по жизни с минимальными усилиями. И только в ситуации кризиса у них можно отметить определенные усилия, но даже тогда у них доста¬точно энергии, чтобы создать впечатление, что они все делают с легкостью.
Возможно, что никакая другая часть тела так вы¬разительно не показывает жизненную силу тела, как глаза. Их считают зеркалом души. Но это так¬же и зеркало тела. Они показывают состояние внут¬ренней энергии тела человека. Когда эта внутрен¬няя энергия горячая, ее яркое пламя блестит в глазах. Например, глаза влюбленного человека блестят, отражая состояние подъема энергии. В глазах также проявляются чувства. Они искрятся, когда человек весел, сияют, когда человек счастлив, и теряют блеск, когда он утомлен. Так как глаза выполняют такую важную роль в жизни че¬ловека, мы вернемся к ним в одной из следующих глав этой книги.
Состояние и вид кожи — еще один способ для оценки состояния жизненной энергии. У людей с высоким уровнем энергии кожа, независимо о г цвета, розоватая, гак как она хорошо насыщена кровью. Это возможно, когда волна возбуждения из глубины организма доходит до поверхности тела, давая коже сильный заряд энергии. Серый, бело¬ватый, желтоватый или бронзовый оттенок пока¬зывает, что кожа недостаточно обеспечена энерги¬ей и приток крови к ней уменьшился. Сухая, твердая или холодная кожа говорит о том, что имеются проблемы как на уровне кровоснабжения, так и на энергетическом уровне. Состояние кожи указыва¬ет на эмоциональное состояние человека. Напри¬мер, в состоянии страха кровь оттекает от поверх¬ности, оставляя кожу бледной, холодной и даже липкой. Гусиная кожа также указывает на страх. Она появляется в результате того, что эластичные волокна кожи сжимаются и волосяные луковицы поднимаются.
Опыт формирует тело. Реагируя на чувственное прикосновение, тело расслабляется под действием приятного возбуждения. Тело ребенка, не имею¬щего тесного контакта с матерью, напрягается и становится холодным. Его чувствительность уменьшается, а внутренняя пульсация снижается. У здорового человека эта пульсация сильная и про¬должительная, что позволяет человеку контакти¬ровать с миром. Такие открытые миру, любящие люди — редкость в нашей культуре. Приведенный далее набор вопросов поможет вам оценить ваше энергетическое состояние.

Энергетический аутодиагноз Низкий уровень энергии

1. Чувствуете ли вы себя усталым?
2. Трудно да вам вставать утром? Чувствуете ли вы себя выспанным?
3- Чувствуете ли вы себя загнанным, усталым, подавленным?
4. Находитесь ли вы постоянно в движении?
5. Трудно ли вам расслабиться, спокойно посидеть?
6. Свободно ли вы двигаетесь, или ваши движения резкие и поспешные?
7. Трудно ли вам уснуть?
8. Чувствуете ли вы себя иногда удрученными?

Если на большинство вопросов вы ответили по¬ложительно — у вас низкий уровень энергии.

Высокий уровень энергии
1. Хорошо ли вы спите и просыпаетесь ли вы отдохнувшими?
2. Ясные и блестящие ли у вас глаза?
3. Приятно ли вам выполнять свои обычные обязанности?
4. С оптимизмом ли вы ждете следующий день?
5. Нравится ли вам состояние покоя?
6. Грациозно ли вы двигаетесь?

Если на большинство вопросов вы ответили по¬ложительно — у вас высокий уровень энергии.

Эта книга имеет целью помочь вам в понимании своего тела, как внешнего проявления, духа. Нуж¬но не только понять, но и прочувствовать. В сле¬дующих главах мы изучим факторы, которые влия¬ют на ваше энергетическое состояние. Вы изучите Упражнения, которые позволят вам оживить тело и придать грацию вашим движениям.

Глава 3 Дыхание


Право быть собой реализуется с нашим первым вдохом. Насколько сильно мы ощущаем это право, можно увидеть по нашему дыханию. Если бы мы все дышали таким же естественным образом, как животные, уровень нашей энергии был бы высок, и мы бы редко страдали от хронической усталости или депрессии. Однако большинство людей нашей культуры дышат неглубоко и имеют склонность за¬держивать выдох. И, что хуже всего, они даже не подозревают о том, что у них есть проблемы с ды¬ханием. Зато они стремительно несутся по жизни, задерживаясь иногда, чтобы сказать друг другу, что "едва успевают глотнуть воздуха".
Большинство существующих сегодня программ тренировок подчеркивают необходимость глубоко¬го дыхания. Дыхательные упражнения с давних времен являются интегральной частью йоги. Одна¬ко рекомендованные разными школами дыхатель¬ные упражнения, несмотря на свою огромную цен¬ность, не содержат объяснения, почему у людей существуют такие проблемы с правильным, есте¬ственным дыханием. Этой проблемой мы и займемся в данной главе. Мы должны вначале понять дина¬мику дыхания.
Как все мы знаем, дыхание доставляет тканям кислород для поддержания метаболизма. К сожа¬лению, организм не сохраняет кислород в каких-либо значительных количествах, поэтому, когда дыхание прекращается больше, чем на несколько минут, наступает смерть. (В отличие от дыхания без воды можно прожить несколько дней, а без пищи — несколько месяцев.) Таким образом, ды¬хание не является просто механическим процес¬сом. Это один из аспектов глубокого телесного ритма расширения и сжатия, который находит свое выражение также в пульсации сердца. Более того, оно является выражением духовности тела. Биб¬лия говорит, что сотворяя человека, Бог взял ку¬сок глины и вдохнул в него жизнь. Идея, что воз¬дух содержит некую силу, необходимую для жизни, является важным элементом философии индуиз¬ма, в которой ее называют "праной". Такой жиз¬ненной силой является кислород, который спосо¬бен заставить мертвую субстанцию, такую, как дерево, гореть. Подобную способность кислород проявляет и в живых организмах.
Дыхание имеет непосредственную связь с состо¬янием возбуждения. Когда мы расслаблены и спо¬койны, наше дыхание свободное и спокойное. В состоянии сильного эмоционального возбуждения дыхание становится быстрым и интенсивным. В состоянии страха мы дышим резко и задерживаем дыхание. В состоянии напряжения наше дыхание становится поверхностным. Справедливо также и обратное утверждение: глубокое дыхание успокаи¬вает тело.
Впервые я отметил связь между напряжением и дыханием, когда, будучи кандидатом в корпус обу¬чения резерва, стрелял из карабина в тире. Не¬смотря на мои старания, пули не попадали в центр мишени. Наблюдая за мной, инструктор посове¬товал мне сделать три глубоких вдоха и выдоха и нажать на спуск на третьем выдохе. Он также ска¬зал, что если я буду задерживать дыхание во время стрельбы, то мое тело будет напряжено и рука будет дрожать. Он был прав, что я и подтвердил своим следующим выстрелом. Этот случай я хоро¬шо запомнил, но я не применял в жизни это от¬крытие вплоть до времени своего лечения у Виль¬гельма Райха. Терапия у него наглядно дала мне понять, как часто я задерживаю дыхание. Я мог бороться с этой тенденцией, концентрируя внима¬ние на дыхании. Полезность этой концентрации я мог отметить не один раз во время лечения у сто¬матолога. Когда я лежу на зубоврачебном кресле, я концентрируюсь на свободном и глубоком дыха¬нии, стараясь одновременно максимально рассла¬биться. Если дантист не сверлит в сверхчувстви¬тельном месте, боль легко переносится и нет нужды в новокаине. В течение нескольких последующих лет после терапии у Райха я работал над своим дыханием, все сильнее осознавая его, а также вы¬полнял биоэнергетические дыхательные упражне¬ния, с которыми мы встретимся в этой главе. Эти упражнения отличаются от обычных дыхательных упражнений тем, что они вырабатывают навык ес¬тественного дыхания, независимо от нашей волн. Я не нахожу слов, чтобы полностью выразить, ка¬кие благие последствия принесла мне эта работа. Она положительно повлияла на мое здоровье, ук¬репила меня, а также позволила вести себя более свободно и естественно во всех стрессовых ситуа¬циях. Она бесценна во время публичных выступ¬лений, гак как позволяет мне избегать напряже¬ния, связанного с выступлениями перед большим количеством людей.
Важно, чтобы мы осознавали свое дыхание и об¬ращали внимание на то, дышим мы носом, ртом или задерживаем дыхание. Важным указанием на это является вздох, так как это реакция организма на задержку дыхания. Нормальное дыхание слы¬шимо, и лучше всею оно слышно во время сна. Люди, которые дышат почти бесшумно, серьезно вредят своему дыханию.
В отличие от вздохов, функция которых — вы¬пускание воздуха, при позевывании воздух втяги¬вается в легкие. Зевание — это признак усталости или сонливости, оно возникает, когда запасы энер¬гии требуют пополнения. Иногда это признак ску¬ки. В стимулирующих и возбуждающих ситуациях дыхание усиливается, а энергия возрастает. Есте¬ственное дыхание, как дышит ребенок или животное, вовлекает в эту работу все тело, хотя не все его части работают активно, но на каждую из них влияют дыхательные волны, проходящие по телу. Когда мы втягиваем воздух, энергия берет начало в глубине брюшной полости и поднимается вверх, к голове. Во время выдоха волна перемещается от головы в направлении стоп. Эти волны легко мож¬но увидеть, также как и помехи процессу дыха¬ния. Частой помехой является задержка волны на уровне пупка или таза. Это не позволяет вовлечь таз и брюшную полость в процесс дыхания и при¬водит к поверхностному дыханию. Глубокое дыха¬ние вовлекает нижнюю часть брюшной полости, которая выпячивается при вдохе и втягивается при выдохе. Это может казаться несколько ошибочным, гак как воздух никогда фактически не попадает в брюшную полость. Тем не менее, во время глубо¬кого брюшного дыхания расширение нижней части брюшной полости позволяет нижним отделам лег¬ких легче и полнее расширяться, что углубляет Дыхание. Все маленькие дети дышат именно таким образом.
При поверхностном дыхании дыхательные дви¬жения не выходят за пределы грудной клетки и диафрагмы. Движения диафрагмы вниз ограниче¬ны, что вынуждает легкие расширяться наружу. Это вызывает излишнее напряжение организма, так как расширение грудной клетки, заключенной в жесткий каркас ребер, требует больше энергии, чем расширение брюшной полости. Почему этот спо¬соб дыхания, требующий больших энергетических затрат при более низком насыщении организма кислородом, встречается чаще? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять, как связаны меж¬ду собой дыхание и чувства.
Глубоко дышать - означает глубоко чувство¬вать. Если мы глубоко дышим животом, эта об¬ласть оживает. Сдерживая глубокое дыхание, мы тормозим некоторые чувства, связанные с живо¬том. Одним из этих чувств является 1русть, так как живот принимает участие в глубоком плаче. Этот вид плача можно назвать "плач животом". Основа такого плача — глубокая печаль, которая во многих случаях граничит с отчаянием Дети рано понимают, что посредством втягивания и напря¬жения живота можно избежать проявления болез¬ненных чувств грусти и печали.
Иметь плоский живот может казаться эстетич¬ным и модным. Чтобы подчеркнуть свою молодость, манекенщицы в журналах обычно позируют с втя¬нутыми, плоскими животами. Но плоский живот указывает также на недостаточную полноту жиз¬ни. Когда мы определяем нечто как плоское, мы имеем в виду, что эта вещь не имеет вкуса, цвета п оригинальности. У меня часто была возможность слышать из уст особ с плоскими животами жалобы па внутреннюю пустоту. Отсутствие чувствительности в этой части тела означает также недостаток великолепного сексуального чувства тепла и ра¬створения в районе таза. У таких людей сексуаль¬ное возбуждение ограничено, главным образом, гениталиями. Эта проблема является следствием сдерживания сексуальных чувств в детстве. Нада¬вив на живот кулаком, мы не почувствуем сопро¬тивления, как если бы в нижней части живота была дыра; однако, если живот большой и круглый, та-кой дыры мы не почувствуем. В этих случаях необ¬ходимо склонить этого человека к глубокому ды¬ханию животом, чтобы вернуть ему жизнь и чувствительность в эту область тела. Даже если человек осознает, что он дышит неглубоко, ему необходимы специальные упражнения, активизи¬рующие такое дыхание. Можно, например, посо¬ветовать ему дышать, сопротивляясь давлению ла¬дони на живот. В лечении эмфиземы легких используется метод, когда пациенту предлагают ды¬шать, пересиливая вес грузика, помещенного у него па животе, поднимая его силой вдоха и позволяя ему медленно опускаться во время выдоха. Другой метод открыть дыхание состоит в том, чтобы лечь на пол, подложить под шею свернутое одеяло, со¬гнуть колени, ягодицы сильно прижать к полу. (Полное описание этих упражнений и иллюстра¬ции к ним вы можете найти в книге A. Lowen "The Way to Vibrant Health" New York, 1977.) Какой бы метод мы не использовали для того, чтобы углу¬бить дыхание и почувствовать его в глубине таза, в результате проявляется чувство печали и сексу¬альность. Если мы сможем принять эти чувства — 'I особенно если сможем глубоко расплакаться — вес тело радостно оживет. Я был свидетелем того, как этого достигли многие мои пациенты.
О том, как велико значение пустоты или полно¬ты живота, я убедился из следующего наблюдения. Наша сука породы колли несколько лет тому назад родила 14 щенков. Четверо последних родились мертвыми, так как роды длились слишком долго. Но десять щенков — это все равно больше, чем сука может выкормить одновременно. Вскоре мы поняли, что все молоко попадает к самым силь¬ным щенкам, и что слабейшие скоро погибнут. Призванный на помощь ветеринар посоветовал допускать к груди сначала слабых щенков, тогда они насытятся. Сильные и так смогут высосать до¬статочно молока, чтобы утолить голод. Но как мы могли различить, какие из них были сильнейши¬ми или слабейшими? Мы решили ощупывать их животики. Те, чьи животики были полные на ощупь, попадали в одну корзинку, а тех, животы которых при ощупывании казались пустыми, мы клали в другую корзинку. Этих последних мы пус¬кали кормить первыми. Таким образом все десять щенков выжили и выросли здоровыми псами.
При других заболеваниях дыхания грудная клетка движется мало, дыхание главным образом диафрагмальное, с некоторым расширением брюшной полости. В этом случае грудная клетка слишком раздута, временами настолько, что напоминает на вид бочку. Такой внешний вид может показаться мужественным, но приводит к эмфиземе. Посто¬янное слишком сильное наполнение воздухом груд¬ной клетки растягивает и надрывает нежную ткань легких, в результате чего кислорода в кровь посту¬пает недостаточно, несмотря на болезненные уси¬лия вдохнуть побольше воздуха. Даже если такое состояние имеет менее выраженную форму, это создает опасность для здоровья, так как неподвижность грудной клетки является большой нагрузкой для сердца.
Самый значительный опыт, связанный с дыха¬нием, я получил во время моего первого сеанса у Вильгельма Райха. Во время своей психоаналити¬ческой практики Райх заметил, что когда пациент воздерживается от выражения какой-либо мысли или чувства, он задерживает дыхание. Это была форма сопротивления, но Райх, вместо того, чтобы направлять внимание пациента на это сопротивле¬ние, советовал ему лишь свободно дышать. Как только пациент освобождал свое дыхание, он ста¬новился разговорчивым и освобождал свои мысли и чувства. Отметив эту закономерность, Райх скон¬центрировался на дыхании, лежащем в основе со¬знательного и бессознательного сопротивления, которое строит пациент.
Во время моего первого сеанса у Райха я лежал на кушетке в одних шортах, чтобы он мог наблю¬дать за моим дыханием. Райх ограничился тем, что велел мне дышать. Мне казалось, что я исполняю это, но через 10 минут Райх заметил: "Лоуэн, вы не дышите!" Я ответил, что дышу, и что в против¬ном случае я был бы мертв. Он ответил: "Но ваша грудная клетка не движется!" Он попросил меня, чтобы я положил руку на его грудь и посмотрел, как она поднимается и опускается с каждым вдо¬хом и выдохом. Я заметил, что моя грудная клетка движется намного слабее, чем у него, и решил мо¬билизовать ее, чтобы она двигалась в ритме моих вдохов и выдохов. Я делал это в течение несколь¬ких минут, дыша ртом. В это время Райх попро¬сил, чтобы я открыл глаза. Когда я открыл их, из моей груди вырвался крик. Я услышал этот крик, но он показался мне чужим. Я не чувствовал страха, я был просто удивлен. Райх приказал мне за¬молчать, чтобы не мешать соседям, и я замолчал Я снова начал дышать ртом, и через минут десять Райх снова попросил меня открыть глаза. Еще раз у меня вырвался крик, и снова я услышал его как бы снаружи, словно у меня с ним не было ничего общего. Когда я покинул кабинет Райха, то понял, что у меня есть какая-то важная проблема, о кото¬рой я не знаю. Я понял также, что свободное, глу¬бокое дыхание помогает достичь подавленных чувств и освободить их.
Райх посвятил следующие терапевтические се¬ансы глубокому дыханию, попросив меня заранее сказать ему о своих негативных мыслях и чувствах по отношению к нему. Так он хотел раскрыть от¬рицательный перенос, для того, чтобы отметить, проанализировать и исключить его. После вступи¬тельной беседы я ложился на кушетку и дышал. Когда какая-либо мысль казалась мне важной, я делился ею с Райхом. Однако важнее всего было отдаться естественному дыханию. Когда я делал что-то, чтобы углубить дыхание, Райх говорил: "Не делай этого, позволь, чтобы это происходило само по себе." Вначале это заставляло меня ошибаться, поскольку я старался исполнить его инструкции как можно лучше. Конечно, ничего драматическо¬го не произошло. Посредством сознательного ды¬хания я неосознанно контролировал освобождение своих чувств. Первый сеанс убедил меня, однако, что подход Райха был верным. Таким образом я продолжал терапию, стараясь, чтобы мое дыхание стало естественным.
В течение первого месяца терапии я регулярно ощущал парестезии (чувство ползания мурашек по ногам и рукам), что было следствием гипервентиляции. Несколько раз случались болезненные по¬щипывания и мышечные спазмы. Руки в это вре¬мя казались мне когтями птицы, и я не мог двигать пальцами. Райх заверил меня, что ого пройдет, когда мое дыхание выровняется. Действительно, так и случилось.
У большинства из пас симптомы гипервентиля¬ции возникают, если мы начинаем глубоко дышать, лежа без движения. Физиологически это можно объяснить тем, что такого рода дыхание слишком понижает уровень углекислого газа в крови, что приводит к такой реакции. С этим можно спра¬виться, дыша в бумажный пакет, ибо в этом слу¬чае часть окиси углерода снова абсорбируется. По мере хода терапии я перестал чувствовать симпто¬мы гипервентиляции после глубокого и свободно¬го дыхания. Я понял, что понятие "гипер" являет¬ся сравнительным по отношению к прежней глубине дыхания. Другими словами, симптомы ги¬первентиляции появляются, если мы начнем ды¬шать глубже, чем мы привыкли. Как только орга¬низм привыкает к глубокому дыханию, такая "гипервентиляция" перестает быть "гипер".
Эти симптомы можно также объяснить тем, что дыхание заряжает тело энергией. Если тело дан¬ного человека привыкло к некоторому уровню энер¬гии или возбуждения, то оно будет заряжено бо¬лее, чем нужно, что проявляется в болезненном состоянии. Если этот повышенный заряд не будет разряжен, то тело сожмется, и появятся описан¬ные выше симптомы. Когда человек сможет пере¬носить высокий заряд энергии, тело будет чувство¬вать себя живее. Именно это и случилось со мной, когда я расслабился во время терапии у Райха. С симптомами гипервентиляции можно также справиться или уменьшить их, нанося удары по кушет¬ке или делая другую, достаточно исчерпывающую работу для того, чтобы израсходовать лишнюю энер¬гию.
Во время моей собственной терапии, когда я про¬должал работу над дыханием и отпускал свое тело, случились два следующих драматических проис¬шествия. Однажды, когда я, отдыхая, лежал на тренировочном мате, что-то двинулось во мне, колебля мое тело, пока я не встал. Минуту я стоял неподвижно, а затем начал колотить мат кулака¬ми. Когда я это делал, я увидел лицо своего отца. Я знал, что бью его за то, что он шлепнул меня — событие, которое я совсем не помнил. Когда через какое-то время после этого я встретился с отцом, я спросил его, ударил ли он меня когда-либо. Он признался, что сделал это один раз, когда я заста¬вил нервничать мать, вернувшись слишком поздно домой со двора.
То, как я спонтанно поднялся с мата, удивило меня. В отличие от моего первого сеанса у Райха, когда я кричал, не чувствуя никакого страха, на этот раз я ощущал полную силу своего гнева. Надо понимать, что пи один из моих поступков не был выполнен сознательно. Нечто на более высоком уровне — на уровне бессознательного, как назвал его Фрейд - приказало мне так сделать.
Идея действия без участия сознания является центральным понятием в практике и философии дзен. Евгений Харригел, описывая свои упражне¬ния дзен в мастерстве стрельбы из лука, пишет: "Нужно дойти до точки, когда сам не выпускаешь стрелу, но нечто делает это за тебя." (Eugene Harrigel "Zen and the Art of Archery" New York, 1971.) Нечто подобное действует в нас, либо посредством нас, но не принимается как сознание. Это определенного рода сила, по такая, которая, по-видимому, обладает своим собственным созна¬нием, более глубоким и широким, чем наше обыч¬ное сознание. Если нам необходимо дать ей опре-деление, то можно назвать ее духом, живущим в нас, который мобилизует нас к действию.
Другими словами, опыт духовности тела зави¬сит не от действия, а от чувства силы внутри себя, которая больше, чем сознательное Я.
Второй поворотный пункт в моей терапии на¬ступил некоторое время спустя. Во время одного из сеансов, когда я лежал па топчане и отдыхал, у меня было ясное впечатление, что я близок к тому, чтобы увидеть картину на потолке. Во время не¬скольких следующих сеансов это чувство усили¬лось. Потом эта картина появилась. Я увидел лицо моей матери, смотрящее на меня свысока, в гневе. Я ощутил себя в семимесячном возрасте, лежащим в коляске перед домом. Перед этим я плакал о маме, по мой плач, вероятно, отвлек ее от какого-то за¬нятия. Когда она вышла ко мне, у нее было такое холодное и суровое выражение лица, что я замер. Я понял, что крик, который я в то время не выда¬вил из себя, был тем криком, который я издал во время своего первого сеанса у Райха. Он все еще пребывал в моем горле, которое было гак зажато, что я не мог ни крикнуть, ни глотнуть. Много лет позднее, во время рабочего семинара, который я проводил, случилось нечто, что помогло мне это понять. Один из участников предложил, чтобы мы поработали над моим телом для того, чтобы рас¬слабить некоторые мои напряжения. Я согласил¬ся. Я лежал на полу, а две женщины работали од¬новременно над моим телом. Одна занялась моим зажатым горлом, а другая стопами, то есть двумя областями, где напряжение было наибольшим. Я помню, что чувствовал себя беспомощным, и в этот момент почувствовал в горле острую боль, как будто кто-то мне его перерезал. Я понял, что моя мать психически подрезала мне горло, так что мне трудно было говорить или плакать.
Этот крик вырвался, когда я возбудил свою грудь дыханием. Крик застрял в моем горле, но в моей груди осталась боль из-за злости на мать. Именно эта боль разбитого сердца, потери любви мамы была тем, что я должен был подавить в себе, чтобы вы¬жить, так как когда я боролся криком и плачем, требуя груди, это обернулось против меня. Мне удалось приглушить эту боль, напрягая грудную клетку, но следствием этого был огромный стресс, отрицательно влияющий на сердце. Я жил в бес¬сознательном страхе, что меня покинут, or которо¬го мог освободиться, только посмотрев в глаза стра¬ху и оплакав свою потерю.
Не все разделяют этот взгляд, по торможение чувств заставляет человека бояться. Он становит¬ся, как говорится, скелетом в шкафу, на который мы боимся взглянуть. Чем дольше это чувство скры¬вается, тем больше мы его боимся. Во время тера¬пии мы понимаем, что когда двери шкафа будут открыты, то есть когда приглушенные чувства бу¬дут освобождены, они безусловно окажутся менее ужасными, чем мы ожидали. Одним из преиму¬ществ является то, что мы уже не беспомощные дети. У большинства из нас достаточно развитое сильное эго, способное справляться с чувствами, в то время как у ребенка такого эго не было. Однако силу эго нельзя использовать, когда мы имеем дело с подавленными чувствами, потому что они неосознанны. Подавленные чувства подобны теням в ночи, — наше воображение делает их все более устрашающими, пока они не превращаются в при¬видения.
Если вы склонны подавлять свои чувства, если вы не можете выплакаться, то, вероятнее всего, у вас будут нарушения дыхания. И если вы задер¬живаете в себе чувства, то и грудная клетка будет задерживать в себе воздух. И она, вероятно, будем раздута. Женщины более свободны в выражении чувств, чем мужчины: плач приходит к ним легче, и в результате их дыхание более свободно, у них реже появляются сердечные недомогания, и они живут дольше. Это не значит, что у них нет эмоциональных проблем, или что их дыхание пол¬ностью естественно. Женщины, которые берут за образец для подражания такие мужские ценности, как твердость и спортивность, а также сдержива¬ние своих чувств, подвергаются той же опаснос-ти, что и мужчины, и у них также может быть раздутая грудная клетка. Особенно податливы к этому курильщики обоего пола. Курение создает впечатление дыхания, не доставляя, однако, орга¬низму достаточно кислорода, который мог бы про¬будить болезненные чувства.
В интересах собственного здоровья важно, что¬бы мы осознали свой стиль дыхания. В этом может помочь упражнение, приведенное ниже. Оно дол¬жно также помочь углубить дыхание. Сначала об¬ратите внимание на размеры своей грудной клетки и посмотрите, глубоко ли вы втягиваете воздух и надолго ли вы его задерживаете. Если это так, то у вас могут быть не только проблемы с полным вды¬ханием воздуха, но и с выражением своих чувств.

Упражнение 3.1

В позиции сидя, лучше всего на твердом стуле, произнесите своим обычным голосом "а-а-а", глядя на секундную стрелку своих часов. Если вы не в состоянии удержать звук по край¬ней мере в течение 20 секунд, это значит, что у вас есть проблемы с дыханием.
Чтобы поправить свое дыхание, повторяйте эго упражнение регулярно, стараясь продлить время звучания этого звука. Упражнение нельзя назвать опасным, но у вас может быть одышка. Ваш организм будет реагировать ин¬тенсивным дыханием, чтобы пополнить уро¬вень кислорода в крови. Такое интенсивное дыхание освобождает напряженные мышцы грудной клетки, позволяя им расслабиться. Этот процесс может закончиться плачем.
Можете выполнить это упражнение, считая вслух в постоянном ритме. Использование го¬лоса непрерывным образом требует поддержи¬вать непрерывный выдох. Это упражнение бу¬дет давать такой же эффект, как предыдущее. При более полных выдохах вы будете вдыхать глубже.
В этом, а также в других упражнениях важно не стараться любой ценой добиться результата. Как все естественные функции организма, дыхание про¬сто происходит. Когда вы перестаете напрягаться и отдаетесь таинственной силе своего тела, то полу¬чаете грацию и здоровье.
А что с людьми, грудные клетки которых сво¬бодны и слабо наполнены? Это нормальное состо¬яние, если дыхание достигает глубины брюшной полости. В этом случае дыхательная волна проходит через все тело. Часто слабо наполненная груд¬ная клетка плоская и узкая, а дыхательные движе¬ния выходят за ее пределы. Людям с таким строе¬нием вдохнуть труднее, чем выдохнуть. Они не подавляют в себе чувства, но отделяют себя от них. Это особенно касается чувств, исходящих из глуби¬ны брюшной полости, таких, как грусть, отчаяние и желание. Травмы, которые эти люди получили в раннем периоде жизни, были очень болезненными. Их желание контакта не просто подавлялось время от времени, оно было полностью поглощено, что привело их к чувству, что у них нет права на радость и самореализацию. Отсюда их глубокое отчаяние.
У детей желание близкого контакта чаще всего принимает форму желания сосать грудь матери. Если использовать опыт моих пациентов в каче¬стве примера, то исполнение этого желания часто сводится на нет. Только небольшой процент взрос¬лых людей может правильно сосать. Взрослый че¬ловек, вкладывая большой палец в рот, будет, ве¬роятнее всего, легко сосать его губами. Новорожденный ребенок или животное будет со¬сать всем ртом, прижимая сосок языком к небу, в то время как горло открывается, создавая давле¬ние, и новорожденный может вытянуть из груди максимальное количество пищи. В то же время Дети, которых кормят из бутылки, сосут в основ¬ном губами. Большую часть работы за них выпол-няет сила гравитации. Таким образом, сосание пищи из груди является более активной и агрес¬сивной формой действия.
Врач-педиатр Маргарет Риббли в своей книге "Права новорожденного" (Margaritha Ribble "The Rights of Infants" , New York, 1965), ясно показала явную связь между сосанием и дыханием. Доктор Риббли утверждает, что если новорожденный ото¬рван от груди рано, в течение первого года жизни, его дыхание становится поверхностным и нерегу¬лярным. Новорожденный переживает потерю гру¬ди как потерю своего мира. Он переживает огром¬ную беду и плач тут редко помогает. Так как ребенок не в состоянии получить назад близкую связь с грудью, ему приходится подавлять свое дыхание в попытках избежать боли и тоски. Груд¬ные дети делают это обычно посредством напря¬жения мышц горла, и этот навык часто остается во взрослом состоянии, негативно воздействуя на дыхание. Чтобы дышать агрессивно, нужно чувство¬вать, как работает горло во время дыхания, подоб¬но тому, как грудные дети должны чувствовать дей¬ствия своего горла, чтобы агрессивно сосать. Одним из способов активизации мышцы горла является издавание стона во время вдоха. Можно также ис¬пользовать это во время выдоха, объединяя со зву¬ком на вдохе, как показано в следующем упражне¬нии.

Упражнение 3. 2

Примите ту же позицию сидя, что и в пре¬дыдущем упражнении. В течение одной мину¬ты дышите нормально для того, чтобы рассла¬биться. Далее, на выдохе, издайте звук, продолжающийся в течение полного выдоха. Старайтесь издать такой же звук во время вдо¬ха. Вначале это может быть трудным, но этого можно добиться, немного поупражнявшись. Чувствуете ли вы, как воздух всасывается внутрь тела? Перед чиханием тело всасывает воздух с расслабляющей силой. Ощущали ли вы это когда-либо?
Я использую это упражнение также для того, чтобы помочь людям расплакаться, когда у них су-ществуют с этим большие проблемы. Посте того, как они издают этот звук в течение трех полных циклов дыхания, я прошу их, чтобы они преврати¬ли этот звук на выдохе, в звук "ух, ух" или в звуки глотания, продолжая вокализацию на вдо¬хе. Если выдох достаточно глубок, чтобы достичь живота, это часто заканчивается неожиданным плачем. Иногда, когда человек начинает плакать, он говорит, удивляясь: "Но мне не грустно." Эта диссоциация во время доступа к глубочайшим чув¬ствам подобна тому переживанию, во время кото¬рого я кричал, не ощущая страха.
Обычно в этом случае я говорю пациенту: "Тебе грустно, потому что ты напряжен." Я имею в виду то, что он потерял чувство грации. А так как это можно сказать о нас всех, значит все мы имеем некий повод плакать.
Ничто так не улучшает дыхания, как хороший плач. Плач — наш главный механизм, освобожда¬ющий напряжение, и единственный, который дос¬тупен грудному ребенку. Мы плачем не только тог¬да, когда мы в отчаянии, но также и в момент, когда отчаяние проходит. Мать, у которой погиб ребенок, не плачет в то время, когда она его лихо¬радочно ищет, но только лишь тогда, когда его на¬ходит. Иногда люди плачут во время оргазма, по¬тому что в некотором смысле они находят в себе потерянного ребенка, который когда-то знал чув¬ство радости.
Несмотря на то, что плач необходим в случае раздутой грудной клетки, а также очень полезен в случае с грудной клеткой, недостаточно заполнен¬ной воздухом, одного его недостаточно для того,
чтобы полностью решить эти проблемы. Для моби¬лизации агрессии, необходимой для того, чтобы полностью расширить грудную клетку, нам нужны намного более сильные эмоции. Такой эмоцией является гнев. Человек, огромное желание кото¬рого не было реализовано, имее1 достаточный по¬вод, чтобы почувствовать гнев, но ему не хватает энергии для того, чтобы возбудить и удержать в себе эмоции на гаком уровне интенсивности, па котором могла бы образоваться достаточная сила. С этой целью я использую упражнения, основан¬ные на ударах по кушетке в позиции стоя. В этом упражнении колени должны быть согнуты так, что¬бы опора тела была пружинящей. Выполняющий упражнения поднимает кулаки над головой, дер¬жа руки на уровне ушей и пытаясь завести их как можно дальше за голову. Локти должны быть слег¬ка согнуты. Сущность этого упражнения в дыха¬нии. Из этой исходной позиции руки медленно вытягиваются назад три раза, во время как вы¬полняющий упражнение дышит как можно глуб¬же, наполняя грудную клетку. После третьего силь¬ного вдоха наносится удар, с одновременным резким выдохом. В большинстве случаев, если упражне¬ние повторяется от 10 до 20 раз, возникает взрыв гнева и удары уже не контролируются волей. Это упражнение может закончиться спонтанным всхли¬пыванием, когда гнев будет отреагировал. Эффект во многих случаях поразителен. Заряженное энер¬гией тело становится более живым. Один из паци¬ентов, у которого было состояние отчаяния и бес¬силия, после выполнения этого упражнения, в котором он почувствовал сильный гнев, заметил: "Я никуда не думал, что жизнь может быть так прекрасна."
Сегодня люди больше понимают то, как важно дыхание, чем это было раньше. Это происходит главным образом потому, что люди стали больше заботиться о своем здоровье и поняли позитивные эффекты физических упражнений и дыхания. Од¬нако из-за своеобразного запудривания мозгов на¬шей культурой, мы поверили, что существуют не¬кие техники дыхания. Таким образом, мы хотим научиться правильно дышать. Возникло много ошибочных рекомендаций, касающихся того, что дышать носом полезнее, чем ртом.
Многие люди считают, что необходимо дышать носом, и что рот должен быть закрыт. Эту точку зрения они аргументируют тем, что проходя через нос воздух согревается и фильтруется, что будто бы полезнее для легких. Матери часто требуют от детей, чтобы они держали рот закрытым, за ис¬ключением ситуаций, когда они говорят или едят. При этом они критически добавляют: "Что ты де¬лаешь, хочешь проглотить муху? Ты выглядишь по-дурацки с открытым ртом." Суть в том, что опу¬щенная челюсть придает лицу задумчивое выражение. Но почему нам нужно все время быть внимательными и сконцентрированными? Нужно ли нам все время быть хозяевами ситуации и свое¬го поведения? Как мы убедимся в одном из следу-ющих разделов, напряженная челюсть необходима для самоконтроля.
Дыхание носом активизирует верхние дыхатель¬ные пути, поднимая уровень ощущений и, особен¬но, — обоняния. Увеличивается концентрация внимания. В результате, когда мы дышим носом, лицо приобретает более оживленный вид. Во вре¬мя сна, в состоянии пониженной чувствительнос¬ти, челюсть отвисает, и мы дышим в основном ртом.
В общем, дыхание носом ограничено периодом спо¬койствия и пониженной активности. Когда чело¬век занят некой физической работой, требующей усилия, он дышит обычно ртом, так как организм требует больше кислорода. То же самое относится к сильным эмоциональным состояниям, таким, как гнев, страх, грусть и желание. В подобных ситуа¬циях закрыть рот и дышать носом — способ под¬держания контроля. Бывают ситуации, когда кон¬троль необходим, но также бывают ситуации, когда нужно отпустить все тормоза Способ дыхания дол¬жен зависеть от ситуации, а не от того, как "нуж¬но" себя вести Тело знает подходящую реакцию, и ему нужно доверять, — оно поступит правиль¬но, если только мы позволим ему.
Когда я читаю лекцию, я замечаю, как важно говорить медленно и оставлять себе время для ды¬хания. Это позволяет мне расслабиться и удержать концентрацию. Однако я часто замечаю, что мои слушатели дышат не глубоко. Несмотря на то, что они заинтересованы лекцией, их внимание ослабе¬вает. Когда я вижу, что они начинают развали¬ваться на креслах, я делаю перерыв и прошу их потянуться и сделать несколько глубоких вдохов. Им становится легче слушать доклад, а мне гово¬рить В подобной ситуации может оказаться чита¬тель, настолько захваченный тем, что он читает, что подсознательно ограничивает свое дыхание. Поэтому я хотел бы сейчас представить важнейшее дыхательное упражнение, которым располагает биоэнергетика.

Упражнение 3. 3

Если вы, читая эту книгу, сидите в кресле, сделайте перерыв, чтобы вздохнуть. Отогнитесь назад, поднимите руки вверх глубоко и вдохните несколько раз.


Рис 3.1 Так можно ложиться на биоэнергетический стул
.
Позволило ли это потягивание вам глубже вздох¬нуть? Когда мы сидим согнувшись, живот сдавли¬вается, и глубокое дыхание невозможно. С целью расправления живота я использую биоэнергетичес¬кий столик. Пациент лежит на столике, опираясь стопами и протягивая руки назад к стоящему за столиком стулу. В этой позиции растягиваются мышцы спины, которые должны быть расслабле¬ны, если необходимо достичь полного и свободно¬го дыхания. Когда мы стараемся избежать закрепо¬щения тела, когда ожидаем боли или неудобства, Дыхание само по себе становится глубже и полнее. Первым столиком, который я использовал для этой Цели, был старый, деревянный кухонный столик, на который я положил свернутый плед. Если у вас дома есть подобный столик, го можно его исполь¬зовать для этого упражнения Его можно также использовать для описанных выше упражнений с голосом. Пожалуйста, помните, что если упраж¬нение вызывает боль, его нужно прервать Я не знаю случаев, чтобы кто-то получил травму, ис¬пользуя столик или свернутый плед для дыхатель¬ных упражнений, но насильно заставлять себя не стоит.
Свободное дыхание — это дар Бога, который вдохнул жизнь в наши тела. Это подходящий мо¬мент, чтобы заметить, что дыхание является сино¬нимом вдохновения (лат spiro, spirare — дышать). Словари говорят, что "вдохновлять" — значит на¬полнять кого-либо оживляющим, ускоряющим или возбуждающим влиянием, а именно такой эффект дает дыхание. Иногда нам удается вдохнуть жизнь в человека с помощью искусственного дыхания методом рот в рот, так же, как в соответствии с Писанием, это сделал Boi с первым человеком. Я могу себе представить, как Бог, уже создавший мир, задерживается, чтобы глубоко вздохнуть, как каж¬дый честный работник после выполнения работы. Когда мы дышим глубоко, нам легко почувство¬вать, насколько правильно устроен мир, насколь¬ко он справедлив и красив. Мы вдохновлены Как трагично, что так мало людей дышат свободно.

Глава 4

Благодарное тело: утрата грации

Грация — естественный атрибут всех живых су¬ществ, живущих в состоянии невинности Утрата грации человеком произошла в ту минуту, когда он познал добро и зло С тех пор он уже не мог просто следовать инстинктам и доверять своим чув¬ствам. Убежденный своим сходством с Богом, он, однако, понял, что приговорен к груду для того, чтобы добывать хлеб насущный. Испробовав плод с древа познания, человек получил самосознание Самосознание — это одновременно благо и про¬клятие человечества Оно позволяет человеку тво¬рить, но также культивирует в нем жестокость и жадность. В великолепии своих достижений чело¬век может проявлять божественные черты, но в своем желании достичь как можно большего, он кажется скорее безумцем, чем Богом Благодаря самосознанию человек стал отверженным в мире природы. Может быть, лучшим определением яви¬лось бы английское слово misfit, неприспособлен¬ный. Это отражает растущее понимание современ¬ным человеком его недостаточной физической приспособленности Некоторые люди понимают свою физическую неприспособленность дословно и пытаются бегать на марафонские дистанции или поднимать тяжести Однако это не приспосабли¬вает их к жизни в естественных условиях, не по¬зволяет им почувствовать свое единение с миром и даже не помогав! им радоваться тому, что они живы и здоровы. Чтобы это почувствовать, они дол¬жны закрепить свое самосознание в сознании себя
Это два разных понятия, несмотря на похожее звучание. Чтобы быть самосознающим, человек должен посмотреть на себя со стороны, гак как это случилось со мной во время терапевтического се¬анса, когда я услышал свой крик, не ощущая стра¬ха. Самосознание означает некое раздвоение лич¬ности, которая может колебался от красоты до полной диссоциации, как при шизофрении. Для того, чтобы осознавать себя, человек должен чув¬ствовать свое тело
Есть история о сороконожке, которая, размыш¬ляя, какой из своих многочисленных ног двинуть первой, не смогла сдвинуться с места. На счастье сороконожки (и на наше тоже), все важнейшие функции организма базируются на саморегуляции. В отличие от сороконожки, люди могут обдумать некоторые функции и движения и сознательно зап¬рограммировать их. Однако делая это, мы рискуем уподобить наше тело машине и подавить его гра¬цию. В своем отношении к телу эго уподобляется всаднику на лошади. Если подчинить животное своей воле, то оно сделает все, что желает всад¬ник. Однако это приведет к тому, что лошадь ут¬ратит природную грацию. Если же всадник даст ей некоторую свободу, лошадь и всадник в движении сольются с друг другом, и это будет выглядеть бла¬городно и красиво. Это важная аналогия, так как люди поступают двумя способами: один зависит, а другой не зависит от нашей воли. Намеренные дей-ствия — такие, как ходьба, работа над книгой или приготовлении пищи, находятся под контролем эго и сознательной воли. Некоторые движения непро¬извольны — мигание век, судороги, тики, дыхание — они происходят независимо от того, хотим мы этого или нет. Некоторыми движениями мы можем управлять, но считается, что они непроиз¬вольны, поскольку происходят спонтанно. В про¬цессе беседы мы производим множество жестов, которые не являются запланированными действи¬ями. Такие спонтанные движения мы производим без перерыва: прикладываем руку к губам или к лицу, сплетаем ладони, двигаем ногами. Часто мы не осознаем данного движения, если не концент¬рируем на нем внимание. В отличие от этого, на-меренные движения мы делаем для достижения не¬кой сознательной цели. Когда мы чистим зубы, одеваемся или принимаем пищу, мы делаем это с сознательной целью.
Целенаправленных действий немного, в отли¬чие от непроизвольных движений, которые посто¬янно совершает тело. Даже если мы опустим дви¬жения внутренних органов, тело постоянно производит какие-то минимальные движения, оно находится в постоянном движении, даже во время сна.
Непроизвольные движения являются непосред¬ственным проявлением жизненности тела. Вот что сказал мой друг художник о человеке, позирую¬щем для портрета: "У него лицо такое живое, что я не в состоянии ухватить это выражение." Целе¬направленные или контролируемые движения не создают такого впечатления, гак как в их основе лежит нечто механическое Однако большинство Движений не принадлежат ни к первой, пи ко вто¬рой категории, они являются комбинацией их обо¬их Чем менее движение контролируется волен, тем более оно спонтанно и грациозно. Если мы хо¬тим, чтобы наши движения были грациозными и ненапряженными, наше эго должно довериться подсознанию.
Отсутствие элегантности движений — это при¬знак dis-ease, или состояния противоположного состоянию свободного расслабления. Так как тако¬го отсутствия свободы невозможно избежать в на¬шей культуре, грациозное тело — редкость среди взрослых людей. Наблюдая за людьми на улицах, мы можем заметить, как неловко многие из них двигаются. Еще печальнее тот факт, что многие из них не осознают этого. Большинство из них не замечают также своих серьезных эмоциональных проблем. Несмотря на то, что исследования указы¬вают на высокую частоту психических заболеваний в нашей культуре, большинство людей не считают, что депрессия, беспокойство или неуверенность, которые они у себя отмечают, являются серьезной эмоциональной проблемой, хотя на самом деле так оно и есть. Лишь немногие замечают какую-либо связь между психическими заболеваниями и отсут¬ствием грации. Это непонимание возникает из-за того, что теория медицины опирается не на понима¬ние здоровья, а на определенную область знания о болезнях. Большинство терапевтических программ, базируются ли они на анализе или нет, заражены таким консервативным взглядом и концентрируют¬ся на симптомах, вместо того, чтобы концентриро¬ваться на общем состоянии здоровья и состоянии дискомфорта или беспокойства (dis-ease) личнос¬ти. Так как каждая болезнь личности касается в равной степени как тела, так и ума, мы должны научиться смотреть на психические проблемы, как на отражение физиологических проблем, и наобо¬рот. Успешная терапия будет основана на понимании того, как и почему данная личность утратила грацию.
Несколько лет тому назад, я лечил одного адво¬ката, который обратился ко мне, так как у него были проблемы в отношениях со своей подругой. Он жаловался, что она не хочет вступить с ним в длительный союз, несмотря на то, что они сблизи¬лись сексуально. Мой пациент, которого я назову здесь Пол, утверждал, что очень любит свою под¬ругу и не понимает, почему она не хочет вступать с ним в брак, несмотря на то, что она многократно признавалась ему в любви.
Пол был привлекательным мужчиной лет 50, который в своей жизни уже был женат, воспитал трех сыновей, а сейчас был в разводе. Как он ска¬зал, поводом к разводу послужило то, что жена слишком его опекала, что лишило их связь эле¬мента возбуждения и сделало ее нудной. Пол вел активную жизнь, занимался двумя видами спорта и, казалось, у него было чем поделиться с женщи¬ной. Он был расслабленным и веселым и никогда не вел себя плохо по отношению ни к кому, кроме этой женщины.
Несомненно то, что если в отношениях двух людей появляются проблемы, за л о ответственны оба. Однако зная только Пола, я должен был ста¬раться понять его проблемы, исходя из его лично¬сти. Он не скрывал своих чувств и говорил о себе без стеснения. В этой ситуации единственный спо¬соб отыскать подсказку, касающуюся его про¬блем, — это изучение строения и движения его тела. У него было хорошо сложенное, сильное и грациозное тело. Но когда я попросил его лечь на биоэнергетический стол, чтобы посмотреть, свобод¬но ли он дышит, то с удивлением отмстил, что спина его жесткая, как доска, а дыхание сильно ограничено. Я подумал, что, вероятно, его расслаб¬ленный, свободный способ бытия является пози-цией, которую он принял для того, чтобы произво¬дить впечатление на людей и компенсировать состояние внутреннего напряжения Или же за этим стилем скрывалось сильное эго, стремящееся к доминированию над другими? Пол признал, что достигает в жизни того, чего хочет, и его очень нервировало то, что ему не удается "оседлать" эту женщину. Я мог только догадываться, что суще¬ствующая у Пола потребность доминировать над собой и над другими людьми существенно влияла на то, что его подруга не желала более длительной связи с ним. Кроме того, несмотря на производи¬мое поверхностное впечатление, он не был сердеч¬ным человеком.
Мои интерпретации проблем Пола оказались для него слишком трудными, и он не смог их принять. Однако он не мог отрицать жесткости в своей спи¬не и принял предложение поработать над своим телом. Он регулярно использовал биоэнергетичес¬кий столик для расслабления мышц спины. Когда он отпустил себя па физическом уровне, он был уже в состоянии позволить своей подруге уйти. Если бы она ему уступила, их связь могла бы за¬кончиться также, как его прошлая семейная жизнь, — он утратил бы к ней интерес.
Отношения Пола с женщинами строились по¬добно его отношениям с матерью. Она была жен¬щиной, требующей опоры и привязала к себе сына под видом любви. С виду Пол был независимым человеком, но его дух не был свободным. Он по¬стоянно ощущал потребность в подтверждении соб¬ственной ценности, должен был достигать успеха, целей, принимать вызов и выигрывать. Он всегда был активен. Ему было незнакомо удовольствие обычного существования.
Пол был человеком, живущим согласно ценнос¬тям эго, а не ценностям тела. Ценности эго связа¬ны с удовлетворением, которое приносит достиже¬ние цели. Ценности тела — эго физическое удовольствие, получаемое от непроизвольных гра¬циозных движений. Концентрируясь на достиже¬нии цели, мы достигаем удовольствия, происходя¬щего от стремления к ней. Лыжный спорт, например, является таким занятием, которым люди могли бы заниматься для собственного удоволь¬ствия. В то же время слишком многие лыжники оттачивают технику катания. Они неустанно конт¬ролируют себя, оценивая, хорошо ли у них полу¬чается. Несмотря на то, что в катании на лыжах ничего не достигается, они создают себе цель: "Ез¬дить сегодня лучше, чем вчера." Ясно, что для того, чтобы достичь легкости в движениях, следует об¬ращать внимание на то, как катаешься, так как лыж¬ный спорт не является естественной функцией. Од¬нако многие лыжники постоянно ищут все более трудные спуски, достойного мастера. Таким лыж¬ником был Пол.
Развивая свои способности в целенаправленной деятельности, мы приобретаем еще большую гра¬цию, и именно так это выглядит со стороны. Про¬двинутый лыжник, спускающийся с горы, выгля¬дит грациозно. Танцовщица, выполняющая шаги, созданные хореографом, также смотрится элегант¬но. Однако слишком часто нет никакой связи между заученной грацией и естественной грацией тела. Я много раз смотрел на танцоров и танцовщиц в ба¬лете, но, встретив их на улице, я поражался неуклюжести их походки. Балетная стойка, в которой стопы развернуты наружу, позволяет им грациозно исполнять танцевальные движения, однако жест¬кость мышц бедер и ягодиц не позволяет совер¬шать грациозные движения за пределами сцены.
Если мы не хотим, чтобы упражнение уничто¬жило ее естественную грацию тела, оно не должно противоречить естественным движениям возбуж¬дения в теле. Если волна возбуждения слишком сильна, се можно естественным образом направить или использовать для выполнения грациозной и эффективной деятельности, но если она будет пре¬рвана, то вместе с этим сломится дух организма. Действие всегда будет выглядеть механическим, несмотря на то, насколько успешным будет зау¬ченное движение, и исполнитель тоже не будет воспринимать его как нечто естественное. Люди, занимающиеся тренировкой лошадей, знают, что животное, у которого сломлен дух, никогда не ста¬нет фаворитом на скачках. Родителям, к сожале¬нию, часто недостает этих знаний. Одна женщина, с которой я работал, рассказывала о своих трудно¬стях в воспитании сына. Она сказала: "Все равно я его сломаю!" — с такой жесткостью, что я по¬нял, какую огромную враждебность она питала по отношению к нему. Я сказал ей, что не могу с ней работать, так как не мог бы принять такую пози¬цию у кого-то, кто обращается ко мне за помощью. Без сомнения, она сама была сломлена родителя¬ми в детстве, но это ни в коей мере не оправдывает ее отношения к собственному ребенку.
Грация и здоровье основываются на равновесии между эго и телом, между волей и желанием. Ки¬тайская философия назвала эти две первичные силы организма инь и ян — энергия Земли и энергия Неба. Так, например, ян представляет силу действующую сверху, а инь — силу, действующую снизу. Избыток или недостаток нарушает равнове¬сие, от которого зависит здоровье. Отношения меж¬ду телом и эго, волей и желанием, можно также сравнить с отношениями между наездником и ло¬шадью. Как галопирующая лошадь, желание при¬дает силу действию. В то же время воля направля¬ет и контролирует это действие так, как это делает наездник. Однако функцией воли не является ук¬рощение духа.
К сожалению, в нашей культуре воля определя¬ет большую часть наших действий, наперекор стрем-лениям тела. Мы вынуждены утром встать и пойти на работу, несмотря на то, утомлено ли наше тело, и интересует ли нас эта работа. Конечно, на жизнь нужно зарабатывать, и здесь необходимо усилие воли для того, чтобы встать с кровати и сделать это. Потребность в пище, одежде и безопасности является стремлением тела. Но что можно сказать о навязчивом стремлении некоторых людей стать богатыми, влиятельными или известными? У тела нет таких стремлений.
Ключевым словом тут является движение. Если нас принуждают, мы теряем свою грацию, и наше тело становится механическим. Здесь уместно про¬цитировать Библию: "Что человеку от того, что он весь мир приобретет, а душе своей навредит?" Че¬ловек является единственным существом, которое движет себя само, даже вплоть до утраты связи с Богом, жизнью и природой.
Насколько я понимаю, важным фактором в стремлении к успеху и власти является существу¬ющее в каждом из нас стремление быть любимым. Хотя успех может привести к широкой известности, он не приносит настоящей любви. Для того, чтобы быть любимым, надо стать личностью, кото¬рая даст себя полюбить, и самому уметь любить. Следует быть смиренным, уметь протягивать руку, открывать сердце, а также обладать чувствитель¬ностью. Однако человек, направляемый своей соб¬ственной волей, горд. После того, как он был трав¬мирован в детстве, когда он еще был открытым и впечатлительным, он решил никогда больше не страдать от такой боли и унижения. Он будет по¬лучать любовь, пользуясь своим положением и силой. Он докажет свое превосходство, а не будет плакать и просить о любви. Интенсивность стремле¬ния к успеху прямо пропорциональна его голоду по любви, но этот успех в конце концов пригоден только для облегчения реализации этого стремле¬ния.
В противоположность сознательным движени¬ям, направляемым волей, движения, возникающие из желания, спонтанны. У здорового человека дви¬жения спонтанны, никогда не хаотичны или неце-лесообразны, разве что они раньше были затормо¬жены и именно сейчас преодолели блокаду, чтобы проявить себя. Такое преодоление является обяза¬тельным для того, чтобы спонтанность смогла стать основным элементом поведения данной личности. Подходящим местом для этого являются терапев-тические сеансы.
Дух человека тоскует по своей естественной гра¬ции, хочет освободиться из оков эго, для того, чтобы принять свое участие в потоке универсального духа. Несмотря на то, что воля не в состоянии вернуть нас к грации, иногда кажется, что личность выры¬вается из программ, навязанных эго и становится спонтанной естественным образом. Я припоминаю обычный случай из жизни, который демонстриру¬ет это явление. Я играл в бейсбол, и когда стано¬вился на базе как батсмэн, я знал, что получу home run. Мое сознание не контролировало мои движе¬ния, и я не сделал никакого усилия для того, что¬бы ударить по мячу точно и сильно. Однако, при первом броске я выполнил замах битой и послал мяч очень далеко, чтобы без препятствий обежать поле и вернуться на базу. Это было мистическим переживанием. Я не имел никакого контроля над замахом и получение пенного очка мог себе объяс¬нить только тем, что был так настроен на ситуа¬цию, что не мог ошибиться. Это "что-то", попавшее в мяч, идеально соответствовало тому "чему-то", что освобождало стрелы из лука лучника, практи¬кующего дзен. Все люди, которым я рассказывал об этом событии, когда-то переживали нечто подоб¬ное. Я думаю, чго такого типа знание о чем-то, что должно случиться, опирается на сознательное ощу¬щение сил, действующих в данной ситуации. Такая приспособленность является проявлением духов¬ности тела, которая парализуется, если логичес¬кий ум навязывает нашему поведению жесткую при¬чинно-следственную зависимость.
Я убежден, что волна возбуждения в теле посы¬лает вибрации в окружающее пространство. Неко¬торые из этих вибраций имеют форму звуковых волн, переносящих голос, в то время как другие являются более гонкими. Кроме того, многие люди могу г почувствовать "флюиды" других людей. Ког¬да такая эмпатия возникает на расстоянии, как, например, в случае, когда кто-то неожиданно чув¬ствует, что умер близкий ему человек, это выглядит невероятным. Однако у меня собрано большое число сообщений на эту тему, полученных от очень многих людей, которые имели подобные пережи¬вания.
Толстокожие люди, замыкающиеся в защитном коконе, редко переживают "стечение обстоятельств" такого типа, так как жесткость их тел делает не¬возможной вибрацию в резонансе с другими людь¬ми. Однако высокая степень впечатлительности тоже не гарантирует здоровья. Шизофреники из¬вестны своей сверхвпечатлительностью к тому, что происходит вокруг них Многие из них имеют па¬ранормальные переживания. В их случае граница сознания является зыбкой, слишком проницаемой, что в психологических категориях означает, что эго не имеет прочных барьеров от внешних раздражи¬телей. Такие люди могут сломаться под их напо¬ром. (Подробнее в книгах: S.Kcleman "Emotional Anatomy: The Structure of Expcriense", Calif., 1985, A. Low en "The Language of the Body", New York, 1971.)
В здоровом организме существует равновесие между возбуждением и сдерживанием; человек ощущает себя свободным в выражении своих чувств и импульсов, но он настолько владеет собой, что может выражать их уместным и достойным обра¬зом. У таких людей разум и тело соединены между собой так же прочно как инь и ян в монаде целос¬тности. Они осознают свою ценность, но не счита¬ют себя центром Вселенной. Каждое их движение равномерным образом включает всю их личность.
Из этих рассуждений ясно видно, что ключом к возвращению грации является освобождение тела для того, чтобы оно двигалось спонтанно. Однако эта свобода подвергается репрессии в детстве, ког¬да родители не доверяют способности тела ребен¬ка к саморегуляции. Даже в таком обычном деле как выбор пищи лишь немногие родители позво¬ляют детям пользоваться собственными стремле¬ниями и импульсами. Они вынуждают их есть те продукты, которые, согласно их убеждениям, по¬лезны. Правда, если мы оставим решение за детьми, то они могут питаться исключительно сладос¬тями. Но это пристрастие со временем проходит. Более вредным, чем позволить детям время от вре¬мени есть сладости будет принуждение их к тому, чтобы они питались продуктами, которых они не любят. Временами родители впадают в крайность, укладывая в постель детей без ужина, потому что они не ели того, что им подано. Я знаю случай, когда ребенка вынудили съесть собственные рвот¬ные массы, что должно было быть для него наукой послушания родителям. Даже в наше время, когда сплошь и рядом встречается множество фактов пло¬хого обращения с детьми, такая жестокость роди¬телей по отношению к своему ребенку просто шо¬кирует. Это противоречит нашему убеждению, что отношения между детьми и родителями должны быть основаны на доверии.
Современные родители находятся под давлени¬ем различных занятий и бывают нетерпимыми по отношению к детям. В противоположность отцу или матери, у ребенка много времени: время на игру, время на беззаботность, время на удоволь¬ствия. Ребенок не является еще частью взрослого мира целей и стремлений, а это выводит родите¬лей из равновесия. Родители то и дело повторяют детям: "Поторопись! Делай что-нибудь!" Это ока¬зывает на ребенка давление, подавляя в нем боль¬шую часть удовольствия, которое он мог бы полу¬чать от своих занятий и движений. С этой минуты начинает утрачиваться грация. Если человек хочет вернуть хотя бы часть утраченной грации, он дол¬жен понять, какую роль в ее потере играет время. В современном мире время — это деньги. Только в детстве и только для тех немногочисленных де¬тей, которых излишне не принуждали родители, время становится удовольствием. Следующее уп¬ражнение поможет понять, как тирания времени подавляет нашу грацию.

Упражнение 4. 1

Выберите произвольные движения среди тех, которые вы обычно выполняете, напри¬мер ходьбу, подметание помещения, приготов¬ление пищи или написание письма.
Начнем с ходьбы. Отдаете ли вы себе отчет, что часто так хотите куда-то успеть, что едва осознаете свою походку. Чувствуете ли вы, насколько неграциозны ваши движения? По¬пробуйте освободить себя так, чтобы чувство¬вать каждый шаг, однако не думайте о том, как ходите. Вместо этого позвольте своему телу двигаться в своем собственном темпе. Ваше сознательное "я" только лишь отправилось на прогулку. Если это упражнение вызывает чув¬ство, что вы не в своей тарелке, это означает, что вы уделяете слишком много внимания ходь¬бе. Иными словами, сохраняете свой стиль и думаете о том, как вы выглядите со стороны. Вместо этого попробуйте сконцентрировать внимание на самом ощущении ходьбы. Убеди¬тесь, что можете двигаться свободно, без за¬бот, почувствуйте удовольствие от того факта, что вы просто живете.
В лихорадочном и полном стрессов мире, в ко¬тором мы живем, нелегко сохранить ритм, отлича¬ющийся от общего темпа. В прошлом бывало так, что когда я возвращался с зимних каникул на Ка¬рибах, я замечал по дороге к своему офису, что все меня обгоняют. К сожалению, через неделю, я ло¬вил себя на том, что хожу также быстро, как все. Это одна из вредных привычек, с который мне уда¬лось порвать. Сейчас я всегда хожу медленно и благодаря этому получаю гораздо больше удоволь¬ствия. Временами я даже пытаюсь идти так мед¬ленно, как только можно. Чувство жизненности в стонах и ногах при этом распространяется на все тело.
То же самое упражнение можно использовать в других видах деятельности, даже во время мытья посуды, которым занимается время от времени каж¬дый современный человек. Моя жена жалуется, что, хотя я делаю это быстро, посуда никогда не бывает до конца чисто вымытой, и она вынуждена после меня перемывать. Я отдаю себе отчет, что я быстро мою посуду, потому что хочу покончить с этим занятием как можно быстрее. Из этого ясно, что эта работа не приносит мне удовольствия, но невозможно получать удовольствие от деятельно¬сти, выполняемой поспешно. Когда мне удается снизить темп, я отмечаю, что получаю определен¬ное удовольствие от мытья посуды. Чистоту счи¬тают чем-то божественным, потому что это знак порядка, след божественного труда в творении Все¬ленной из Хаоса.
Как мы проиллюстрировали выше, концентра¬ция внимания помогает человеку лучше использо¬вать свою естественную грацию. Кроме того, надо позволить движению охватывать все тело, а не ограничиваться какой-либо его частью. Как показы¬вают следующее упражнение, даже протягивание руки для рукопожатия может активизировать тело от ног до головы, если мы ему это позволим,.

Упражнение 4. 2

Это упражнение основывается на простом движении - протягивании руки так, как если бы вы хотели с кем-то поздороваться пли что-то кому-то дать. Встаньте в такую позицию, чтобы ваши стопы были расположены парал¬лельно на расстоянии 20 см, слегка согните' колени. Это будет ваша основная позиция стоя, которую мы рассмотрим более подробно в од¬ном из следующих разделов. Протяните руку так, как если бы вы хотели с кем-то поздоро¬ваться или кому-то что-то вручить. Затем опу¬стите ее вниз и попробуйте еще раз. Сейчас, прежде чем вы протянете руку, прижмите креп¬че к полу соответствующую стопу и слегка на¬клонитесь вперед, протягивая руку. Волна, со¬здающая это движение, должна начаться от земли и пройти через все тело.
Почувствовали ли вы это движение более точно, чем раньше? Почувствовали ли вы, как включилось в это движение все тело? Почув¬ствовали ли вы разницу между движением, которое включает тело, и изолированным дви¬жением?
В этом разделе мы рассмотрели утрату грации с перспективы конфликта между эго и телом. Этот конфликт порождает расщепление между телом и чувствами, волей и желанием, сдержанностью и спонтанностью, между верхней и нижней частями тела. Когда у человека доминирует верхняя поло¬вина тела, он утрачивает свою естественную гра¬цию. Чтобы вернуть телу духовность, мы должны изменить эту позицию, должны начинать движе¬ние от самого низа. Как мы увидели минуту назад, движения, полные грации, ^начинаются в нижней части тела и распространяются вверх и наружу вол¬ной возбуждения. В следующем разделе мы иссле¬дуем природу чувств, которые возникают в резуль¬тате того, что волна возбуждения достигает поверхности тела.

Глава 5
Ощущения и чувства

Духовность тела, как я уже сказал, проявляется в чувстве единства со вселенной. Чувство — не мысль и не убеждение, это нечто большее, чем функция ума, так как оно включает все тело. Чувство скла¬дывается из двух элементов: деятельности тела и восприятия сознанием этой деятельности. Чувства можно считать силой, соединяющей разум и тело. Тело не может само по себе вызвать возникнове¬ние чувств. Например, во время сна тело может сильно двигаться, но ощущений нет, так как созна¬ние спит. У человека может быть развитый и чув¬ствительный ум, но, несмотря па это, он может ничего не чувствовать, сети в теле не возникает никаких спонтанных движении. Если мы оставим руки полностью пассивными, свисающими но бо¬кам тела в течение нескольких минут, то можем утратить чувствительность в них. Иногда, наобо¬рот, тело активно, но никакие чувства не возника¬ют. Так бывает, когда прерывается связь между органом восприятия (эго) и объектом восприятия, (телом).
Пока человек живет, он всегда что-то чувствует, даже в нарциссическом состоянии. Он может чув-ствовать тепло, холод, боль, давление и т.п. В не¬которой степени или очень сильно у этого типа личностей ограничены чувства, которые мы назы¬ваем эмоциями, а именно: страх, гнев, печаль, лю¬бовь и т.п. Эти чувства возникают в результате спонтанных движений тела, представляющих движение к внешним объектам или уход от них. Дви¬жение к объектам отражает стремление к удоволь¬ствию и удовлетворению. Если человек осознает этот импульс, он ведет к любви. Движение ухо¬да — реакция на ощущение боли или ожидание ее, — порождает чувство страха. Человек может также отреагировать ударом или отдалить опас-ность, что порождает чувство гнева. Для возник¬новения чувства не обязательно, чтобы движение или реакция были исполнены до конца. Когда им¬пульс достигает поверхности тела, возникает чув¬ство, несмотря на то, будет выполнено действие или нет. Человек может быть разгневанным и не атаковать, испуганным и не убегать, печальным и не плакать, так как импульс был подавлен. Неко¬торые люди говорят о любви, не ощущая импульса к теплому и чувственному контакту. В таком слу¬чае любовь является мыслью, а не чувством.
В продолжение нашей дискуссии я займусь чув¬ствами и эмоциями. Чтобы избежать смешения этих понятий, надо отметить, что каждая эмоция явля¬ется чувством, но не каждое чувство является эмо¬цией. Любовь, гнев и страх являются типичными эмоциями, называемыми также чувствами. Ощу¬щение тепла, холода, боли и прикосновения, вку¬совые и обонятельные ощущения являются чувства¬ми, но не эмоциями. Слово emotion предполагает деятельность (motion — движение и предлог е- на¬ружу, вовне), которая отличает этот вид чувства. Эмоции переживаются как реакции всего тела. Боль, например, может ощущаться в нижней части спи¬ны, но когда я разгневан, это чувство не локализо¬вано и не ограничено, потому что я весь в гневе. Однако импульсы, связанные с различными эмоциями, различаются между собой и по-разному выражаются.
Функциональное понимание чувства должно опираться на энергетические процессы живого орга¬низма. Это процессы двоякого рода: (1) общая пуль¬сирующая активность в органах и во всем теле и (2) конкретные импульсы и реакции, которые мы только что описали. Движение расширения и сжа¬тия являются видимыми проявлениями жизнен¬ной силы организма. Такую ритмичную пульсацию наиболее просто заметить у такого примитивного существа, как медуза. Каждый, кто наблюдал за ней, наверняка отметил, что она способна двигать¬ся в воде только при помощи расширения и сжа¬тия. У человека наиболее очевидным признаком этой пульсации является вдох и выдох. Подобный ритм мы видим в периферических движениях кишечника и пульсации сердца. На деле дышат все живые клетки. Они поглощают кислород и выде¬ляют углекислый газ в процессе внутреннего ды¬хания, которое является основной пульсирующей активностью жизни.
Так как движения расширения и сжатия авто¬номны, следует спросить: существуют ли у людей связанные с ними состояния чувств. Согласно мо¬ему опыту — существуют. Когда в процессе био-энергетической терапии дыхание пациента стано¬вится свободным, легким и глубоким, я обычно замечаю, что он погружается в покой. Когда я спра¬шиваю, как он себя чувствует, то получаю неиз¬менный ответ: "Я чувствую себя хорошо." Хотя с этим состоянием не связана ни одна эмоция, оно похоже на чувство. Еще ни один пациент не ска¬зал : "Я не чувствую ничего." Такое утверждение указало бы на уменьшение нормальной пульсирующей активности тела, и с большим правдоподоби¬ем можно было бы предположить, что это сказано человеком в состоянии клинической депрессии.
Наша способность чувствовать внутреннее состо¬яние другого человека, которую я называю эмпатией, основывается па том факте, что наше тело резонирует с другими живыми организмами. Если мы не резонируем с другими — то только потому, что не резонируем внутри себя. Когда кто-то гово¬рит : "Я не чувствую ничего", это значит, что он выключил в себе не только чувства собственной жизненности, но и любые чувства, которые у него могли бы быть.
Для того, чтобы выжить, организм должен быть чувствительным к своему окружению. Эта способ¬ность чувствовать располагается в мембране, окру¬жающей организм и способной выборочно пропус¬кать внутрь продукты, необходимые для жизни, и выделять продукты распада. Способность различе¬ния стимулов является основой сознания. Спра¬ведливо также утверждение, что сознание — яв¬ление поверхностное
Наше осознание мира в большой степени зави¬сит от функционирования основных органов вос¬приятия, которые являются высокоспециализиро¬ванными структурами кожи или нервной системы. Информация, которую получают рецепторы, пере¬дается посредством нервов в мозг, где она "про¬ецируется на экран сознания", чтобы мы могли ре¬агировать на окружающие стимулы. Этой информации, однако, не сопутствует никакое кон¬кретное чувство. Чувство зависит от наших реак¬ций. Если наша реакция позитивна — стимул вы¬зывает в теле расширяющее движение — мы почувствуем удовольствие и возбуждение. Если реакция негативна — стимул провоцирует сжатие тела — мы почувствуем страх или боль. Мы при¬писываем jni чувства самим стимулам, но на деле они являются лишь нашим восприятием. Под нар¬козом, когда невозможна какая-либо реакция, мы не чувствуем абсолютно ничего.
Наша активность определяется не только вне¬шними стимулами. Мы реагируем также на импуль¬сы, которые спонтанно возникают изнутри. Эти импульсы относятся к нашим потребностям. По¬требность возбуждения порождает импульс поис¬ка контакта с другим телом, а потребность в пита¬нии порождает импульс к поиску пищи. Эти внутренние движения также вызывают чувства, как только достигают поверхности тела, и.затем в моз¬гу возникает восприятие.
Рисунки 5.1 и 5.2 редуцируют эти процессы до наиболее простых понятий. На рис. 5.1 организм представлен как окружность, что немного напоми¬нает строение единичной клетки. Ее середина со-ответствует ядру клетки, она является источником энергии для любых движений. Импульс или вол¬на возбуждения движется от центра к границам, где возникает экспрессия. Одновременно снаружи поверхность клетки атакуют стимулы, провоциру¬ющие внутренние реакции.
У высших организмов скелетные мышцы конт¬ролируются нервами, начинающимися от сознатель¬ных участков мозга, и любые сознательные движе¬ния контролирует эго. Мышечная система, поддающаяся волевому контролю, представлена на рис. 5.2 как линия, расположенная близко к по¬верхности тела и создающая естественную защиту. Каждый импульс, стремящийся к самовыражению, должен задействовать систему скелетных мышц.
Рис. 5-1- Реакции организма на стимуляцию.
Хроническое напряжение = блокада импульса

Рис. 5.2. Влияние импульса на мышечную систему. Импульс ак¬тивизирует мышцы, но может быть заблокирован хроническим напряжением, которое не позволит ему достичь поверхности.
Эго может управлять экспрессией данного импульса или даже заблокировать его посредством напряже-ния соответствующих мышц, делая невозможным его проявление. Заблокированный таким образом импульс не может породить чувство, так как он не в состоянии достичь поверхности и превратиться в восприятие.



В определенных ситуациях человек может со¬знательно блокировать экспрессию импульса. Он, например, может очень хотеть ударить того, кто причиняет ему боль, но отдав себе отчет в том, что агрессор сильнее, он может поступить разумно и сдержать этот импульс. В такой ситуации он пол¬ностью осознает свой гнев и напряжение, спрово¬цированное сдерживанием своего агрессивного им¬пульса. Если ситуация изменится, или же человек от нее отдалится, он сможет освободить напряже¬ние, выразив свой гнев словами или ударив какой-либо предмет. Дело выглядит иначе, если ситуа¬ция не изменяется, или человек не может из нее выйти по своей воле. В такой безвыходной ситуа¬ции может оказаться ребенок. Он может чувство¬вать гнев из-за недружелюбного поведения роди¬телей. Но существует большая вероятность, что, опасаясь ответной реакции, он не будет выражать свой гнев. В нашей культуре воспитание детей час¬то напоминает борьбу, в процессе которой свобода ребенка ограничивается, а его дух ломается. Роди¬тель может ударить ребенка, но беда ребенку, ко¬торый ответит на этот удар! Мне часто приходи¬лось видеть, как после спора с родителем разгневанный ребенок что-то бормочет себе под нос, но не смеет ничего сказать вслух. В таких ситуа¬циях у ребенка нет другого выхода, как только сдать¬ся, а это означает, что его гнев должен быть подав¬лен.
Когда импульс сознательно сдерживается, на¬пряжение мышц, которое из-за этого возникает, необычайно сильно. Волна возбуждения достига¬ет мышц, которые дрожат подобно лошадям перед стартом к забегу, сдерживаемые жокеями. Однако когда это состояние становится хроническим, мыш¬цы застывают в напряжении и сдерживание им¬пульса становится неосознанным. Застывшие на¬пряженные мышцы делают невозможными спонтанные движения, так что человек уже не осоз¬нает гнев или какое-либо другое чувство, также как не осознает тот факт, что подавляет чувства. Чувствительность в данном месте исчезает, и че¬ловек перестает чувствовать напряжение. Через много лет, когда мышца ослабеет, возникает боль, но человек не может связать эту боль с подавлени¬ем чувств. Степень подавления таких чувств, как гнев, колеблется у разных людей в зависимости от того, как велика была угроза, которая привела к подавлению. Некоторым людям ощущение и по¬давление гнева дается с большим трудом, в то вре¬мя как другие в состоянии почувствовать гнев, толь¬ко когда провокация достаточно сильная. Есть люди, которые взрываются при минимальной провокации. Оказывается, что уровень напряжения у таких людей настолько высок, что они находятся в со¬стоянии постоянной провокации. Так как такие взрывы гнева возникают без участия эго, то есть прежде, чем человек осознает, насколько сильно он разгневан и почему, это не служит расслабле¬нию хронического напряжения.
Хроническое напряжение мышц придает телу жесткость и подавляет его грацию, блокируя про¬текание возбуждения. Зажатые мышцы в каких-либо частях тела ограничивают дыхание, так как Для полного дыхания требуется, чтобы дыхатель¬ные волны проходили через все тело. Ограничи¬вая полное и глубокое дыхание, хронически на¬пряженные мышцы снижают также уровень энергии этого человека, что уменьшает общую жизненность тела. В результате подавление одного чувства уменьшает чувствительность в целом. Когда по¬давляется гнев, обычно ослабевают также чувства любви, печали и страха, хотя они необходимы в той же самой степени. У многих людей тело разоб¬щено таким образом, что одни чувства блокируют¬ся легче других. Это проясняет тот факт, что неко¬торым мужчинам легче выразить гнев, чем плакать, а у большинства женщин все наоборот.
Эмоции — это непосредственное выражение духа человека. Силу духа человека можно измерить интенсивностью его чувств, величину духа — глу¬биной чувств, а свободу духа — спокойствием. Когда мы движемся с чувством, движение полно грации, так как является результатом протекания энергии в теле. Чувства — ключ к грации и ду¬ховности тела.
После этих общих рассуждений на тему чувств, мы можем ближе исследовать отдельные эмоции: любовь, гнев, страх, печаль и радость. Любовь — чувство экспансивное, провоцирующее. Поверх¬ность тела сильно заряжается энергией, в резуль¬тате чего оно приобретает мягкость, становится теп¬лее и немножко розовеет, на него приятно смотреть. Любовь — теплое чувство, а количество любви, которое мы испытываем и выражаем, прямо про¬порционально мягкости и теплу тела. Импульсом к любви является стремление к контакту и близос¬ти с любимым человеком в ожидании удовольствия, которое может из этого происходить. (Подробнее см. A.Lowen "Love, Sex, and Your Heart", New York, 1988.)
Людей, которые стремятся бывать в ситуациях, в которых их с большой долей вероятности встретит разочарование, иногда называют мазохистами. Мазохизм, казалось бы, является противополож¬ностью любви, но его можно понять, если мы при¬мем тот факт, что большинство людей в нашей культуре страдают от амбивалентности чувств, од¬новременно испытывая любовь и ненависть к од¬ному и тому же человеку. Такая амбивалентность часто возникает на почве конфликтных отноше¬ний в детстве, когда чувства ребенка травмируют¬ся родителями. В результате его любовь к ним сме¬шивается с чувством ненависти. Хотя всю свою жизнь такой человек сохраняет любовь к ним, ей будут сопутствовать ненависть и гнев, несмотря на то, что они могут быть подавлены. Подавление, вытесняя в тень воспоминания конфликтов из дет¬ства, обрекает человека на повторную травму, ког¬да он стремится к любви. Такая амбивалентность проявляется таким же образом, каким личность проявляет любовь.
Исчерпывая себя, любовь превращается в нена¬висть. Можно сказать, что ненависть — это остыв¬шая любовь. Это означает, что импульс стремле¬ния к любви был подавлен. Чувство ненависти часто указывает на первичное чувство любви к тому же объекту, обычно скрытое под слоем льда. Лю¬бовь никогда не умирает полностью, так как, если бы это произошло — остыло бы и сердце, что при¬вело бы человека к смерти. Человек может гово¬рить, что любит, даже если его поведение проти¬воречит этому. Так как любовь и ненависть противоположны друг другу, чувство ненависти нередко превращается в любовь, как только им¬пульс стремления вырывается из своих оков. Не¬нависть — вторичная реакция па травму или на угрозу травмирования со стороны любимого объекта. Первой и непосредственной реакцией будет пе¬чаль и гнев. Если эти чувства прожиты и отреагированы, они по застывают и не замораживаются в теле. Подавляя эти чувства посредством хроничес¬кого напряжения мышц, человек строит стену из льда, которая пленяет сердце и способность к люб¬ви. Пленяется также и дух человека, разрывая его связь со вселенским духом. Печаль — естествен¬ная реакция на утрату любви. Гнев также связан с чувством любви. Мы не гневаемся на людей, кото¬рые нам безразличны, мы просто от них уходим. Мы гневаемся на тех, кого любим, когда они трав¬мируют нас, разрушая паше стремление получать удовольствие и радость от близости и любви.
Насколько в любви мы протягиваем руку дели¬катно, настолько в гневе наносим ею резкий удар. И в тоже время, когда в состоянии гнева мы с игра¬емся преодолеть преграды на пути к любви, то, ох¬ваченные бешенством, относимся к объекту своего гнева как к врагу, стремящемуся к нашему уничто¬жению. Мы говорим, что чувствуем "убийствен¬ное бешенство", что "готовы убить". Часто такой гнев направляется против невинных людей, в час¬тности, детей. Ничто не может так разъярить ро¬дителя, как взбунтовавшийся и непослушный ре¬бенок. Родители реагируют на это так, как будто ребенок, не поддаваясь их воле или противясь их власти, наносит им смертельную рану. Часто ис¬точником этой ярости являются травмы, которые были нанесены этим родителям их собственными родителями в детстве, когда их собственный дух был сломлен, и они были сурово наказаны за то, что смели противостоять авторитарному отцу или матери. Гнев, вызванный таким отношением к ним, дремлет в глубине их психики годами, пока однажды не взрывается против кого-то невинного или беззащитного. Содержание этого гнева понятно: "Почему ты (ребенок) должен быть свободен ду¬хом, если мой собственный дух был в детстве слом¬лен?" Эта зависть родителя к независимости ре¬бенка провоцирует взрыв гнева.
Понятие "сломленный дух" — это не просто метафора. Оно отражает физическую реальность, проявляющуюся в теле. Я убежден, что каждый человек, дух которого был сломлен, носит в себе подавленную ярость, замкнутую в напряженных мышцах верхней части спины и плеч. Это напря¬жение проявляется R виде нарушения естествен¬ных линий спины как преувеличенная выпуклость ниже плеч или в нижней части спины. Это лор¬доз или уплощение естественною поясничного из¬гиба. (Подробнее смотри в работах: A.Lowen "The Way to Vibrant Health", New York 1977, A.Lowen "Love. Sex, and Your Heart", New York, 1988.) Уплощение этого отдела позвоночника выдвигает газ вперед, подавляя у человека чувство уверенно¬сти в себе. Такая позиция является эквивалентом подогнутого хвоста у собаки. Обращая внимание пациентов на это состояние, я говорю: "Это выг¬лядит так, как если бы кто-то получил сильный удар по заднице." Одной из причин, провоцирую¬щих развитие такого состояния, являются сильные и частые шлепки по заднице, полученные в дет¬стве. Избыточный изгиб в верхней или нижней части спины нарушает естественную выпрямленную осанку, являющуюся проявлением свободного духа. Хроническое напряжение мышц спины затрудняет протекание энергетических импульсов вдоль позво¬ночника, которое дает чувство свободы духа. Ре¬зультатом этого будет сломленный дух. И пока дух находится в этом состоянии, человек будет носить в себе подавленный гнев, независимо от того осоз¬нает он это или нет. До тех пор, пока гнев не по¬лучит выход, дух будет сломлен. Освобождение гнева может оздоровить дух, если человек поймет, что это уходит корнями в утрату грации.
Однако, проявление гнева по отношению к лю¬дям, которые не имели отношения к травмирова¬нию духа данного человека, более молодым, сла¬бым или зависимым, не приносит желанного освобождения, так как человек не может чувство¬вать себя хорошо, проявляя такое поведение. Оно вызывает чувство вины и увеличивает напряжение. Наиболее подходящим контекстом для проявления злости является терапевтическая ситуация, в кото¬рой можно безо всякой опасности для себя и окру¬жающих потерять контроль над собой, так как ситуацию контролирует терапевт. Если пациент мужчина, мы предлагаем ему выразить свой гнев, ударяя кулаками но мату. Если это женщина, мы используем теннисную ракетку, что дает ей боль¬шее чувство силы. Поднимая руки вверх и назад, она выпрямляет спину и растягивает зажатые мыш¬цы. Ударам сопутствуют обычно такие фразы как "Убью!" или "Я тебе покажу!" Техники освобож-дения подавленных чувств и редукции гнева, как и другие техники снижения напряжения, будут рассмотрены подробнее в восьмой главе.
Отреагирование ярости — важное дело, но это не самоцель терапии, целью которой является, как мы упоминали ранее, возвращение телу естествен¬ной грации. Выражение злости приносит только минутное снижение напряжения и оздоровляет душу человека. Когда мы ударяем какой-то предмет, то напрягаем мышцы плеч, чтобы обрести боль¬шую силу, но одновременно утрачиваем грацию. Мы должны ударять иначе — не для того, чтобы разрушить и уничтожить, а так, чтобы одновремен¬но сохранить свою интеграцию и дух. Мы должны научиться выражать свой гнев, что, в противопо¬ложность ярости, является функцией грациозной, так как делает движение плавным. Ударяя с гне¬вом по мату, человек растягивает свое тело от стоп вверх, вытягивая свои руки как можно дальше на¬зад так, чтобы руки сделали угол, и он мог ударить расслабленно и свободно. Если мы выполняем эти движения правильно, то по телу от стоп до ладо¬ней проходит волна возбуждения, придавая этому движению грацию. Подходящий способ выражения гнева освобождает дух.
Стремление к любовному контакту является аг¬рессивным движением. Единственная разница меж¬ду протягиванием рук в жесте любви и ударом той же рукой в злости состоит в том, что первое дви¬жение деликатное и мягкое, а второе — сильное и твердое. Несмотря на то, что эмоции, связанные с этими движениями, разные, сила чувства прямо пропорциональна длине растягивающего движения. Полное вытягивание рук выражает полные чувства. Если плечи связаны подавленным гневом, растяги¬вание рук укорачивается, а чувства ослабляются.
У каждой эмоции есть своя противоположность. Например, любовь и ненависть, радость и горе, гнев и страх. В опасной ситуации человек может раз¬гневаться и ударить или убежать от страха. Обе эти эмоции имеют одинаковые пути в теле. В гне¬ве движение волны возбуждения направлено на¬ружу, и возбуждение движется вверх по мышцам спины, подготавливая тело к атаке, как мы это ви¬дим у кошек или собак, достигая затем рук или зубов. Волна, направленная к зубам, нашему пер¬вичному органу атаки, проходит через макушку головы. В случае страха направление движения волны возбуждения противоположное. Его можно почувствовать, следуя выражению гнева. Глаза под¬нимаются вверх, голова направляется назад, вы-зывая спазм мышц затылка и лба, плечи поднима¬ются, а все тело напрягается. Если страх является минутной эмоцией, то напряжение быстро редуци¬руется и мышцы расслабляются, как только опас¬ность минует. Временами страх вызывает гнев как повторную волну возбуждения. Достаточно испу¬гать ребенка, чтобы увидеть, как в нем зарождается гнев.
Страх оказывает парализующее влияние на дух. Напряженные мышцы держат тело как бы в зас¬тывшем состоянии. Когда это состояние сохраня¬ется долго, тело как бы деревенеет, и человек пере¬стает ощущать страх. В таком состоянии большинство людей обращаются за психотерапев¬тической помощью. Они подавлены, но не испуга¬ны и даже не печальны. Цель терапевта в это вре¬мя — конфронтация пациента с его страхом: он должен помочь пациенту почувствовать напряже¬ние в его теле. Когда клиент будет расслаблять зажатые мышцы, то, весьма вероятно, что он ис¬пытает страх. Войдя в контакт со своим страхом, пациент может испугаться, что терапевт причинит ему боль. Это проекция страха, который он испы¬тывал по отношению к отцу или матери. Он мо¬жет также бояться импульсов, скрывающихся за этим страхом, а именно импульсов гнева или зло¬сти.
Когда хроническое физическое напряжение про¬воцируется страхом, его можно разрядить, только превратив его в гнев, го есть изменив направление течения энергии. Гнев можно выразить ударами, кусанием, стучанием ногами, скручиванием поло¬тенца или другими средствами. Все эти действия используются в терапии для снижения напряже¬ния и возвращения 1елу свободной грации движе¬ний. Эти техники достигают успеха только в том случае, если человек осознает свой страх. Без это¬го осознания описанные способы останутся только упражнениями, даже если они вызывают сильное чувство гнева.
Большинство из нас также боится печали, кото¬рую мы носим в себе. Как только мы разрешим себе поплакать, мы впадаем в ужас, так как печаль ка¬жется нам глубоким бездонным колодцем, в кото¬ром мы утонем, если ослабим свой самоконтроль. Наша печаль, конечно, имеет дно, но прежде, чем мы его достигнем, мы испытываем отчаяние, кото¬рое может быть для нас очень устрашающим. Мож¬но провести пациента через его отчаяние, помогая ему осознать, что его источник скрыт в детских переживаниях и тесно связан с ними. Пациенты часто спрашивают: "Как долго я должен плакать, прежде чем освобожусь от своей печали? Мне ка¬жется, что я плачу уже очень долго." Я отвечаю им, что дело не в том, как долго они плачут, а в том, чтобы заплакать достаточно глубоко, чтобы достичь дна колодца, самого источника. Когда кон¬вульсивная волна рыдания достигает дна таза, от¬крывается клапан, позволяющий человеку "увидеть солнце". Этим клапаном является генитальный аппарат, при помощи которого возможно возрож¬дение и оргазм.
Кроме указанных эмоций любви, гнева и страха существуют также обобщенные состояния чувств, которые нельзя считать эмоциями. Одним из та¬ких состояний является чувство унижения, кото¬рое, подобно этим эмоциям, также подавляется, и человек не всегда это осознает. Часто это состоя¬ние проявляется в теле наклоном головы. Проти¬воположным состоянием является чувство гордос¬ти. Оно выражается высоко поднятой головой.
Единичные случаи унижения не изменяют струк¬туру тела. Многих женщин в детстве постоянно унижали за любые проявления сексуальности. Сек¬суальная грубость в любой форме является для ре¬бенка очень унижающим переживанием, а наказа¬ние ребенка ударами по ягодицам я считаю одной из форм сексуального злоупотребления, так в этом случае затрагивается эротическая сфера. Говоря шире, любое грубое отношение действует унижаю¬ще на дух человека, так как дает ему почувство¬вать, что он подчинен власти другой личности. Униженный человек не может держать голову вы¬соко, что, как мы отметили, является признаком свободного и независимого духа. Склоненная го¬лова является также признаком стыда, связанного с сексуальной природой тела. Так как пренебречь сексуальностью мы не можем, чувство унижения, связанное с ней, было бы постоянным, что кого угодно могло бы привести к сумасшествию. Жен¬щины, отягощенные таким образом, подавляют свою сексуальность посредством хронического на-пряжения мышц, из-за чего склоняют голову. Эти зажатые мышцы превращаются со временем в узел в месте перехода торса в шею, широко известный как "вдовий горб". Подобное состояние у мужчин встречается редко, так как у них реакцией на по¬стоянные унижения будет укорочение шеи. В про-тивоположность женщинам мужчин реже унижа¬ют из-за сексуального поведения, а те, кого унижали их матери, делают это впоследствии со своими женами
Следующим эмоциональным состоянием, отно¬сящимся к нынешней дискуссии, является чувство вины. Это странное чувство в том смысле, что оно не выражается в теле каким-либо определенным образом. Я назвал бы эго осуждающей эмоцией. Она связана с чувством, что мы сделали что-то плохое. Мы постоянно оцениваем чье-то поведе¬ние как правильное или неправильное, хорошее и плохое, моральное и аморальное. Можно быть ви¬новным в нарушении большей части принятых форм поведения, но многие люди, совершающие преступ¬ления, не чувствуют себя виноватыми, в то время как чувство вины угнетает многих людей, не нару¬шающих моральных запретов. Очевидно, у чувства вины более глубокая основа; это чувство, что с нами что-то не в порядке. До определенной степени в этих чувствах можно разобраться, решая следую¬щий вопрос: чувствуют ли пациенты вину, когда речь заходит об их сексуальности, а именно — об их опыте мастурбации в прошлом. Многие паци¬енты признают, что онанировали, когда были деть¬ми. Это обычно сопровождалось чувством вины. Однако, некоторые не чувствовали никакой вины, связанной с этим поведением, несмотря на то, что родители говорили им, что этого делать не следу¬ет. Как сказала одна женщина: "Как же это могло быть плохим или неправильным, если приносило столько радости и удовольствия?" Однако, если бы по какой-то причине, например, из-за страха или стыда, ото не доставляло бы такого удоволь¬ствия, это могло бы провоцировать чувство вины.
Я считаю, что вина связана с общим уровнем чувствительности в теле. Когда кто-то доволен со¬бой, он не может чувствовать себя виноватым в чем-либо. Если у кого-то нет никаких чувств в теле, он также не может чувствовать себя виноватым. Человек чувствует себя хорошо, когда жизнь или дух движется в теле свободно. Когда возникают препятствия в виде сильного напряжения в теле, которые ограничивают свободу духа, человек бу¬дет чувствовать себя плохо или не позволит себе чувствовать что-либо. В первом случае он будет осознавать определенную вину. Это чувство вины будет связано с подавлением сексуальности или гнева. Я утверждаю, что пациенты, которые чув¬ствуют себя виноватыми по отношению к родите¬лям, утрачивают это чувство вины, как только их гнев направляется против родителей и полностью выражается в процессе терапии.
Ощущения — жизнь тела, точно также как мыш¬ление — жизнь ума. Если пациент сможет почув¬ствовать свое напряжение как не просто боль, а осознает, что это сопротивление подавленным им¬пульсам или чувствам, он мобилизует свою энер¬гию с целью ослабления этого напряжения и опре¬деленного выражения чувств. Это, однако, не просто. Понять и почувствовать, насколько силь¬но мы были травмированы, может быть очень боль¬но. Но единственный способ стать свободным -это почувствовать свои напряжения и найти их связь с подавленными чувствами страха, гнева и печали. В большинстве случаев осознание этого приводит к спонтанному выражению чувств и воз¬никающему вследствие этого ослаблению напряже¬ния. Многие пациенты говорили мне, что в болез¬ненных ситуациях они высказывались абсолютно спонтанно, и это приносило пользу их отношени¬ям с близким человеком, а также приносило ува¬жение к себе.
Мы подавляем свои чувства из-за опасения, что, если однажды позволим им проявиться, можем позже с ними не совладать. Это опасение исходит из детских переживаний. Взрослея, мы становим¬ся более сильными и зрелыми. Однако некоторым из нас требуется терапия для прояснения своих наиболее глубоких чувств. Подавленный гнев, на¬пример, может быть очень сильным, даже убий¬ственным. Человек держит его под замком, не от¬давая себе отчет в том, что подавленный гнев, как динамит, в каждую минуту готов взорваться, трав¬мируя невинных людей вокруг. Осознание соб¬ственного гнева позволяет в определенной мере контролировать его. Многие пациенты боятся сво¬ей печали, так как она может привести к отчая¬нию. Подавленный плач — уничтожающая сила, которая травмирует наши внутренние органы, осо¬бенно кишечник. Люди страдающие той или иной формой воспаления кишечника, по моим наблюде¬ниям, "плачут внутри", как бы боясь плакать сна¬ружи. (Подробнее смотрите в: A.Loweu "Biocnergetic Analysis", New York, 1986.)
Если мы хотим вернуть свою грацию и здоровье, мы должны чувствовать каждую часть своего тела. Многие люди недостаточно хорошо и полно ощу¬щают некоторые области тела. Например, все мы знаем, что у нас есть спина, но немногие из нас чувствуют имеющееся в ней напряжение или зна¬ют, жесткая она у них или мягкая. Мне часто при¬ходится демонстрировать пациентам, что можно лежать на биоэнергетическом с голике, не чувствуя при этом боли. Спина при этом должна быть элас¬тичной. Спина, в которой нет чувствительности, не может выполнять всех функций живой гибкой спины. Например, чтобы принять какую-нибудь позу, необходима гибкость. Человек с жесткой спи¬ной, не способной свободно сгибаться, имеет так¬же мало гибкости в своих убеждениях.
Любая область тела, находящаяся в состоянии хронического напряжения и лишенная ощуще¬ний - потенциально слабый пункт, который мо¬жет пострадать. Напряжение в шейном или пояс¬ничном отделе позвоночника может привести к возникновению грыжи межпозвонкового диска. На¬пряжение проявляется в некоторых случаях на¬столько сильно, что возникают анатомические де¬формации, требующие хирургического вмешательства. Эти нарушения можно было бы пре¬дотвратить, если бы человек осознал свои мышеч¬ные напряжения и жизненные отношения, кото¬рые за этим стоят.
Важнейший шаг в направлении восстановления здоровья — восстановление чувственного осознавания всего тела. Следует помнить, что способ¬ность ощущать тело уменьшается в направлении от головы к стопам. В этом нам поможет следую¬щее упражнение.

Упражнение 5- 1

Чувствуете ли вы свое лицо? Осознаете ли вы его выражение? Сможете ли вы почувствовать, напряжены ли ваши губы? Можете ли вы почувствовать напряжение в своей челюсти? Можете ли вы двигать ею свободно вперед, назад и в стороны, не чувствуя боли? Чув¬ствуете ли вы какое-либо напряжение в шее или в затылке? Можете ли вы двигать головой свободно влево — вправо, вверх — вниз? На¬пряжены ли ваши плечи? Сможете ли вы дви¬гать ими легко вперед-назад, вверх-вниз?
Чувствуете ли вы свою спину? Жесткая она или гибкая? Естественно ли вы держите свою грудную клетку в позиции вдоха и выдоха? Движется ли ваша грудная клетка во время дыхания? Расслаблена ли ваша диафрагма? Дышите ли вы животом? Расслаблены ли ваши бедра? Двигаетесь ли вы во время ходьбы? В вашей обычной позе они выдвинуты вперед или назад? В то время, когда вы сидите, чувствуе¬те ли вы, как ягодицы прикасаются к креслу?
Чувствуете ли вы, как ваши стопы прикаса¬ются к земле, когда вы стоите или ходите? Хорошо ли вы чувствуете свои стопы?
Есть и другой способ оценки уровня чувстви¬тельности в теле — нужно попросить пациента нарисовать женщину и мужчину на двух отдель¬ных листах бумаги. Степени сложности их пози¬ций и сходства с живыми людьми указывают на степень осознавания своего тела пациентами и на те области, которые они чувствуют лучше. Напри¬мер, некоторые пациенты рисуют человека без ла¬доней и стоп или без глаз, без какого-либо выра¬жения лица. Это выразительно свидетельствует о недостатке чувствительности в этих местах. Некоторые рисуют схематично, прямыми линиями из черточек, что указывает сильный недостаток чув¬ствительности в теле: они не в состоянии ассоции¬ровать с телом такие чувства, как печаль, радость или страх (рис. 5.3).
Мы здесь не поговорили еще об одном виде чувств, а именно о сексуальных чувствах Мы зай¬мемся этим в следующей главе для того, чтобы по¬казать их роль в телесной грации и духовности тела.


Рис. 5.3- Рисунки, иллюстрирующие телесные чувства. Рису нок с отделенными частями тела указывает на чувство недо¬статочности единства тела и недостаток ощущения собствен¬ного "я", в то время как рисунок в виде черточек указывает на недостаток чувств, - ощущение, чщо тела нет

Глава 6
Сексуальность и духовность

Как мы уже упоминали в предыдущих разделах, многие люди считают, что сексуальность и духов¬ность — это противоположности. Они придержи¬ваются точки зрения, что духовность находится в голове, в то время как сексуальность локализова¬на в нижних частях тела. Этот взгляд противоре¬чит действительности, так как человеческое суще¬ство в каждой своей клеточке имеет половые полярности. У мужчин каждая клетка имеет две хромосомы Y, в противоположность клеткам тела женщины, которые имеют по одной хромосоме X и Y Подобным образом духовность — это функ¬ция всего тела. В отрыве от сексуальности духов¬ность становится абстракцией, а сексуальность, оторванная от духовности, является только физи-ологическим актом Такой разрыв проявляется в случае изоляции сердца, когда нарушается связь между двумя полюсами тела. Когда чувство люб¬ви проникает из сердца в голову, человек ощущает единство с Абсолютом — тем, что присутствует везде. Когда оно наполняет бедра и ноги, человек ощущает свою связь с Землей. Перемещаясь вверх, наш дух приобретает черты ян, а перемещаясь вниз — черты инь. Основной постулат биоэнерге¬тики состоит в том, что протекание возбуждения по телу вниз и вверх имеет пульсирующий харак¬тер, что означает, что оно не в состоянии перемес¬титься в одном направлении дальше, чем в другом. То есть мы духовны ровно настолько, насколь¬ко мы сексуальны.
Когда наш дух вовлекается полностью в какой-то акт, то этот акт становится духовным, благода¬ря трансценденции нашего Я. Эта трансценденция наиболее ощутима в полоном акте, если он приво¬дит к объединению двух людей в танце жизни. Когда наступает это объединение, любовники пре¬одолевают границы своего сознания, чтобы соеди¬ниться с силами Вселенной.
Ключом к такому единению является любовь. Близость между мужчиной и женщиной возникает из того же чувства любви, которое соединяет мать и ребенка, человека и его любимое животное, че¬ловека и его ближнего. Любовь — это состояние приятного возбуждения, которое различается по интенсивности, в зависимости от ситуации. Тот же вид возбуждения имеет место в мистической связи человека с Богом. Возбуждение, которое ощущают двое любовников, находящихся близко друг к другу, влечет за собой, конечно, дополни¬тельные последствия. Энергия движется вниз, сильно возбуждая половые органы. Когда это про¬исходит, возбуждение и напряжение возрастают до такой степени, что человек ощущает неодолимое стремление к более интимному контакту и разряд¬ке этого возбуждения. Радость секса имеет два фак¬тора: (1) удовольствие, которое человек чувствует от прикосновения и (2) удовлетворение, которое дает половая разрядка напряжения. Вначале удо¬вольствие появляется в сознании и связано с ожи¬данием, в то время как удовольствие оргазмического расслабления является чисто сексуальным и очень удовлетворяющим. Во время пика оно дос¬тигает уровня экстаза.
Для небольшой части людей секс является нео¬бычайно возбуждающим переживанием, в котором участвует все тело, а половое возбуждение очень сильно. Поверхность тела заряжается, глаза блес¬тят, кожа увлажняется, теплеет и розовеет. Эро¬генные зоны сильно наполняются кровью по мере того, как сердце, которое также возбуждается, по¬сылает кровь к поверхности тела. Когда глаза лю¬бящих встречаются, дрожь возбуждения пробега¬ет, как электрический разряд через все их тело. Стремление к контакту очень сильное. Если это происходит во время поцелуя, тело размягчается и растекается, человек чувствует приятное тепло в нижней части живота. В этот момент половые орга¬ны наполняются кровью, но кровенаполнение еще не максимально. Стремление к более глубокому интимному контакту приводит к половому акту. В момент проникновения наступает минутное успо¬коение, прежде чем начнется ритмичный танец, который закончится оргазмом.
Все это происходит спонтанно, когда двое лю¬дей глубоко влюблены. Они стремятся к сближе¬нию так, как если бы находились в трансе, хотя осознают свои действия, но на вершине оргазма осознавание может утрачиваться. Энергетическое напряжение настолько сильно, что эго побеждает¬ся чувством освобождения. Чувство объединения двух тел может быть так реально, что любовники ощущают себя как бы одним телом. Одновременно у них может быть впечатление, что они не присут¬ствуют в своем теле.
После сильной оргазмической разрядки челове¬ка охватывает глубокий покой. Прежде, чем вер¬нется осознание себя, может наступить сон. Такую потерю сознания французы назвали "малой смертью". После этого переживания человек чувствует себя как бы возрожденным.
Так же, как и в мистическом переживании, в момент оргазма может возникать ощущение объе¬динения с могущественными силами Вселенной Однако в то время, как мистическое переживание тихое, оргазмическое переживание похоже на взрыв вулкана или землетрясение. В повести Хемингуэя "По ком звонит колокол" герой отмечает, что во время такого оргастического переживания он по¬чувствовал, что "задрожала земля". В мистичес¬ком переживании личность редуцирует свое Я, в оргазме это Я тонет в потоке энергии и чувств. Однако, чтобы получить такое мощное чувство, нужно остаться свидетелем нарастания возбужде¬ния вплоть до момента его взрыва. Это требует сильного Я, так как слабое Я может испугаться перед лицом такого риска. Это напоминает поезд¬ку на американских горках. Чтобы получить пол¬ное удовлетворение, надо держать глаза постоянно открытыми и наслаждаться вызывающими головок-ружение взлетами и падениями вагончиков.
Половой акт дал толчок примитивной методике добывания огня, заключающейся в быстром вра¬щении палочкой в углублении куска дерева до тех пор, пока не станет так горячо, что вспыхнут су¬хие щепки и листья. Трение-тепло-пламя, такую последовательность мы видим в этих двух действи¬ях, цель которых — получить пламя. К сожале¬нию, для большинства людей половой акт закан¬чивается высечением только нескольких искр, а не пламенем, которое растворяет тело, превращая его в чистый дух. А ведь именно в этом и заключается запредельное переживание.
Достичь трансценденции можно также деятель¬ностью, не включающей в себя половой акт. Каж¬дый раз, когда мы переживаем сильные чувства или тронуты большим переживанием, мы ощущаем трансцендепцию. В обоих случаях дух выходит за границы нашего Я. Когда это происходит, мы ощу¬щаем, что мы охвачены, или даже одержимы ду¬хом. Примером такой одержимости духом, взятым из религии, может быть церемония Вуду, свидете¬лем которой я был на Гаити. Во время этой цере¬монии участник, танцуя длительное время под рит¬мы бубнов, впал в транс, после чего приступил к проглатыванию огня, что, видимо, ему никоим об¬разом не вредило. В суфизме транс достигается посредством длительного вращения в танце. В со¬стоянии транса Я растворяется, и человек пережи¬вает запредельное состояние. Когда лучник, прак¬тикующий дзен, о котором я упоминал в четвертой главе, говорил, что "стрелы направляло "оно", этим "оно" был дух, который охватил его естество и управлял его движениями. Это было настоящее запредельное переживание.
Каждый творческий акт содержит определенный трансцендентный элемент. Чтобы иметь эту запредельность, обязательны два фактора: вдохновение и страсть. Вдохновению в творческой работе все¬гда присуще немного божественного духа, позво¬ляющего творцу приглушить свое эго и слиться со своим действием. Посредством этого приглушения эго и объединения с действием, рождается что-то новое, всегда являющееся чем-то большим, чем сам творец. Будет ли это живописным полотном или музыкальным произведением, тут содержится дух, который может глубоко трогать как исполнителей, так и публику. Такие произведения живут своей собственной жизнью.
Существует ли более важный творческий акт. чем создание нового живого существа? Говорят, чю любовь начинается с блеска в глазах, а закан¬чивается рождением ребенка. Половой акт, рассмат¬риваемый в этом свете, является эссенцией твор¬чества. В то время, когда на глубоком биологическом уровне это утверждение всегда спра¬ведливо, мы не способны пережить таинственность и радость секса, если не отдаемся божественной страсти любви.
Наша неспособность переживания оргазмической реакции, ведущей к запредельному состоянию, вызвана недостатком страстности в любовной игре. Часто эта страсть подавляется в раннем возрасте болезненным опытом как в оральной, так и в эди¬повой стадии развития. Оральная стадия — это первые три года жизни, когда потребности ребен¬ка, относящиеся к кормлению, опоре и близкому контакту, удовлетворяются матерью. В течении это¬го периода уровень его энергии возрастает до та¬кой степени, что страсть становится возможной Эти потребности могут быть удовлетворены посред¬ством акта кормления грудью, так как он дает наи¬более близкий, возбуждающий и удовлетворяющий контакт между матерью и ребенком. Большинство западных людей вскармливаются грудью не более чем 9 месяцев, в то время как в слаборазвитых странах и примитивных сообществах период корм¬ления грудью продолжается около трех лет. Если ребенок будет отлучен от груди слишком рано, он ощущает недостаток груди как утрату своего мира, что может "разбить его сердце". Если эта "ломка" будет продолжена неадекватными реакциями родителей в эдипов период, следствием может быть мысль: "Я никогда не получу то, что хочу, так для чего же возбуждаться? Эго закончится только бо¬лью. "
Если ребенок не будет вскармливаться грудью, это не значит, что он будет лишен питания и забо¬ты при кормлении, однако младенцам необходимо ощущать тело матери, ощущать ее жизненность и поглощать ее энергию. Контакт с матерью возбуж¬дает дыхание младенца и укрепляет его метабо¬лизм. Когда этот контакт утрачивается из-за смер¬ти, болезни или депрессии матери, ребенок, вероятнее всего, будет потрясен и сломлен. Как мы отметили в одном из предыдущих разделов, ребенок борется против этой боли сдерживанием дыхания и напряжением мышц грудной клетки. Ре¬зультатом этого будет ограничение его способнос¬ти отдаться любви, когда появится возможность сближения с другим человеком. Будучи взрослым, оп страдает от полового отчуждения, так как не может пережить все это сердцем.
Негативное влияние на ребенка оказывает так¬же низкая толерантность родителей к высокому уровню энергии у детей. Они выражают недоволь¬ство тем, что ребенок слишком требователен, слиш¬ком активен, слишком многого хочет. Они счита¬ют, что "ребенка должно быть видно, но не слышно". Многие дети к трем годам значительно утрачивают жизненность. Я видел множество де¬тей, выглядевших апатичными, с утратившими блеск глазами, слабым голосом, которых катила в коляске равнодушная мать или опекунша.
Сексуальная страстность и впечатлительность подвергается дальнейшему подавлению в зависи¬мости от того, как происходит последующее развитие сексуальных чувств в эдипову фазу, в период от трех до шести лет. В этот период маленького мальчика сексуально влечет мать, а маленькую де¬вочку — отец. Это влечение является сильным и возбуждающим, но ребенок не стремится к поло¬вому контакту. Такой контакт был бы для ребенка ужасным. В здоровой семейной среде это сексу¬альное влечение редуцируется, когда ребенок вхо¬дит в так называемый латентный период и больше вовлекается в окружающий мир, который находит¬ся за пределами семьи. В нездоровой обстановке, родитель склоняет ребенка к сексуальной заинте-ресованности или реагирует на нес. Часто случает¬ся, что родители ведут себя по отношению к детям соблазняюще, стремясь вызвать у них возбужде¬ние, которое они не получили у своего супруга. Это вносит в их отношения измерение взрослос¬ти, внося сексуальные чувства, концентрирующи¬еся на половых органах. Эти чувства изумляют, ужасают и отталкивают ребенка, который не в со¬стоянии выйти из этих отношений, так как он пол¬ностью зависит от родителей и нуждается в их одоб¬рении и поддержке. Он не может также ответить на эти чувства взаимностью из-за опасения перед фактическим инцестом. Часто бывает так, что лю¬бая сексуальная реакция со стороны ребенка вле¬чет за собой оскорбление и унижение. Несмотря на свое собственное участие, родители обвиняют детей в сексуальном реагировании, что на деле яв¬ляется проекцией собственного чувства вины на потомство. В целях самозащиты дети подавляют свои сексуальные чувства, что позволяет им со¬хранить свою любовь к родителям. Благодаря это¬му любовь отделяется от сексуального желания.
Также, как и подавление любой другой эмоции, подавление сексуальных чувств происходит посред-ством хронического напряжения мышц, что пре¬пятствует достижению чувства возбуждения пояс¬ницы и бедер или делает невозможными свободные движения тазом Эту проблему хорошо иллюстри¬рует пример Анны. Когда я впервые увидел ее, это была привлекательная женщина лет сорока, не¬замужняя, по всегда вовлеченная в сексуальную связь с каким-нибудь мужчиной. Она не была по¬давлена, но чувствовала, что не очень хорошо уме¬ет организовать свою жизнь. Чтобы понять Анну, следовало внимательно присмотреться к ее телу, которое отражало историю ее жизни. Обе полови¬ны ее тела выглядели так, как будто принадлежа¬ли разным людям. Нижняя часть была полной и тяжелой, совершенно не излучая жизненности и чувств. В то же время верхняя часть была узкой и характеризовалась лучшим тонусом кожи и боль¬шей жизненностью. У Анны была полная и краси¬вая грудь, что подчеркивало ее женственность, ее глаза были большими и глубокими, что нравилось мужчинам. Она вела себя по отношению к ним соблазнительно, но не распутно. Она вовлекалась в сексуальную связь с разными мужчинами, но, несмотря на видимость тепла, которым она их ода¬ривала, ни один из тех, с кем она встречалась, не хотел на ней жениться.
Дисфункция между двумя половинами тела Анны указывала на расщепление личности. Одна часть ее действовала независимо от другой. Например, она хорошо справлялась со своими материальны¬ми проблемами. Эти черты отражала верхняя по¬ловина ее тела. Другая сторона ее личности соеди¬нялась с пассивной, мало жизненной нижней половиной тела. Несмотря на то, что Анна вела активную сексуальную жизнь, ее сексуальные чув¬ства были слабыми, и она никогда не испытывала оргазма. То, что мужчина ее хотел, возбуждало ее, но не вызывало страсти. Такое состояние для жен¬щины граничит с отчаянием, но Анна не выгляде¬ла отчаявшейся. В группе она была оживленной и могла развлекать людей рассказами и шутками. Только после двух лет терапии она осознала жи¬вущее в ней глубокое отчаяние, против которого раннее сознательно протестовала. В то же время, уже на первых сеансах терапии я почувствовал, что Анна убеждена в том, что она не получит того, к чему стремится. Ранее она проиграла — речь идет о создании семьи и замужестве, — и вплоть до минуты, когда она начала терапию у меня, она не имела понятия, чего на самом деле хочет.
По мере продвижения терапии, когда она отбро¬сила фасад открытого и беззаботного поведения, Анна стала подавленной. Плохое настроение не мешало ей работать, но эта деятельность казалась ей бессмысленной. В течении нескольких месяцев она давала волю чувствам, говорила, что хотела бы умереть. И хотя речь не шла о самоубийстве, жизнь казалась ей пустой. Это отчаяние было ее после¬дним шагом к выздоровлению, так как вынудило ее серьезно взглянуть на свою жизнь, принять ре¬альность и быть именно такой, как это выражало ее тело.
Анна была трагической фигурой. Ее сексуаль¬ная активность была лишена как радости, так и духовности. Несмотря на то, что ее движения были быстрыми и производили впечатление расслаблен¬ных, это была только игра напоказ, так как ее телу недоставало грации. Причиной тяжести нижней половины тела Анны было сдерживание сексуаль¬ного влечения. Зажатость талии блокировала нор¬мальное протекание "импульса возбуждения в ниж¬ние отделы 1ела, ее дыхание не достигало низа живота. Однако я чувствовал, что она была когда-то очень живот! девочкой.
Люди подавляют свои сексуальные чувства, если они становятся источником боли, унижения и опасности, и Анна не была исключением. В ран¬нем детстве она сильно привязалась к своему отцу, и их соединяла прочная связь, которая продолжа¬лась вплоть до его смерти, за два года до того, как я начал с пей терапию. Она была готова сделать для него все. что угодно, и такое отношение пере¬несла позже на других мужчин. Отец был привя¬зан к ней в такой же степени. Он осознавал се развивающуюся сексуальность. Несмотря на то, что он не проявлял со своей стороны никаких откро¬венных сексуальных реакций, Анна осознавала сек¬суальную заинтересованность отца- Она знала, что возбуждает его сексуально так, как не удавалось это сделать ее матери. Хотя отец контролировал свое поведение, его угнетало чувство вины по по¬воду этих чувств; это чувство он передавал Анне, клеймя каждое проявление ее сексуальности. Ког¬да она хотела дружить с мальчиками своего возра¬ста, он называл ее распутницей. Он постоянно об¬ращал внимание на ее одежду и предъявлял претензии за то, что она использует косметику. В результате, Анна стала рассматривать собственную сексуальность, как что-то неприличное. Это чув¬ство разместилось в нижней половине ее тела и не было другого выхода, как только отстраниться от своей сексуальности, одновременно осознавая, что того же хотел и ее отец. Когда она стала взрослой, навык скрывать сексуальные чувства так у нее закрепился, что она утратила всяческую надежду найти мужчину, которого она смогла бы по настоя¬щему любить.
Я, как терапевт, помог ей "оживить" нижнюю половину тела. Это было непросто, так как чув-ствительность в этой области тела подавлялась у нее многие годы. Эту проблему следовало рассмот¬реть как с психологической, так и с физиологичес¬кой перспективы. На психологическом уровне Анна должна была узнать, какая она на самом деле, и понять, почему она стала такой. На физиологичес¬ком уровне она должна была вернуть активность нижней половине тела для того, чтобы ощутить ее. Специальные упражнения углубили ее дыхание, что позволило ей почувствовать свою печаль, на¬ходящуюся в животе, печаль, от которой она рань¬ше себя успешно изолировала. Одновременно она начала плакать, но только со временем позволила плачу стать более глубоким. Чувством, с проявле¬нием которого она имела большие трудности, был гнев. Причиной этого было то, что он был направ¬лен против отца, который ее использовал, но ко-торого она любила и от которого чувствовала себя зависимой. Она не смогла направить свой гнев про¬тив других мужчин, которые ее также использова¬ли, так как чувствовала, что сама позволила им это. Это было ключевой проблемой в процессе те¬рапии, так как было невозможно помочь Анне вер¬нуть свои сексуальные чувства иначе, чем дать ей почувствовать себя человеком, имеющим свои пра¬ва и требующим их уважения.
По мере продвижения терапии Анна все более понимала, что была объектом определенного сек-суального злоупотребления со стороны своего отца, а также брата. Сам факт, что она отдала себе в этом отчет, позволил преодолеть блок в ее лично¬сти. Сейчас можно было привести в движение ее гнев. Углубив дыхание и нанося удары ракеткой по топчану, она выразила свой гнев по отношению к отцу с такой огромной сплои и с такой яростью, которой я никогда раньше не видел. В ней загорел¬ся огонь, который со временем мог превратиться в страстную любовь.
Сексуальное соблазнение ребенка родителем — достаточно распространенное явление в нашей куль-туре. Родители, которые не находят удовлетворе¬ния в своем браке, могут направить на собствен¬ных детей потребность чувственности или сексуального возбуждения. Иногда это принимает формы прямого сексуального контакта, но чаще ре¬бенок является свидетелем сексуальности кого-либо из родителей. Во многих семьях родители ведут себя нескромно при детях, ошибочно полагая, что дети не осознают того, что происходит. В следствии этого, ребенок, сексуально возбужденный интим¬ностью родителя, чувствует, что к нему относятся "особенным" образом, что приводит к развитию нарциссической личности. (Подробнее смотрите в: A.Lowen "Narcissism: Denial of the True Self, New York 1985.) Ребенок боится возможности крово¬смешения и одновременно подвергается ревности и враждебности со стороны родителя своего пола. Чтобы избежать этой опасности, ребенок отстраня¬ется от своего сексуального возбуждения, как это имело место в случае Анны. Ситуация в семье до¬полнительно осложняется существующей в нашей культуре тенденцией к разрушению барьеров меж¬ду родителями и детьми в половых вопросах, что лишает их остатка невинности. Некоторые родители даже гордятся сексуальными познаниями сво¬их детей. Становясь взрослыми, такие люди ведут себя так, как будто они более мудры, чем другие, но в глубине души чувствуют себя неуверенно и постоянно сомневаются. В сексуальной сфере по¬верхностная утонченность часто скрывает беспо¬койство и вину по поводу сексуальных чувств.
Сексуальное соблазнение оказывает разруши¬тельное действие на личность ребенка, оказывая влияние равным образом как на тело, так и на по¬ведение. Отяжеление и пассивность нижней части тела, которое развилось у Анны — только одна из форм, которые такая травма может вызвать. Очень часто, особенно у мальчиков, сексуальные чувства не подавляются полностью, а тормозятся при по¬мощи напряжения мышц в области таза. В таком случае таз не может двигаться свободно, и эти люди редко достигают состояния спонтанных движений тазом (тазовой пульсации), в которой возможно полное оргазмическое освобождение. Возбуждение половых органов может быть очень сильным, но у многих мужчин оно заканчивается преждевремен¬ной эякуляцией, так как мышечное напряжение в об пасти таза ограничивает его способность асси¬милировать заряд возбуждения, прежде чем оно охватит все тело. В крайних случаях это может оказывать тормозящее влияние на эрекцию.
Отличительной чертой по настоящему сексуаль¬ного человека является обаяние. Быть обаятель¬ным — не значит уметь покачивать бедрами, ис¬полнять ганец живота или прыгать с трамплина; если человек обаятельный, это означает, что у него мягкое тело, в котором свободно протекают им¬пульсы возбуждения, излучающее жизненность и получающее удовольствие от движений. По насто¬ящему сексуальная женщина не вертит бедрами во время ходьбы, ее таз движется свободно, вместе с телом. Когда человек ходит таким образом, он чув¬ствует соприкосновение с землей при каждом шаге, а волна возбуждения, идущая от пальцев стоп, ко¬ординируется с дыхательной волной, которая, как мы видели раньше, вызывает движение таза с каж¬дым дыханием. Такая походка часто наблюдается у людей, живущих в слаборазвитых странах, над которыми не так довлеет эго, как у западного че¬ловека. Мы, жители западного мира, быть может сексуально более утончены, но люди примитив¬ных культур более живые.
Тело, свободное от моральных указаний суперэго (будь воспитанным, слушай отца и мать, не под¬нимай руки на родителей и т.п.), свободно от на¬пряжения. В нашей культуре принято приучать детей контролировать свои чувства. Это отражает¬ся в популярной поговорке: "Не теряй головы и не отдавайся на волю чувств." Определенная доля са¬моконтроля, конечно, нужна, но когда контроль становится подсознательным, он проявляется в хронических напряжениях мышц. Напряжение, свя¬занное с опасением, что мы "потеряем голову", часто вызывает остеохондроз шейного отдела позвоночни¬ка и головные боли от напряжения. Хроническое мышечное напряжение у основания позвоночника, в том месте, где он соединяется с крестцом, является причиной большинства болей в поясничной облас¬ти. Это хроническое напряжение особенно таких мышц как т. quadriceps femoris, соединяющих таз с ногами, обездвиживает таз настолько, что он не в состоянии двигаться спонтанно.

Рис в 1 Позиция таза в реакции на напряжение
А Нормальная позиция, таз расслаблен
Б Таз отведен назад, что уплощает изгиб в нижней части спины
В. Таз заблокирован в "передней позиции", что вызывает излишний прогиб позвоночника

Обездвиженный таз "застывает" в положении отведения назад или вперед (рис. 6.1 А — В). В нормальном состоянии (рис. 6.1 А) таз движется вперед или назад вместе с естественными движениями тела и дыхательной волной Когда волна достигает таза при каждом выдохе — он движется вперед. При вдохе таз движется назад. Эти спон¬танные движения могут быть незначительными в положении сидя, но более выразительно видны во время ходьбы. В пиковом сексуальном возбужде¬нии они становятся быстрыми и сильными. Этого не происходит, если таз обездвижен в одной из этих крайних позиций Отведенный назад таз (рис 6 1 Б) готов к движению Обездвиженность таза во время движения указывает на сдерживание сек¬суальных чувств. Это встречается чаще всего у жен¬щин, так как напоминание сдерживать сексуаль¬ные чувства в основном направлены именно им. У мужчин более частым нарушением является "пе¬редняя позиция" (рис. 6.1В), которая выражает псевдоагрессию. Выдвигание таза вперед — сексу¬ально агрессивное движение, но, так как таз замк¬нут в этой позиции, то на деле это вовсе не так. Прежде, чем дальнейшее движение таза вперед ста¬нет возможным, он должен быть отведен назад (как спусковой крючок). Когда таз выдвинут вперед, спина округляется, а плечи сутулятся, что напо¬минает позу пса с подогнутым хвостом.
Если человек удерживает свой таз в такой пози¬ции, это часто указывает на то, что к нему плохо относились в детстве. Любая форма физического наказания подрывает уверенность человека в себе, делая его боязливым и податливым. Наиболее рас¬пространенной формой наказания, вызывающей такие последствия, является наказание ударами по ягодицам. Ребенок, который получает шлепок, инспективно втягивает попу и напрягает ягодицы. Но эта травма касается не только физической при¬роды Шлепки — унижающее переживание, которое травмирует эго ребенка. В некоторых случаях ребенка даже принуждают помочь в наказании, требуя подставить ягодицы, наклониться вперед, лечь на колено родителя или принести ремень. Я считаю, что существуют другие способы дисциплинирования без применения такого вида садистских практик. Тем, кого наказывали ударами по ягоди¬цам, трудно принять гордую позу или ходить с рас¬слабленным, свободно движущимся тазом.
Большинство людей не отдают себе отчета в том, что их таз застыл в одной из крайних позиций. Иногда они могут двигать им таким образом, что производят впечатление свободного движения, но когда они не используют сознательного усилия, это движение возвращается к своей исходной позиции. В сексуальной активности люди с тазом, выдвину¬тым вперед, как бы принуждают себя совершать сексуальные движения, а те, чей таз отведен на¬зад, склонны к ограничению движений. Следую¬щее простое упражнение поможет вам определить, в какой позиции вы удерживаете свой таз.

Упражнение 6. 1

Встаньте перед зеркалом так, чтобы вы мог¬ли видеть свою спину, когда повернете голо¬ву. Выглядят ли ваши плечи выпрямленны¬ми, поднята ли голова, отставлен ли таз? Сейчас поставьте стопы параллельно на рас¬стоянии около 15 см., выдвиньте таз вперед. Ощущаете ли вы, как ваша спина округляется или сгибается, и ваш рост уменьшается? Мед¬ленно отставьте таз. Наблюдаете ли вы, как ваша спина выпрямляется? Какие чувства ас¬социируются с каждой из этих позиций? Ка¬кая из них является вашей обычной позой?
Теперь согните колени и постарайтесь, что¬бы ваш газ был расслаблен так, чтобы им мож¬но было двигать. Дышите 1лубоко и свободно, стараясь почувствовать, как дыхательная вол¬на доходит до глубины таза. Ощущаете ли вы ее движение в этой области'? Как можно опи¬сать это ощущение? Ощущаете ли вы какое-либо беспокойство при этом движении? Из-за описанных выше причин такое движение от¬сутствует у большинства людей.
Как мы могли увидеть, напряжение нижней час¬ти тела снижает сексуальную чувствительность. Способность получать оргазм уменьшается вслед¬ствие напряжения дна таза. У большинства людей дно таза напряжено вследствие подсознательного опасения, что расслабление мышц этой области может закончиться непроизвольным испражнени¬ем. Такое опасение происходит из слишком ранне¬го приучения ребенка к горшку. Если ребенка при¬учают к горшку до того, как ему исполняется два с половиной года, он использует для контроля фун¬кции испражнения мышцы дна таза и ягодицы, так как только в этом возрасте начинает функциони¬ровать внутренний анальный сфинктер. Даже пос¬ле того, как внутренний сфинктер начинает функ¬ционировать, это опасение сохраняется и неосознанно переносится позднее на оргазм. Такой человек не может позволить себе полное свобод¬ное высвобождение сексуального напряжения, так как для этого необходимо забыть о полученном с таким трудом контроле. Чем раньше ребенок под¬вергается такому "приучению к чистоплотности", тем большее напряжение возникает в мышцах дна таза. Частым результатом такого "приучения" является нарушение акта дефекации. Если родители отреагируют на это использованием клизмы или специальных ректальных свеч, вторжение и наси¬лие над телом ребенка только усугубляют пробле¬му. У меня были две пациентки, которых приучи¬ли к горшку, прежде чем им исполнилось 9 месяцев. Это вызвало полную утрату ощущений в области дна таза.
Анус окружен двойным кольцом сфинктеров. Внутренний сфинктер, не поддающийся волевому контролю, замкнут до того момента, пока собрав¬шийся кал не заполнит ампулу прямой кишки. До этой минуты наружный сфинктер остается откры¬тым и расслабленным. Когда ампула заполнена и человек чувствует потребность в испражнении, внутренний сфинктер расслабляется, в то время как наружный остается сильно сжатым до того мо¬мента, пока человек не получит возможность со¬вершить акт дефекации. Это значит, что когда нет потребности в дефекации, можно спокойно позво¬лить себе расслабить тазовое дно. Многие люди опасаются, что неконтролируемая сексуальная ак¬тивность может привести к непроизвольному ис¬пражнению. В некоторых случаях это опасение возрастает до уровня общего беспокойства, как если бы через минуту должна случиться катастрофа.
В реальности эти все опасения и страхи воздей¬ствуют на дно таза. Неожиданный страх вызывает острый спазм. Следствием подавленного страха бу¬дет хроническое мышечное напряжение. Мы не ощу¬щаем это напряжение, если не осознаем этот страх.
Для того, чтобы мы смогли расслабить дно таза, мы должны сначала осознать, до какой степени мы его напрягаем. В этом может помочь следующее упражнение.

Упражнение 6. 2

Стопы параллельны на расстоянии 20 см, колени слегка согнуты, тело подается вперед. Расслабьтесь и "отпустите" таз естественно, как это описано в предыдущем упражнении. Сде¬лав животом глубокий вдох, постарайтесь выз¬вать давление на дно таза. Одновременно по¬пробуйте раскрыть анальный сфинктер, как будто хотите выпустить газы. (Ничего не выпустится, если вы ничего не сдерживали. Я делал это упражнение на своих групповых за¬нятиях, и никогда ни у кого не случилось ни¬чего постыдного.)
Сейчас осознанно подтяните анус и дно таза вверх, зажимая ягодицы. Чувствуете ли вы, как нарастает напряжение? Попробуйте опус¬тить дно таза. Дает ли это чувство расслабле¬ния? Повторите это упражнение несколько раз, чтобы лучше прочувствовать разницу между напряженным и расслабленным состоянием та-зового дна.
Чтобы развить чувствительность к состоянию дна таза, повторяйте эти упражнения несколь¬ко раз в течение дня, во время прогулки, сидя за рабочим местом или во время какой-либо другой деятельности. Может случиться так, что вы будете вынуждены уделить много внимания этой части чела, прежде чем вам удастся дос¬тичь его полного расслабления, по это усилие будет щедро вознаграждено увеличивающейся интенсивностью сексуальных ощущений.
Так как секс, подобно мочеиспусканию и испраж¬нению, является одной из функций, которую мы отождествляем с нашей животной природой, нам может быть трудно принять связь между духовно¬стью и сексуальностью. Если мы не ощущаем этой связи, - значит мы утратили контакт с тем, где она возникает — с сердцем. Когда мы дарим наше¬му партнеру или партнерше всю нашу любовь, на которую способно сердце, объятия имеют не толь¬ко сексуальный, но и духовный характер Когда мы обнимаем Бога любовью наших тел, этот кон¬такт является не только духовным, но и сексуальным. Это может звучать как ересь, но в религиоз¬ных ритуалах примитивных культур сексуальное поведение давно служит тому, чтобы прикоснуть¬ся к божественному. Даже в иудо-хреспегиапекой религии танец был элементом многих религиозных церемоний. Независимо oi того, какие средства применяются для того, чтобы установить чувствен¬ную связь с бесконечным, они должны активизи¬ровать тело, для того, чтобы это было чем-то боль-шим, чем фантазии. Все религии считают, что если человек хочет объединиться с Богом, он должен отказаться от собственного Я. Для этого нет луч¬шего, более непосредственного способа, чем лю¬бовный сексуальный акт.

Глава 7
Заземление: связь с реальностью

Качество сексуальных ощущений человека зависит от его энергетического потенциала, так как сниже-ние энергетического уровня означает снижение уровня ощущений. Чувствительность зависит так¬же or грации, которая позволяет энергетическому заряду в теле свободно перемещаться. Это зависит также и от того, насколько хорошо человек зазем¬лен, укоренен, то есть энергетически соединен с почвой под ногами. Если какая-то энергетическая система, например, электрическая цепь не зазем¬лена, существует риск, что слишком сильный за¬ряд перегрузит ее и выведет из строя. Подобно это¬му люди, не укорененные в реальности, могут стать рабами сильных чувств сексуального или другого характера. Для того, чтобы этого избежать, они вы¬нуждены подавлять любые чувства, так как их ужа¬сает мысль, что они могут быть ими побеждены. В противоположность им заземленный человек смо¬жет выдержать сильное возбуждение, которое при¬ведет его к радости и запредельному состоянию.
Мы, человеческие существа, похожи на деревья, один конец которых укоренен в земле, а другой устремлен в небо. Сила стремления вверх зависит от силы нашей корневой системы. У вырванного дерева отмирают листья. Если человек отрывается от корней, его духовность превращается в мертвую абстракцию.
Кто-то может возразить, что у людей нет таких корней, как у деревьев. Однако, как земные существа, мы связаны с землей ногами и стонами. Если эта связь живая, мы говорим, что человек зазем¬лен. Тот же термин мы используем для соединения электрического проводника с землей с целью пре¬дохранения электрической цепи от перегрузки. В биоэнергетике мы используем этот термин для ха¬рактеристики связи человеческой личности с поч¬вой и реальностью. Когда мы говорим, что человек хорошо заземлен, или что он крепко сюит на зем¬ле, это означает, что человек осознает себя и окру¬жающее. Быть заземленным — значит быть свя¬занным с основными реалиями жизни с телом, сексуальностью, окружающими людьми и т.д. Мы связаны с ними в той же самой степени, что и с землей.
В диагностике важно рассмотреть осанку чело¬века и определить, насколько прочно он связан с землей. Это обычный подход в биоэнергетическом анализе. У человека, ощущающего силу и безопасность, естественная и прямая осанка. Когда он печален или подавлен, он горбится и становится размякшим. Когда человек пытается компенсиро¬вать чувство внутренней неуверенности, тело ста¬новится неестественно жестким. В позе человека сокрыт не только психологический, но и соци¬альный смысл. Когда мы говорим, что какой-то че¬ловек занимает какую-то позицию в обществе, мы имеем в виду то, что он является кем-то важным. Мы ждем от короля, что он будет стоять по- коро¬левски, а от слуг, — что они примут покорную позу Мы знаем, что "человек с характером" будет отстаивать свои убеждения несмотря на обстоятель¬ства.
Известно, что некоторые взрослые люди, несмот¬ря на прожитые годы, не могу г стоять на собственных ногах. Речь идет о том, что такие люди зави¬сят от других, стараются на кого-то опереться. Не¬достаток чувствительности в их ногах приводит к тому, что их контакт с землей — чисто механичес¬кий. У стола есть ножки для опоры, но мы никогда бы не сказали о нем, что он заземлен. Конечно, в противоположность материальным предметам, люди всегда имеют определенную степень чувстви¬тельности в ногах. Однако, у некоторых эти ощу¬щения настолько слабые, что не достигают созна¬ния, так как они не концентрируют внимание на своем теле. Недостаточно просто знать, что наши стопы прикасаются к земле. Необходим энергети¬ческий процесс, в котором волна возбуждения дви¬жется вниз по телу к ногам и стопам. Чувство за¬земления возникает в то время, когда волна возбуждения достигает земли, изменяя направле¬ние, после чего движется вверх, как если бы земля возвращала силу вверх для того, чтобы поддержать нас. Стоя таким образом, мы можем сознательно поддерживать единство противоположностей.
Когда мы говорим о ком-то, что он "витает в облаках", мы имеем в виду, что большую часть вни¬мания человек уделяет своим мыслям или своим мечтаниям, а не ощущениям в своих стопах. Этот человек знает, куда он идет, но может быть так поглощен мыслями о том, что он будет делать, когда придет к месту назначения, что сам процесс ходь¬бы становится автоматическим. Так как мы, чело¬веческие существа, мыслим почти все время, за исключением сна, можно подумать, что рассеян¬ность — это естественное состояние. Однако вни¬мание может перемещаться так быстро, что мы мо¬жем одновременно осознавать и то, что находится в уме, и то, что происходит в теле. Я выработал в себе такой навык и во время лекций часто делаю паузы для контроля состояния напряжения своего тела и дыхания, а также чтобы почувствовать, как мои стопы прикасаются к иолу. Мои слушатели принимают эти короткие паузы с удовольствием, так как в это время они могут передохнуть, а я могу сконцентрироваться. Успех моей лекции пря¬мо пропорционален степени моего кош акта с те¬лом и чувствами. Успех этой практики зависит от наличия в организме сильной энергетической пуль¬сации, которая объединяет два полюса тела. Когда эта связь прерывается, человек утрачивает зазем¬ление, что вызывает нарушение связи между гово¬рящим и слушающими. Я долго работал со своим телом, чтобы развить хорошее заземление.
Качество заземления человека отражает его внут¬реннее чувство безопасности. Когда человек хоро¬шо заземлен, он уверенно чувствует себя па ногах и уверен, что имеет почву под ногами. Это зави¬сит не от силы ног, а только от того, насколько мы их ощущаем. Сильные, мускулистые ноги могут казаться очень хорошей опорой для человека, но часто они очень механистичны. Такое строение ног указывает на глубокую неуверенность в себе, кото¬рая компенсируется чрезмерным развитием мышц. Подобный недостаток уверенности можно наблю¬дать и у людей с недостаточно развитыми ногами, но с чрезмерно широкими и сильными плечами. Подсознательно опасаясь падения или поражения, такие люди поддерживают себя руками, вместо того, чтобы искать опору на земле. Такая осанка оказы¬вает на тело сильное давление, углубляя лежащую в ее основе неуверенность.
Чувство безопасности человека определяется его отношениями с матерью в раннем детстве. Позитивные ощущения — опека, поддержка, нежность, одобрение — позволяют телу ребенка находиться в мягком, естественном состоянии. Ребенок ощу¬щает свое тело как источник радости и удоволь¬ствия, отождествляемся с ним и испытывает един¬ство со своей животной природой Такой ребенок вырастет хороню укорененным в реальности чело¬веком, одаренным сильным чувством внутренней безопасности и наоборот, когда ребенок чувству¬ет недостаток любви и поддержки со стороны мате¬ри, его тело становится жестким. Жесткость — естественная реакция тела, как на физический, гак и на эмоциональный холод. Равнодушие со сторо¬ны матери ослабляем у ребенка чувство безопасно¬сти, разрывая его связь с первичной реальностью Мать — паша личная земля, а Земля - наша об¬щая мать Любая неуверенность, которую ребенок испытывает в отношениях с матерью, находит от¬ражение в структуре его тела. Ребенок будет под-сознательно напрягать диафрагму, сдерживать ды¬хание и поднимать плечи от страха. Если неуверенность закрепится в структуре тела чело¬века, он попадет в порочный круг, так как будто испытывать неуверенность еще долго после того, как станет независимым от своей матери.
Проблема недостатка чувства безопасности не¬разрешима, пока человек не осознает, что недоста¬точно заземлен. Он может верить, что находится в безопасности, потому что получает деньги, имеет семью и положение в обществе. Но если он не заземлен, он будет страдать от недостатка внутреннего чувства безопасности.
Наиболее явным проявлением недостаточного заземления является позиция с заблокированными коленями, что делает жесткими ноги и снижает чувствительность в них. Такая позиция делает не-возможным выполнение коленями функции амор¬тизаторов тела. Так же, как амортизаторы в маши¬не, коленные суставы сгибаются, когда тело перегружается, позволяя провести стресс по ногам в землю (рис. 7.1 А и 7.1 Б). Как видно на рисунке 7.1В, заблокированные коленные суставы перено¬сят тяжесть стресса на нижнюю часть спины Боль¬шинство из пас понимают, что психический стресс вызывает в теле такое же напряжение, как и физи¬ческое перенапряжение. Когда мы блокируем ко¬лени, чтобы перенести эти перегрузки, мы наносим серьезный вред нижней части позвоночника.
Стоять па слегка согнутых коленях может быть поначалу неудобно. Когда мышцы утомляются, вместо того, чтобы блокировать коленные суставы, лучше позволить им отдохнуть. Блокирование ко¬ленных суставов может ослабить боль, но только благодаря тому, что ноги становятся более жест¬кими, и в них снижается чувствительность. Люди, которые научились правильно стоять, обычно на¬чинают по-новому ощущать тело. Как написал мне один читатель: "Разблокировав мои коленные сус¬тавы, вы разблокировали мою жизненную энер¬гию." Учитывая сказанное, в процессе биоэнерге¬тической терапии мы постоянно напоминаем пациентам, чтобы они всегда стояли, слегка согнув колени.
Однажды ко мне обратилась за консультацией молодая женщина, которая жаловалась на неудов-летворенность жизнью и недостаток самореализа¬ции. Когда я попросил ее принять свою обычную позу, то заметил, что ее колени заблокированы, и вся тяжесть ее тела покоится на пятках. Я проде¬монстрировал ей, насколько невыгодной и неустойчивой является такая позиция, легко надавив одним пальцем на ее грудную клетку, что вызвало ее падение. Когда мы выполнили это упражнение повторно, она снова упала, хотя предвидела, что это может случится. Она тут же осознала, какое значение имеет ее поза. Она отметила, что мужчи¬ны говорят, что она имеет "округлые пятки". "Это значит, что я слишком легко поддаюсь," — сказа¬ла она. И на самом деле, она не могла им противо¬стоять. Я попросил ее согнуть колени и перемес¬тить вес тела вперед, разместив центр тяжести на половине расстояния между пятками и большими пальцами. Приняв такую позицию, она перестала быть девчонкой, которую можно положить одним пальцем
Многие люди принимают пассивную позу, из которой невозможно движение вперед. Когда я обращаю на это их внимание, они обычно призна¬ют, что приняли пассивную позицию по отноше¬нию к жизни вообще. Однако некоторые из них говорили, что они агрессивны в отношениях с людь¬ми. В таких случаях с большой степенью уверен¬ности можно предвидеть, что верхняя часть их тела выглядит готовой к атаке, в то время как нижняя пассивна. Такая диссоциация встречается часто. Так как агрессивность верхней части их тел выглядит неестественно, она часто имеет преувеличенный характер, что свидетельствует о том, что это не более, чем защитный маневр. Ни пассивная, ни псевдоагрессивная позиции не дают возможности получить мягкость в движениях, которая является обязательным условием того, чтобы человек чув¬ствовал себя заземленным. Свободные движения возможны только тогда, когда мы стоим с легко согнутыми коленями, и тяжесть тела перенесена вперед, и та в естественно агрессивной позиции
Следующее упражнение позволю вам оценить свою обычную позицию (Смотри рис 7 .1)

Упражнение 7. 1

Примите исходное положение — стопы па¬раллельны, колени слегка согнуты, таз расслаблен и слегка отодвинут назад. Сейчас позвольте верхней части тела наклониться вперед, пока не почувствуете вес тела на подушечках передних частей стоп. Вам может показаться что вы сейчас упадете лицом вперед, но на самом деле, если потеряется равновесие, достаточно сделать шаг вперед Равновесие не потеряется, если ваша голова находится на одной ли¬нии с телом.
Поднимите голову так, чтобы вы могли смот¬реть прямо перед собой. С целью уравновеши¬вания своею центра тяжести представьте себе, что несете на голове корзину.
Подняв голову, позвольте вашей груди стать впалой, а животу расшириться так, чтобы ваше дыхание ста то потным и глубоким Позволь¬те земле поддерживать вас
Поначалу такая позиция может казаться неудобной. Она даже может причинять боль во время растяжения напряженных мышц . Когда мышцы расслабляются, боль в конце концов стихает, это нужно просто терпеливо принять. Не нужно бояться, что боль усилится. Ее мож¬но легко перенести, особенно если вы очень хотите, чтобы жизненная энергия свободно двигалась в вашем теле

Рис 7 1 Заземление и стресс
А Когда колени расслаблены, вы стоите, полностью выпрямившись
Б Когда увеличивается стресс, вызванный физическим переутомлением или эмоциональными перегрузками, колени сгибаются для того, чтобы его амортизировать
В Когда колени заблокированы (что мешает им амортизировать стресс), стресс концентрируется в нижней части спины, что вызывает наклон верхней части тела

Именно из этой позиции вы можете наиболее грациозно начинать движения. Разблокирование ко-ленных суставов позволяет получить пружинящий шаг, который дает чувство заземления

Упражнение 7. 2

Во время ходьбы постарайтесь осознанно по¬чувствовать, как ваши стопы прикасаются к земле при каждом шаге С этой целью ходите очень медленно, позволяя весу тела перено¬ситься попеременно на каждую из стоп. Рас¬слабьте плечи и обращайте внимание на то, чтобы не сдерживать дыхание и не блокиро¬вать коленные суставы.
Ощущаете ли вы снижение центра тяжести своего тела? Ощущаете ли лучший контакт с землей? Ощущаете ли вы себя в безопасности, более расслабленным? Такая манера ходьбы может показаться вначале странной. Если это так, то вы должны осознать, что под давлени¬ем современной жизни вы утратили естествен¬ную грацию своего тела
Вначале ходите медленно, чтобы развить чув¬ствительность в ногах и стонах. Когда вы ста¬нете лучше чувствовать землю, можете изме¬нять ритм шагов, в зависимости от настроения.
Ощущаете ли вы после этого упражнения лучший контакт со своим телом? Реже ли вы погружаетесь в свои мысли во время ходьбы? Чувствуете ли вы себя расслабленнее и сво¬боднее?
Привлечение внимания к походке — только пер¬вый шаг на пути возвращения грации. Мы должны также развить эластичность и чувствительность в ногах. Следующее упражнение я рекомендую сво¬им пациентам выполнять регулярно, как во время терапевтических сессий, гак и дома. Я назвал его основным упражнением для заземления и впер¬вые оно было описано в моей книге, содержащей биоэнергетические упражнения, "The Way to Vibrant Health". Так как оно очень важное, я при¬вожу его и в этой книге

Упражнение 7.3

Встаньте прямо, стопы стоят параллельно на расстоянии около 45 см. Наклонитесь вперед и достаньте кончиками пальцев обеих рук до пола, сгибая колени настолько, насколько это необходимо. Основной вес тела — на поду¬шечках стоп, а не на ладонях или пятках. Дот¬рагиваясь до пола пальцами рук, постепенно выпрямите колени, но не блокируйте их, ос¬таньтесь в этой позиции в течение 25 дыха¬тельных циклов. Дышите свободно и глубоко. Вероятно, вы почувствуете, что ваши ноги нач¬нут дрожать, это значит, что через них начи¬нают проходить волны возбуждения.
Если дрожание не возникает, значит ноги слишком напряжены. В этом случае можно спровоцировать дрожание, постепенно сгибая и выпрямляя ноги. Эти движения должны быть минимальными, их цель — расслабление ко¬ленных суставов. Упражнение должно выпол¬няться в течение не менее 25 дыхательных цик¬лов, или пока не возникнет дрожание в ногах. Вы можете заметить, что ваше дыхание стано¬вится глубже и спонтаннее. Вернувшись в по¬зицию стоя, сохраните колени немножко со¬гнутыми, стопы параллельными, а центр тяжести — смещенным вперед. Ваши ноги мо¬гут все еще дрожать, что будет свидетельство¬вать о их жизненности. Чувствуете ли вы сей¬час свои ноги лучше? Чувствуете ли вы себя более расслабленным?
Если в этой позиции ноги не вибрируют, можно продолжить упражнение до 60 дыхательных цик¬лов и повторять их несколько раз в день. (Можно также спровоцировать вибрацию ног, встав на одну ногу в той же позиции, как описано выше, и под¬нимая ногу с пола Это увеличивает напряжение в опорной ноге.) Это основное упражнение заземле¬ния усиливает чувство "отпускания", или разряд¬ки. Когда много лет тому назад я проводил цикл занятий по биоэнергетике с группой психологов в Институте Эссален, я продемонстрировал это уп¬ражнение молодой женщине, которая была танцов¬щицей, а также инструктором тайцзи-цюань. Ког¬да ее ноги стали дрожать, она сказала: "Я всю жизнь провела на ногах, но впервые нахожусь в них." Когда в процессе биоэнергетической терапии человек слишком возбуждается, это упражнение возвращает ему самоконтроль Один из моих па¬циентов, комедийный актер, практиковал его, стоя за кулисами перед прослушиванием своей новой роли. Когда его коллеги разминались вокалом или упражнялись в пении, он принимал заземляющую позицию и доводил свои ноги до вибрации. Он рассказывал, что большинство его коллег были так напряжены во время прослушивания, что в резуль¬тате этого напряжения у них ломался голос. В то же время, он чувствовал себя расслабленным, и поэтому часто роли доставались ему. Я сам регу¬лярно выполняю это упражнение около 32 лет и повторяю его каждое утро, чтобы сохранить свои ноги гибкими и расслабленными. Оно может по¬казаться не столь важным для молодых людей, но оно необходимо, если мы хотим сохранить в старо¬сти немного грации в движениях. Возраст влияет на ноги больше, чем на другие части тела. Не будет преувеличением сказать, что человек настоль¬ко молод, насколько молоды его ноги.
Другим упражнением, усиливающим чувство за¬земления, является приседание, так как оно мак¬симально приближает человека к земле. С легкос¬тью эту позицию принимают дети, а также жители слаборазвитых стран и примитивные народы. Од¬нако большинство западных людей не сможет его выполнить, не выворачиваясь при этом назад. Они могут удержать эту позицию только короткое время, держась за какую-нибудь onopу Такая неспо¬собность к удержанию позиции на корточках без опоры вызвана огромным напряжением, присутству¬ющим у большинства людей в бедрах, ягодицах и пояснице Приседания необходимы для людей с такими проблемами

Упражнение 7. 4.

Поставьте стопы параллельно на расстоянии около 20 см. Попробуйте присесть на корточ¬ки и удержать эту позицию без какой бы то ни было опоры Если определенная опора необ¬ходима, возьмитесь за какую-нибудь мебель перед собой Правильная позиция на корточках требует, чтобы обе пятки прикасались к полу, а вес тела покоился на передней части стоп
Если вам требуется опора, другим способом выполнения этого упражнения является употребление свернутого полотенца, которое подкладывается под пятки перед приседанием. Валик должен быть настолько толстым, чтобы обеспечить сохранение этой позиции. Эта опора не должна быть удобна, так как в этом случае цель упражнения - растяжение спазмированных мышц ног, — не может быть достигнута. Достижение этой цели можно приблизить, перенося попеременно тяжесть тела вперед и назад.
Если приседание начнет причинять боль, опуститесь на колени, отведите стопы назад и сядьте на пятки. Эго может оказаться болез¬ненным, если голени и стопы напряжены. Если это так, присядьте снова, чтобы расслабить ло¬дыжки. Регулярные приседания и сидения на пятках ускоряют процесс "отпускания".
Следует помнить, что грациозное движение на¬чинается от земли, oтi стоп. После окончания опи¬санных выше заземляющих упражнений можно более выразительно почувствовав деятельность этого принципа, выполняя следующее упражнение, которое подражает одному из наиболее частых дей¬ствий, которые мы ежедневно выполняем, а имен¬но, вставанию с кресла.

Упражнение 7.5.

Сядьте в кресло, поставив обе стопы на пол, в своей обычной позиции. Поднимайтесь, от¬талкиваясь от пола, а не опираясь о кресло. Чтобы это выполнить, перенесите вес тела на подушечки стоп, затем упритесь стопами в пол и оттолкнитесь прямо вверх. Выполняя это движение, вы имеете сильный контакт с поч¬вой. Повторите еще раз это упражнение, но сейчас поднимитесь с кресла так, как делаете это обычно.
Чувствуете ли вы разницу между этими дву¬мя способами вставания с кресла? Повторите упражнение два или три раза, пока разница не станет очевидной. Отталкиваясь вверх, пол¬ностью используйте свои ноги. При обычном подъеме с кресла наиболее вовлеченной ока¬зывается верхняя часть тела, а также требует¬ся больше усилий.
Кроме расслабленных мышц для того, чтобы до¬стичь полного и свободного движения возбужде¬ния в теле, необходима правильная геометрия тела. Она начинается со стоп, которые действуют как рессоры, гасящие сотрясения во время ходьбы. Если человек хорошо заземлен, при каждом шаге его стопа слегка уплощается. Очевидно, что человек не может быть хорошо заземленным, если свод сто¬пы у него слишком высокий, или если стопы утра¬тили свою эластичность и уплощились, что не по¬зволяет полностью контактировать с землей. Плоскостопие вызывает утрату пружинящего шага. Уплощенные стопы недостаточно заряжены энер¬гетически и перенапряжены. Тенденцию к плоско¬стопию имеют тучные люди, а также люди, пере¬груженные эмоционально или физически. В то же время высокий свод стопы встречается у людей с "птичьими" ногами. Такие люди обычно воспиты¬вались неприступными или недружелюбными ма¬терями. И они чувствуют необходимость держать¬ся над землей.
Способ постановки стоп также важен для пра¬вильной геометрии. В нашем культурном окруже¬нии мы редко видим людей, которые стоят или хо¬дят со стопами, направленными вперед Большинство людей ходят со стопами, повернуты¬ми в большей или меньшей степени наружу. Такая позиция вызывает перенесение веса тела на пят¬ки, а напряжения на латеральные стороны ног. В соединении с плоскостопием, такая позиция может вызвать серьезные повреждения тела, как опи¬сал а го в письме ко мне один из моих приятелей-врачей' "Я все еще страдаю от избыточного веса, а мои стопы и колени предъявляют последствия дол¬гих лег напряжения и нарушения симметрии. Бо¬ковые поверхности хрящей моих коленных суста¬вов стерлись до костей, и я не могу долго оставаться на ногах Я спросил ортопеда, как это могло случиться. По его мнению, мои плоские стопы с раннего детства переадресовали большую часть на¬грузки на внешнюю сторону коленных суставов, которые сейчас разрушилась, и в этом состоянии он не может мне помочь. Мне сейчас, как обычно, очень тяжело двигаться.'' . Этих печальных послед¬ствий можно было бы избежать при помощи уп¬ражнений. Каждый из нас должен научиться сто¬ять со стонами, расположенными параллельно на расстоянии 20 см. и слегка согнутыми коленями, поставленными на одну линию с серединой каж¬дой из стоп. Если мы страдаем от плоскостопия, мы должны переносить вес на ребра стоп, удержи¬вая колени в описанной позиции. Ноги могут на¬чать дрожать, что указывает на снижение напря¬жения.
Стояние или ходьба со стопами, повернутыми наружу в виде буквы V, может также быть следствием хроническою напряжения в ягодичных мышцах. В большинстве случаев это напряжение возникает в результате прошлого приучения к "чи¬стоплотности'', что вызывает "сжатие попы" и по¬ходку "елочкой". Следующее упражнение показы¬вает эффект воздействия этого напряжения на тело.

Упражнение 7.6.

Примите позицию стоя, поставив стопы иде¬ально параллельно на расстоянии 20 см. Ко¬лени должны быть слегка согнуты, а вес тела перенесен вперед. Положите ладонь на дно таза, пониже ануса. Затем поставьте пятки вместе, сделав латинскую букву V. Ощущаете ли вы, как ягодицы напрягаются и сжимают-ся?
Походите немного со стопами в позиции латинской буквы V и обратите внимание, как мало грации осталось в ваших движениях. А сейчас сделайте несколько шагов, ставя стопы параллельно. Ощущаете ли вы значительную разницу в своих движениях? Понаблюдайте за походкой других людей. Замечаете ли вы раз¬ницу у тех, кто ставит стопы параллельно, и тех, кто поворачивает их наружу?
Цель следующего упражнения — расслаб¬ление стоп. Оно используется перед отходом ко сну и позволяет уснуть многим людям, стра¬дающим от хронической бессонницы, а также снять напряжение в голове.

Упражнение 7.7.

Станьте одной или двумя стопами на дере¬вянный валик или палку от щетки. Как и в других упражнениях, нужно разуться для того, чтобы усилить ощущения в стопах. Можете перемещать валик так, чтобы он надавливал на перед стопы, ее свод или вблизи пятки.
Увеличилась ли у вас после этого упражне¬ния чувствительность в стопах? Улучшился ли контакт с почвой? Ощущаете ли вы разницу в степени расслабления тела?
Эти биоэнергетические упражнения, без сомне¬ния, являются ценными, помогая людям почувство¬вать, насколько сильно их стопы укоренены в зем¬ле, однако для достижения значительных изменений в ощущениях и поведении необходимо постоянно осознавать свое тело. Важно, чтобы мы осознавали наши ноги и стопы, независимо от того, ходим мы, стоим или сидим. Во время сидения мы должны также осознавать те части тела, которые находятся в контакте с креслом. Большинство лю¬дей сидят в кресле так, что центр тяжести тела падает на крестец или копчик, а не на седалищные бугры. Такая позиция может казаться удобной и способствующей расслаблению, но она отражает оп¬ределенную степень замкнутости в себе, как у ре¬бенка, который скручивается в калачик в каком-нибудь уголке, чтобы укрыться от мира Такой позиции недостает настоящего чувства безопасно¬сти, если человек, сидящий таким образом, не го¬тов подставить голову реальности взрослой жиз¬ни. Для того, чтобы сидеть в заземленной позиции, мы должны чувствовать, как ягодицы прикасаются к спинке кресла. В этом случае спина остается вып¬рямленной, а голова направлена вперед.
Терапевт часто сидит лицом к лицу с пациен¬том, обсуждая с ним его проблемы и чувства Я заметил, что эти дискуссии являются более про¬дуктивными и непосредственными, если мы с па¬циентом сидим в заземленной позиции. Контакт между нами облегчается, если каждый из нас смот¬рит другому прямо в глаза. Это чувство визуаль¬ного контакта и контакта через землю привносит в терапию духовный элемент. Редуцируя тревогу и увеличивая чувство безопасности, оно оказывает позитивное влияние в любой ситуации, где люди сидят и разговаривают между собой. Контакт это¬го типа бесценен в ситуации кризиса, чему я был свидетелем во время полета на маленьком гидро¬плане, когда мы попали в ураган. Мне удалось избе¬жать паники, которая охватила остальных пассажи¬ров, концентрируясь на ощущении прикосновения спины к креслу и свободном, глубоком дыхании.
Так как боли в пояснице очень распространены, некоторые считают, что человек никогда не дол¬жен был принимать вертикального положения. Но если бы проблемы с поясничным отделом позво¬ночника возникали из-за ошибки природы, то все люди страдали бы от этого. Когда я исследую осан¬ку многих людей с точки зрения биоэнергетики, становится ясно, что с проблемами в поясничном отделе позвоночника сталкиваю 1ся лишь незаземленные люди. Тот, кто заземлен и сохранил гра¬цию движений, удерживается в вертикальной по¬зиции жизненной силой, которая движется от земли через стоны, голени, бедра, таз, спину, шею и голову. Эта жизненная сила, или энергия, в йоге называется кундалини и считается, что она проте¬кает вдоль позвоночника от крестца до головы, когда йог медитирует в позе лотоса. Во время ходь¬бы или стоя это движение энергии ощущается, как идущее от земли. Несмотря на позицию, в которой мы находимся, такое движение энергии возможно, лишь когда мы заземлены. Некоторым людям это присуще от природы Как утверждает Ли Страсберг, Элеонора Дьюс, известная преподавательни¬ца актерского мастерства, "очень необычно улыба¬лась" "Эта улыбка, казалось, начинается от самых кончиков пальцев ее ног. Казалось, что она путешествует по телу, прежде чем достигает лица и губ."
Исследуя вопрос вертикального положения че¬ловека, следует вернуться к образу дерева. Спо¬собность дерева сохранять вертикальное положе¬ние больше зависит от силы его корней, чем от жесткости его структуры. На деле, чем жестче структура дерева, тем более оно податливо ветру. Корни важны не только потому, что они создают систему опоры, но и потому, что добывают из зем¬ли питательные вещества, необходимые для роста дерева. Соки, переносящие эти вещества вверх к листьям, необходимы дереву для жизни. Но эти соки должны также оттекать вниз, после того, как зарядятся энергией Солнца. Также и в организме человека энергия течет вверх и вниз.
Конечно, человеческий организм сильно отли¬чается от дерева, но на деле вся жизнь на Земле существует в атмосфере, там, где Земля встречает¬ся с Небом. Именно здесь энергия Солнца преоб¬разует материю Земли в протоплазму. Так же как дерево, мы, человеческие существа, смотрим на Небо, как на источник, дающий жизни энергию, но зависим также от Земли, которая доставляет нам питательные субстанции. Только ангелы не зависят от Земли, так как они не являются ни де¬ревьями, пи животными. Человек не может, к со-жалению, быть одновременно и животным, и ан¬гелом. Если мы оторвемся от нашей животной природы (и нижней половины тела), мы утратим заземление. Чтобы быть заземленным, надо быть сексуальным существом. А как мы видим из дис¬куссии в главе 6, по-настоящему сексуальным че¬ловек может стать лишь тогда, когда движения его таза станут свободными.
Эти движения в предоргазмической фазе зави¬сят от воли, но во время оргазмического пика ста¬новятся спонтанными и неконтролируемыми. Не¬контролируемые движения доставляют много удовольствия, но волевые движения также могут быть приятными, если они не вынуждены. При¬нуждение вызывает напряжение Короче говоря, наши движения являются грациозными, когда мы позволяем волне возбуждения протекать без пре¬град вверх от земли. В этом помогает расслаблен¬ный таз. Когда мы выдвигаем его вперед во время ходьбы или в сексуальном акте, мышцы вокруг таза напрягаются, что ограничивает чувствительность. Намного лучше позволить тазу самому' двигаться вперед.
В шестой главе мы представили упражнения, цель которых — измерение зажатого в тазе напря¬жения. Сейчас, используя понятие заземления, мы можем выполнить определенные упражнения, ко¬торые помогут тазу свободно двигаться.

Упражнение 7.8.

Поставьте стопы параллельно на расстоянии около 20 см. Слегка согните колени. Накло¬нитесь вперед, перенося вес тела на подушеч¬ки стоп. Чувствуете ли вы, что вас как бы что-то толкает вперед? Именно таким образом мы ходим.
Затем сильнее согните колени и перенесите вес на передние отделы стоп. В этот раз не отрывайте пятки от пола. Передвинулась ли отраженная от пола сила вверх, выпрямляя ваши колени?
Повторите это! маневр в i ретин раз с со¬гнутыми коленями и пятками прижатыми к земле. В этот раз наклонитесь вперед и рас¬слабьте таз. Замечаете ли вы, как тал передви¬нется вперед?
Я заметил, что большинству людей трудно вы¬полнять это упражнение, так они никак не могут надавить пальцами сгон на землю, не напрягая ног. Если мы заземлены, это упражнение выполняется легко
А вот другое упражнение, имеющее ту же цель, а именно — дать ощущение, что газ может дви¬гаться снизу лучше, чем сверху. Эго упражнение также является трудным, но при определенной практике мы можем освободить нижнюю часть тела до такой степени, что она становится чем-то значительно большим, чем просто механической опо¬рой. Когда таз двигается свободно, человек ощу¬щает приподнятость духа, наполненность грацией и расслабленность

Упражнение 7.9.

Стопы стоят параллельно на расстоянии око¬ло 30 см. Колени немного согнуты, ладони помещены на коленях. Целью упражнения яв¬ляется колебание таза со стороны в сторону при помощи только ног и стоп. Верхняя часть тела должна быть расслаблена и неактивна
Перенесите вес тела на передний отдел пра¬вой стопы, выпрямите правое колено и позволь¬те тазу отклониться вправо. Перенесите вес тела па левую сгону, надавите на нее, после чего легко выпрямите левое колено. Вы должны почувствовать, что таз передвигается влево. Сейчас переместите вес на правую ногу и по¬вторите маневр, стараясь вызвать передвижение таза вправо без участия верхней половины тела. Продолжайте упражнение, перенося по¬переменно вес тела с одной стопы на другую около 5 раз
Большинство людей может двигать тазом, скручивая верхнюю часть тела, но, так как их движение не соединяется с землей, оно вы¬полняется без грации и не приносит никакого удовольствия. Заземленное движение возбуж¬дает, в то время как вынужденное — прино¬сит страдание
Описанное упражнение похоже на основной шаг в традиционном гавайском танце хула. В исполне¬нии гавайцев этот танец выглядит грациозным и кажется легким. Однако большинство западных людей, танцуя его, выглядят очень неуклюжими, так как их тела слишком напряжены, и, кроме того, они не могут начинать движение о г земли Незаземленные движения таза могут выглядеть сексу¬ально и напоминать возбуждение, но это сексуаль¬ность, изолированная от чувств. Когда движения заземлены, они приобретают духовные черты, что объясняет их использование в ритуалах древних религий.
Можно недоумевать, какое отношение имеет не¬обходимость заземления к половому акту, когда двое людей лежат друг на друге в постели. Если мужчина находится сверху, он может заземлить¬ся, упирая стопы в спинку кровати или в стену. Когда его колени согнуты, ею таз будет двигаться естественным образом. Если у кровати нет спинки или поблизости нет стены, он может упереть пальцы стоп в матрац так, чтобы движения газа начина¬лись от стоп. Если женщина лежит внизу, она мо¬жет заземлиться стопами о матрац или оплетая ногами партнера так, что его тело становится для нее почвой (партнеры могут, конечно, сделать по¬зицию наоборот). Использование этой основы для движений во время сексуального контакта может привнести значительную разницу в качество и ин¬тенсивность ощущений Возбуждение увеличива-ется, когда вся нижняя часть тела, а не только половой аппарат, вовлекаются в сексуальный акт Так как таз движется свободно, ощущения в этой обла¬сти становятся более интенсивными Кот да в про¬цессе полового акта мы заземлены, нам легче от¬даться оргазмической разрядке
С чисто медицинской точки зрения заземление имеет неоценимую важность. Оно непосредствен¬ным образом благотворно влияет на высокое арте¬риальное давление. В соединении с глубоким ды¬ханием, упражнения в заземлении заметно понижают артериальное давление и могут оказы¬вать определенное влияние на снижение "давле¬ния жизни" Снижение давления, конечно, не бу¬дет продолжительным, если человек не вносит существенных изменений в свое отношение к зем¬ле, на которой он стоит, своему телу, своей сексу¬альности, а также в свои отношения с другими людьми. В биоэнергетической терапии мы стремим¬ся к тому, чтобы такие изменения проявлялись и в физическом облике пациентов. Когда терапия ус¬пешна, стопы и ноги пациента становятся мягки¬ми, таз расслабляется, дыхание углубляется Как только человек заземляется, он позволяет Земле поддерживать его. Ступив на Землю, он отмечает, что снижается его артериальное давление. Однако для достижений такого рода изменений необхо¬димо уделять много внимания телу и придержи¬ваться такого стиля жизни, при котором уважает¬ся тело и принимаются его потребности.
К сожалению, наша культура все более отдаля¬ется от тела, как источника чувств и духовности. Современные программы физических упражнений направлены не на развитие чувствительности тела, а на его эксплуатацию, как если бы оно было меха¬низмом В результате этих упражнений люди спо¬собны только соревноваться с жизнью. Я допус¬каю, что если достижение вершин становится для кого-то смыслом жизни, то современные програм¬мы физического развития могут ему в этом помочь. Однако, если нашей целью является радость пол¬ноты жизни и возбуждение, возникающее из того, что мы ощущаем себя частью пульсирующей Все¬ленной, а также глубокое удовлетворение, от того, что мы являемся людьми фациозными и полными блаженства, то мы должны обратится к чему-то дру¬гому.
Когда я был молодым человеком, "держаться земли" считалось добродетелью. Я давно уже не слышал, чтобы кто-то употреблял такое выраже¬ние. Разве способность твердо стоять на земле ут¬ратила свое значение? Я думаю, что существенно утратила Для современного человека больше под¬ходит определение, что "он летает высоко и быст¬ро". Трудно снизить темп, когда мир вокруг нас стремится вперед . Трудно быть заземленным, ког¬да сама культура не заземлена, когда она противо¬речит реальности и пропагандирует иллюзию, о том что успех — высшее состояние существования, а люди, которые его достигли, живут более богатой и полной жизнью. Настоящими ценностями в жиз¬ни являются здоровье, грация, удовлетворение, удовольствие и любовь. Эти ценности мы реализу¬ем только тогда, когда крепко стоим на своих но¬гах.

Глава 8
Структурная динамика тела

Человеческое тело уравновешено энергетически и структурно. Оно также уравновешено биохимичес¬ки, благодаря способности к гомеостазу. С энерге¬тической точки зрения, энергетическое равновесие в теле поддерживают две противоположные силы, из которых одна, действуя сверху, тянет организм вверх, а другая, действующая снизу, тянет орга¬низм вниз Снова в качестве метафоры мы исполь¬зуем дерево. Его ветви тянутся вверх, к Солнцу, тогда как корни уходят в Землю. В традиционной китайской философии эти две силы, называемые инь и ян, представляют, соответственно, энергии Земли и Солнца. Корни растения поглощают энер¬гию инь из Земли, а листья поглощают энергию ян от Солнца. В даосской мысли инь и ян находятся между собой в гармонии. Но жизнь не статична, она находится в состоянии постоянных изменений, благодаря взаимодействию этих двух сил, которые как бы постоянно перетягивают канат. Гармонией является срединный пункт в движении маятника, который существует только в тот момент, когда движение изменяет направление.
Жизнь развилась на поверхности Земли там, где ее энергия реагировала и соединялась с энергией Солнца. Для возникновения жизни такое единство противоположностей является основой половой репродукции. У китайцев эти противоположности ориентированы сексуально: инь становится женс¬ким первоэлементом, а ян — мужским. Чтобы понять эти взаимодействия между противоположны¬ми энергетическими силами, нам необходимо вве¬денное Вильгельмом Райхом понятие суперимпозиции или наложения, означающее две энергетические волны, кружащиеся вокруг центра в творческом акте. (Wilhelm Reich "Cosmic Superimposition" Rangeley, 1951.) Этот процесс представлен на рисунке 8.1.

Рис. 8.1 Райхианское понятие суперимпозиции.

В процессе эволюции уровень энергии некото¬рых организмов сильно возрос, вследствие чего у всех животных заряд на противоположных полю¬сах тела стал достаточно сильным, чтобы создать два центра. Верхний центр стал мозгом, нижний — половыми и репродуктивными органами. Централь¬ным источником активности стало сердце, а пере¬качиваемая им в обоих направлениях кровь соеди¬няет противоположные полюса с центром (см. рис. 8.2). В случае с деревом связь полюсов достигает¬ся посредством передвижения соков вверх и вниз.

Рис. 8.2. Энергетические центры тела.
Как мы заметили во втором разделе, перемещение жидкостей связано с соответствующими перемеще-ниями энергии и зависит от нее, она создает воз¬буждение, распространяющееся по организму. В теле человека эти волны возбуждения становятся силой, которая удерживает его в вертикальном по¬ложении. В целом, эти волны днем действуют силь¬нее, чем во время ночных периодов отдыха.
Основное правило биоэнергетики состоит в том, что накопление энергии не может превышать ее расход. Несмотря на то, что можно съесть больше, чем требуется для выработки энергии в данный мо¬мент, этот излишек будет откладываться в виде жира, готового к превращению в энергию, когда возникнет такая потребность. Таким образом, ког¬да человек находится в безвыходной ситуации, на¬пример, во время голода, он может отдавать больше энергии, чем способен получить. Однако ре¬зервы энергии уменьшаются до такой степени, что в результате может наступить смерть. Равновесие тела можно нарушить на какой-то момент, напри¬мер, задерживая дыхание, но оно должно через некоторое время возобновиться, для того, чтобы жизнь продолжалась.
Равновесие противоположных сил проявляется в пульсации, которая лежит в основе жизни. Пуль¬сация, которая характеризуется процессом расши¬рения и сжатия, наблюдаться в дыхании, перис¬тальтике, сердцебиении и других функциях тела. Эта основа жизни всех живых организмов, вне за¬висимости от их размеров. У человека пульсация наблюдается не только в целом организме, по так¬же в каждой клетке, ткани или органе.
Эта модель откосится также и к поведению. Дви¬жение наружу и движение внутрь являются фор¬мой пульсации. Движение наружу приводит к кон¬такту с внешним миром, в то время как движение внутрь приводит человека к контакту с самим со¬бой. На эту пульсацию воздействует суточный ритм. Мы более открыты внешнему миру в течение дня и обращаемся внутрь ночью, во время сна. Ни одно из этих состояний не является лучшим, и оба они необходимы для здоровья. Постоянное пребы¬вание в каком-либо из них патологично, так как жизнь складывается из пульсации, из способнос¬ти контактировать с внешним миром и отдаляться от него, обращаясь внутрь себя в зависимости от ситуации.

Рисунок 8 3А представляет схему базовой пуль¬сации расширения и сжатия в одноклеточном орга¬низме. Для того, чтобы перенести эти правила на тело человека, представьте себе человека, стояще го с распростертыми руками на широко расстав¬ленных ногах

Рис 8.3- Процессы расширения и сжатия происходящие в теле
Рисунок 8 ЗБ показывает тело, уподобленное шестиконечной звезде, где голова, руки, ноги и гениталии представляют шесть ее лу¬чей. На эти фигуры можно наложить две концент¬рических окружности, из которых одна соприкасается со всеми внешними лучами, а вторая — со всеми






внутренними
точками. Каждый из шести внешних лучей представляет важнейшие точки со¬прикосновения с миром Наружную окружность можно уподобить поверхности тела, в то время как внутреннюю окружность можно рассматривать, как сердцевину, из которой исходят импульсы В че¬ловеческом организме каждый сильный импульс заряжает в равной степени все шесть внешних точек, а каждая внутренняя зажатость отнимает тоже качество энергии из всех шести точек. У откры¬тых и энергичных людей эти точки заряжены в боль-шей степени, чем у замкнутых и подавленных лю¬дей
Как показано на рисунке 8 4, существует непос¬редственная связь между энергетической заряженностью глаз и стоп, так как они располагаются на противоположных концах тела. Эту связь наибо¬лее легко понять в категориях продольной пульса¬ции в геле и протекания возбуждения вверх и вниз. Структура тел всех высших организмов повторяет структуру червя, трубки внутри трубки, и склады¬вается из сегментов или метамеров. Наружная труб¬ка складывается из дыхательной и пищеваритель¬ной систем Внутренняя трубка функционирует как система скелетных мышц, поддающихся волевому контролю Червь движется, когда волна возбужде¬ния проходит по ею телу, вызывая расширение и сжатие последующих сегментов Внутреннее пита¬ние тела червя через трубку протекает согласно тому же образцу. Похожий принцип присутствует и в теле человека, с той лишь разницей, что структура ею тела более сложна и дифференцирована. В про¬цессе эволюции разные сегменты соединились меж¬ду собой, чтобы создать три главных сегмента: голову, грудную клетку и таз, и два меньших сегмента: шею и талию.

Слияние позволило этим сегмен¬там создать высокоспециализированные структу¬ры, которые в меньшей степени наблюдаются у низших позвоночных, и в большей - у млекопи¬тающих Основная сегментарная структура проявляется в позвоночнике, по даже здесь некоторые сегменты, а именно, крестовые позвонки, слив¬шись, образуют крестец.
Главные сегменты охраняют заключенные в них чувствительные органы Грудная клетка — цент-ральный сегмент тела, скрывает под ребрами два важнейших органа - сердце и легкие Голова зак¬лючает в себе мозг, который под покровом черепа управляет всем телом.

На другом конце тела нахо¬дится таз, костная структура, охраняющая поло¬вые и выделительные органы. Шея и талия — ос¬новные переходы от одного центра к другому. Через них проходят нервы, сосуды, дыхательная и пище¬варительная магистрали. На рисунке 8.5 отражены различные сегменты тела. Соединение между эти¬ми различными сегментами тела делает возмож¬ным сгибание и повороты. Амплитуда возможного движения между сегментами зависит от длины со¬единяющих их частей.

Рис. 8.5- Сегменты тела.

А сейчас мы исследуем проблемы, которые мо¬гут во шикать в результате нарушения структур¬ной динамики
Если соединяющий два энергетических центра отрезок удлинен, это отдаляет друг от друга две большие структуры, которые он соединяет, что ука¬зывает на степень их разделения. Так, слишком удлиненная шея удерживает голову высоко над телом. Человек с такой шеей будет, вероятно, cмoтреть свысока на свою животную природу. Он мо¬жет производить впечатление утонченного, , но он может лишь развить свои чувства таким образом, чтобы они соответствовали культурным стандартам, принятым в обществе. Люди с короткой шеей и более плотным строением тела, будут, вероятно, ближе к своей животной природе, они лучше отож¬дествляются с физической силой своего тела. Ко¬нечно, особенно существенное влияние на строе¬ние тела оказывают генетические факторы. Однако, как мы говорили в первой главе, влияние среды также играет роль в развитии и создании формы тела. Большое влияние на тело ребенка оказывает отношение к нему родителей.
Несколько лет тому назад я работал с одним молодым человеком, который был очень высоким, худым, имел впечатлительное лицо и красивые вьющиеся волосы. Я легко мог его себе вообразить в роли золотоволосого херувима Мать воспиты¬вала его с убеждением, что он опередит в жизни всех других мальчиков. Она считала, что он явля¬ется для нее даром неба и видела в нем божествен¬ные черты В результате такого воспитания он от¬далился от земли и "утратил заземление". Несмотря на то, что его ноги выглядели сильны¬ми, он их почти не чувствовал Он также не был связан с реальностью, так как считал себя выдаю¬щейся личностью. Хотя он имел некоторые спо¬собности, он не сумел проявить себя как худож-ник. Ему также трудно было контактировать с женщинами, потому что в каждой из них он видел тень своей матери.
Возникает вопрос что вызвало удлинение тела этого молодого человека? Ведь у его отца был нор-мальный рост Я допускаю, что его развитие мож¬но понять в категориях продольных пульсаций тела. В длинном, худом теле волна возбуждения дви¬жется вверх, что уменьшает ее интенсивность Это движение вверх может иметь несколько значений' стремление к нежности и опоре, так как стремится ребенок, который хочет ее получить; отдаление от своей животной природы; а также стремление воз¬выситься над другими Упражнения в заземлении изменили направление течения энергии, принося больше энергии ногам и стопам, что помогло это¬му молодому человеку преодолеть свои внутрен¬ние барьеры Терапия не сделала его ни на санти¬метр ниже, тем не менее, она привела к тому, что он почувствовал себя увереннее и безопаснее На¬учившись дышать глубже, он повысил уровень своей энергии, что усилило пульсацию в его теле. След¬ствием этого было то, что он ощутил себя более цельным и сильным.
Если длинное и худое тело отражает ослабле¬ние энергетической пульсации, то короткое и тол¬стое тело отражает усиление этой пульсации, так как укорочение волны увеличивает ее мощь. Люди с такой структурой располагают значительной фи¬зической силой. Они склонны рваться вперед без оглядки на других. Мужчины с такой структурой своим видом и поведением часто напоминают бы
ков. У Никиты Хрущева было именно такое строе¬ние тела, в соединении с агрессивностью. Однако строению тела такого типа может сопутствовать позиция пассивной обороны, как это было в слу¬чае с Арнольдом, мужчиной сорока пяти лет, кото¬рый обратился ко мне за консультацией по поводу тревоги.
Несмотря на то, что Арнольд никогда интенсивно не занимался спортом, он напоминал по виду тяжелоатлета с огромными ягодичными мышцами. Беседуя с ним, я быстро установил, что проблема его беспокойства проистекает из отношений с ма¬терью. Арнольд был единственным ребенком. Его мать была агрессивной женщиной, главным инте¬ресом в жизни которой был сын. Ничего удиви¬тельного, что он характеризовал ее как личность вмешивающуюся, ревностную, стремящуюся им управлять. Когда он был ребенком, его сильней¬шим стремлением было убежать от нее. Отец, к сожалению, не был в состоянии помочь ему осво¬бодиться от нее. Когда Арнольд обратился ко мне, он все еще пробовал вырваться из ее объятий. Он освободился от нее на эмоциональном уровне толь¬ко в минуту ее смерти, когда ему было около 50 лет. До этого времени он сумел жениться, но с женой также чувствовал себя в ловушке, как это было раннее с матерью.
Когда во время наших встреч Арнольд описы¬вал мне свою мать, я представлял ее себе как танк, а его самого как маленькую жестяную коробочку для таблеток Овальная коробочка не дает себя со¬гнуть, но, хотя она может успешно противостоять танку, она не может его уничтожить, также как не может и убежать от него. Арнольд, видимо, не мог убежать от матери, несмотря на то, что сумел ей противостоять Терапевтическая проблема заклю¬чалась в том, как переделать эту маленькую жестя¬ную коробочку в боевую машину, что можно было сделать, мобилизуя сдерживаемый гнев. Это сле¬довало делать постепенно Арнольд боялся своего гнева. потому что это был убийственный гнев. Его беспокойство происходило из конфликта между стремлением действовать под влиянием гнева и страхом перед такими действиями. Он чувствовал, что если его гнев взорвется, он может уничтожить как ею самого, гак и других Он был вынужден предохранить себя от этого, применяя защиту не менее мощную, чем сила, которой следовало про¬тивостоять. Когда Арнольд понят динамику своей телесной структуры и свои проб темы, можно было освободить его подавленный гнев, рекомендуя ему наносить удары по топчану. Благодаря тому, что он был заземлен, пациент не вышел из-под контроля и не нанес никому повреждений. Постепенно его тело расслабилось и, что удивительно, у него увеличился рост.
Описывая таким образом Арнольда и его мать, я обращаю внимание на основной аспект их личнос¬тей, который отразился в структурной динамике их тел. Корреляция между телом и психикой че¬ловека является абсолютной в результате их функ¬циональной идентичности Однако тело не явля¬ется просто инструментом ума, и ум не становится отдельной силой, действующей па него; дело в духе, присутствующем в живой ткани В момент смерти дух угасает, а тело превращается в чистую мате¬рию Дух является как бы пламенем, которое пре¬вращает материю в энергию. Сам огонь не являет¬ся субстанцией или энергией, он — следствие процесса изменений. Когда этот процесс иссякает, пламя угасает и материя превращается в мертвый пепел.
Структурная динамика позволяет нам понять явление расщепления, серьезное нарушение в теле, которое может сопутствовать значительным нару¬шениям в личности. То, что люди могут страдать от расщепления, не является новой идеей. Извест¬но, что в одном человеке могу г существовать не¬сколько личностей. Согласно этому тезису, зги расщепления должны существовать в теле в такой же степени, в какой они проявляются в личноеiи человека. Такая диссоциация является возможной, так как тело человека разделено на три главных отдела: голову, грудную клетку и таз. Расщепле¬ние наступает тогда, когда нарушается чувство единства. Существует много людей, у которых го¬лова не соединена с сердцем, а сердце — с генита¬лиями. Во всех этих случаях можно найти напря¬жение в мышцах шеи и талии, ограничивающее протекание возбуждения между главными участ¬ками тела. Конечно, в буквальном смысле эти сег¬менты остаются соединенными анатомически. От мозга, который регулирует и координирует жиз¬ненные функции всех сегментов, нервы направля¬ются без препятствий от одного отрезка к другому. То же самое касается кровеносных сосудов, кото¬рые приносят кислород и питательные вещества каждой клеточке тела, а забирают продукты обме¬на. Эта интеграция организма находит отражение в интеграции личности на уровне подсознания. Однако на поверхности, там, где царит сознание, интеграция разбивается, поскольку волны возбуж¬дения, протекающие по поверхности, наталкива¬ются на препятствия. В зависимости от интенсив¬ности этих нарушений может наступить разрыв трех различных типов поведения, в которых каждый связан с одним из главных сегментов. Это иллюс¬трирует следующий случай.
Несколько лет тому назад ко мне за советом об¬ратился мужчина 50 лет, которого звали Роджер. Роджер жаловался на то, что он чувствует себя подавленным, так как теряет контроль над своей жизнью. Он осознавал, что слишком много пьет, плохо себя чувствует и пренебрегает своим телом. Немного оставалось до того, чтобы его оставила жена. Некоторые из своих проблем он считал результатом своих частых служебных поездок, во время которых он ходил в бары или на диско теки, встречал там женщин и проводил затем с ними ночь. Роджер без груда мог найти себе женщину, так как он был симпатичным мужчиной и удачли¬вым человеком. Однако его отношения с женой становились все хуже, он подозревал, что она от¬крыла его секреты, так как их половая жизнь пре¬кратилась. Роджер сказал, что его жена - при-стойная женщина, но она перестала его привлекать. Он не хотел однако положить конец этой связи, у них было трое детей, к которым он был привязан.
Я заметил, что у Роджера быстрый логичный ум, что без сомнения, объясняло его успех. Одна¬ко, когда он говорил, его голос был почти лишен чувств, а глаза были холодными и темными. Каза¬лось, он полностью владеет собой, но этому про¬тиворечило его поведение. Я понял, что Роджер сможет сохранить контроль, пока основой его дей¬ствий остается голова. Во время первых месяцев терапии Роджер проявлял очень немного эмоций, когда говорил о своей прошлой или теперешней жизни. Однако в нем было что-то привлекательное. Временами он смотрел на меня и улыбался. В
это время его глаза сверкали, и на миг он превра¬щался в невинного ребенка. Когда этот свет мерк, глаза Роджера снова становились мрачными. Вре¬менами они блестели снова, когда он говорил о своих чувствах к матери и другим женщинам и выглядел так, как если бы его охватывало стран¬ное возбуждение. Он признавал, что женщины его очаровывают, и признался, что в период семейной жизни кроме жены имел связь с несколькими дру¬гими женщинами.
Чтобы помочь Роджеру, я должен был вначале понять, что за личность находится передо мной, но это было не так просто. Днем он был холод¬ным, логичным инженером и отличным бизнесме¬ном Ночью он превращался в сатира. В редкие минуты он становился невинным ребенком со свер¬кающими глазами. Эта часть его личности была ответственна за находчивость, которую он прояв¬лял на работе, и за красоту, из-за которой он нра¬вился женщинам. Как только я понял это тройное разделение его личности, я был в состоянии по¬нять, что основой этого раздела является его 1ело, которое также было разделено на три части, а имен¬но: на голову, грудной О1дел и таз. Сильное на¬пряжение в шее, а особенно у основания черепа изолировало его голову or остальных частей тела. Подобное напряжение в талии и вокруг таза отде¬ляло половые органы от сердца и от головы.
Холодная, профессиональная сторона личности Роджера опиралась в своей деятельности, в основ¬ном, па голову. В этой роли его глаза абсолютно ничего не выражали. Неожиданно страстная сто¬рона Роджера действовала на основе его генита¬лий. В этой роли Роджер зажигался безбожным пламенем. Трудно ожидать от кого-то, чтобы он оставался холодным и логичным, когда его охва¬тывает горячка сексуального возбуждения, но обыч¬но человек не теряет рассудка даже в таких ситуа¬циях, как это имело место у Роджера. Как я указал в шестой главе, утрата эго проявляется в лучшем случае только во время пика оргазма. В таких слу¬чаях отдача своего я проявляется как самореализа¬ция. В противном случае отдача своего я сексу без любви действует саморазрушающе. Я был уверен, что Роджер способен к любви, и это убеждение давало нам возможность совместно решать его про¬блемы. Но, когда мы начали терапию, он не был в состоянии ассоциировать ни своего мышления, ни сексуальных стремлений с любовью. Из-за расщеп¬ления личности он не мог объединить эти различ¬ные функции.
Как я говорил в первой главе, жизненный опыт человека формирует структуру его тела, которая, в свою очередь, формирует его личность. Именно таким образом его прошлое все еще живет в насто¬ящем. Чтобы человек мог освободиться от ограни¬чений прошлого, он должен осознать пережива¬ния, вызванные этими ограничениями. Это цель анализа, так как он дает нам рамки, внутри кото¬рых может наступить перемена структуры. Пере¬стройка структуры требует непосредственной рабо¬ты с телом с целью редуцирования напряжения мышц. Анализ и перестройка тела должны двигайся одновременно. Обычно я начинаю с истории па¬циента, которая вначале всегда является неполной. В процессе терапии, по мере того как подавленные воспоминания появляются в сознании, образ па¬циента становится более выразительным.
Роджер был единственным ребенком. Он опи¬сывал свою мать как симпатичную женщину, гордящуюся своим внешним видом и общественным положением. Она любила принимать гостей и хо¬дить на приемы Его отец был бизнесменом, кото¬рый много работал и часто возвращался из офиса поздно. Родители редко ругались, тем не менее Роджер чувствовал, что они не счастливы. Он ощущал свою близкую связь с матерью, но знал, что ее заинтересованность им не стабильна. Когда отца не было дома, она хотела, чтобы сын соста¬вил ей компанию, жалуясь временами на то, что о ген невнимателен к ее потребностям. Но когда быт какой-то прием, она его игнорировала. У Род¬жера было несколько приятных воспоминаний о игре в мяч с отцом и о совместных прогулках на рыбалку. Несмотря на го, что отец редко его бил или ругал, Роджер знал, что он склонен к гневу. В процессе терапии он осознал, что, будучи ребен¬ком, он боялся ею
Пока в этих историях мы находим немного ин¬формации, которая могла бы помочь нам выяснить источник происхождения таких серьезных нару¬шений в личности Роджера. Однако перед нами едва различимые подсказки на тему настоящих от¬ношений Роджера с матерью. Когда женщина не находит удовлетворения в замужестве, она, веро¬ятно, обратится к сыну в поисках близкого кон¬такта, которого не получилось с мужем. Роджер был для нее поверенным во многих делах. Одна¬ко, как только подворачивался случай нанести кому-то визит или встретиться с другим мужчиной, она отворачивалась от него. Подобное отношение она проявляла к нему каждый вечер, когда закрывала двери в спальню, которую делила с его отцом. Ког¬да я обратил внимание Роджера на этот факт, он понял, что все время чувствовал себя преданным.
Я был обязан подробно исследовать эту часть ис¬тории жизни Роджера, так как мне было ясно, что Роджер относится к женщинам гак же, как мать в свое время относилась к нему. Он был симпатичным, но жил поверхностной жизнью и не сумел полностью отдаться ни одной женщине Он вел себя с ними сексуально соблазняюще, так же, как мать вела себя по отношению к нему В основе этого поведения скрывался сильный гнев, который был перенесением злости из прошлого, той, кото¬рую он испытывал к матери. Именно этот гнев вызвал в Роджере отделение сердечных чувств от сексуальных. Такое разделение отразилось в недостаточном контакте его грудной клетки с тазом.
К сожалению, Роджер должен был также отде¬литься от своего чувства любви к отцу. Ребенком он оказался в эдиповом треугольнике. Став фаво¬ритом матери, он был обречен на ревность и враж¬дебность отца, который был мужчиной более силь¬ным, чем он. Роджер сказал во время консультации, что в детстве он не осознавал, что боится отца. Од¬нако со временем стало ясно, что он подавил в себе этот страх, подобно том), как подавил свой гнев, направленный против соблазнительной матери. Этот страх всплыл позже. Он понял, что достиг боль¬ших профессиональных успехов, потому что хотел перещеголять отца. Но он достиг этих успехов только благодаря усилению контроля своей потребности в любви и понимании. Такого рода успех оказался достижением, не имеющим значения, лишившим его жизнь чувств. Он искал убежища в алкоголе и сексуальности, для того чтобы вырваться из-под контроля головы. Это делало возможным возник¬новение определенных чувств в его теле.
Попав в сильный эдипов конфликт в детстве, Роджер приобрел расщепление. Однако в нем ос¬талась определенная интеграция, которая привела его к терапии и поиску своего настоящего я Это иногда проявлялось в ясных, невинных глазах скры¬вающегося в нем ребенка. Когда я увидел этот взгляд, я понял, что младенцем и маленьким ре¬бенком Роджер был объектом любви обоих роди¬телей Терзаемый взрослыми страстями эдипового конфликта, он подавил этого ребенка, закрыв его в своем сердце. Роджер стремился раскрыть свое сердце, но мог это сделать лишь в те редкие мо¬менты, когда надеялся, что кто-то поймет его поте¬рянность и страх. Именно страх отдаться чув¬ствам — 1неву, печали, любви — проявился в расщеплении его телесной интеграции.
Терапия такого рода расщепления личности, как у Роджера, нелегка Анализ поведения, несмотря на то, что он обязателен, не является эффектив¬ной интегрирующей силой, так как вовлекает, кро¬ме прочего, ум. Роджер принимал мои интерпре¬тации, но это оказывало небольшое влияние на его чувства и поведение. Эмоции, будучи функци¬ей всего тела, обладают интегрирующей силой. Но как привести в движение эмоцию, которая была бы достаточно сильной, чтобы вызвать такие по¬следствия? И какая это должна быть эмоция? Та¬кую мощь имеют только две эмоции — любовь и гнев Единственным человеком, способным выз¬вать эти эмоции с напряжением, необходимым для интеграции личности, является психотерапевт Я стал отцом, в котором нуждался Роджер, и стал также отцом, которого он боялся и по отношению к которому он мог хранить гнев, пропорциональ¬ный его страху.
Проекция подавленных в детстве чувств на лич¬ность терапевта известна как трансфер или пере¬нос Все психоаналитики работают над .этим ас¬пектом, однако в основном на интеллектуальном уровне Этого абсолютно недостаточно для того, чтобы изменить психологическую и физическую структуру пациента Перенос должен быть пережит максимально сильно и выразительно В случае Род¬жера это было непросто, так как он относился ко мне амбивалентно Он нуждался в отцовской опоре и любви, по, в то же время, относился к своему отцу высокомерно Он признавал мой авторитет как биоэнергетического терапевта и сотрудничал в ра¬боте с телом, дыханием заземлением и выражени¬ем чувств Однако, он всегда оставался под контролем своего ума и по той причине был не в состоянии полностью отдайся ни терапии, ни себе и своей страстности
Роджер также боялся меня, хотя не в физичес¬ком смысле, так как был младше и сильнее меня Однако он чувствовал и до определенной степени верил, что, подобно его отцу, я имел над ним власть, происходящую из, того факта, что он нуж¬дался в моей помощи. Потребность в помощи выз¬вала у него чувство зависимости, что, учитывая ею эдипову ситуацию в детстве, вызывало у него бессознательный страх кастрации Гнев, направлен¬ный против меня, с другой стороны, увеличивал риск, что я могу его оставить и прервать терапию Он нуждался также в моей любви, так как в прошлом требовал любви отца, стараясь произвести на меня впечатление, работая со своим тс том и выполняя биоэнергетические упражнения Одна¬ко их прогресс был ограничен его амбивалентны¬ми чувствами С одной стороны, упражнения вызывали улучшение самочувствия, но с другой, он не был в состоянии полностью им отдаться, так как потребность произвести на меня впечатление раздражала его. Ситуация была безнадежной и пос¬ле нескольких лет усилий казалось, что терапия обречена на неудачу.
В тоже время именно в этот период терапия име¬ет настоящие шансы на успех Если кто-то согла¬сится смириться с неудачей, ничего не потеряно. Можно остаться верным себе В этот момент Род¬жер был в состоянии выразить весь свой гнев по отношению ко мне и к своему отцу. Он делал это, нанося удары кулаками о топчан и повторяя, что его сильно нервирует моя высокомерная позиция. Гнев быстро переносился на отца за то, что он не остался с ним для того, чтобы дать ему опору, по¬зволяя ему открыто и по-мужски разрешить конф¬ликты в своих отношениях с женой. Для этого он использовал фразу: "Ты не мужчина" Это означа¬ло, что его отцу недоставало характера Он был также взбешен на мать за предательство его любви и недо¬статочно уважительное отношение. Освобождение этого гнева происходило в течение некоторого вре¬мени, и в этот период у Роджера развивалось чув¬ство интеграции, позволяющее разблокировать лю¬бовь
Терапия Роджера продолжалась в течение не¬скольких лет, однако он не жаловался, что она длится слишком долго, когда чувствовал, что она продвигается в правильном направлении. Он ощу¬щал постепенные перемены к лучшему в своем теле, по мере того, как устанавливал с ним лучший кон¬такт. Перемены в его теле находили отражение в соответствующих переменах в поведении и в отно¬шениях с другими людьми. Он был в состоянии почувствовать глубокую любовь к своей жене, и они нашли обоюдное удовольствие в своем обнов¬ленном сексуальном союзе. Его сексуальное пове¬дение изменилось радикально. На определенное время, когда его состояние улучшилось, он утратил сексуальный инстинкт. Его это расстраивало, пока я ему не объяснил, что он перестал относить¬ся к сексу, как к удовольствию, которому не мо¬жет противостоять, и что секс отныне будет для него выражением любви, которую он не сможет запрограммировать или вписать в деловое распи¬сание
Классическим примером женщины с расщеплен¬ной личностью является Мерлин Монро. Монро никогда не была моей пациенткой, и я знаю ее толь¬ко по фильмам и фотографиям. В ее теле были нарушения, подобные тем, которые я обнаружил у Роджера, а именно — недостаточно сильное и це¬лостное протекание энергии, соединяющей голову с грудной клеткой и грудную клетку с тазом. У Монро каждая из этих областей тела, казалось, двигалась независимо друг от друга, как у куклы с двигающейся головой и бедрами. Эта недостаточ¬ная связь между сегментами тела, проявлялась в ее светском поведении на публике. Монро была профессиональной актрисой, ребенком и короле¬вой секса, и каждая из этих субличностей функци¬онировала в разных ситуациях. Когда она играла какую-то роль, ее поведение контролировал интеллигентный и очень компетентный ум. В своих от¬ношениях с мужчинами она была ребенком, нуж-дающимся в ласке и одобрении. Для публики она была светской и необычайно чувственной женщи¬ной. Реальность противоречила этому имиджу Мэрлин Монро не была интегрированной личностью с сильным внутренним чувством безопаснос¬ти. В детстве она была травмирована в результате недостатка любви и сексуального злоупотребления.
Как мы предположили в шестой главе, ничто так не разрушает личность ребенка, как сексуальное злоупотребление, которое может варьироваться от эмоционального соблазнения ребенка родителем до фактического кровосмесительства. У Монро такая негативная среда вызвала сильный энергетический спазм в теле, что расщепило единство ее личности. Я вернусь к этой теме в последнем разделе
Личность подвергается опасности расщепления в результате конфликта между рациональным умом и животной природой, между стремлением к до¬минированию и потребностью в подчинении. Этот конфликт коренился в человеческой природе. Он делает человека беззащитным перед лицом болез¬ней, но, с другой стороны, он же бывает источни¬ком творчества и основой сознательной духовнос¬ти. Результат этого конфликта в жизни каждой личности зависит от его остроты, а также от того, насколько глубоко расщепление. Существенное влияние оказывает также то, как общество, в кото¬ром личность живет, справляется с собственными противоречиями между культурой и природой. Рас¬щепление в обществе, перенесенное на семейную территорию, становится войной между мужем и женой, родителями и детьми. В этой ситуации ре¬бенок часто разделяется на две части. Как мы упо¬минали в разделе 5, пока конфликт не слишком острый, а выступающие стороны в нем слишком сильны, ребенок может сохранить определенную интеграцию, делая тело жестким. Жесткость каса¬ется обычно шеи и талии. В большинстве случаев эго сдерживание не является настолько острым, чтобы стать медицинской проблемой, хотя может вызывать страдания, которые со временем будут требовать медицинского вмешательства. Снижение гибкости в шее может привести к артрозу межпоз¬вонковых суставов, вызывая боль при поворотах головы. Подобное напряжение в талии отражается на состоянии поясничных позвонков, проявляясь в пояснично-крестцовых болях, раздражении не¬рвных окончаний, а также выпадении дисков. Важ¬но понять, что эта жесткость является защитной реакцией. Человек говорит языком тела: "Нет, вам не удастся меня сломать или расщепить." К сожа¬лению, жесткость появляется после того, как ребе¬нок уже в полной степени ощутил ломку и рас¬щепление. Жесткость действует как шина, которая предотвращает перерождение небольшой трещины в перелом.
Однако интеграция, целостность, которую обес¬печивает жесткость, основывается на обездвиженности, а не на свободном течении энергии, больше на воле, чем на чувстве. Жесткость является отри¬цанием, а не утверждением. Она говорит: "Не ус¬туплю, не поддамся, не размягчусь." Изначально направленная против требований или угроз со сто¬роны общества или родителей, она, укоренившись в структуре тела, становится сопротивлением про¬тив жизни вообще. Ограничивая свободное тече¬ние энергии в теле, она нарушает жизненную пуль¬сацию и ограничивает дыхание, что снижает энергетический уровень человека. Но, так как она является проявлением "выдержки" и "воли", люди часто считают жесткость скорее достоинством, чем недостатком. Это особенно касается тех случаев, когда человек не осознает свою жесткость, пока она не вызовет боль. Так как эго контролирует мышцы, поддающиеся волевому контролю, жест¬кость является проявлением воли. Ее заявление-"Не хочу" могло бы также звучать' "Хочу и де¬лаю", "Не поддамся" могло бы звучать: "Я буду победителем и выиграю." У жестких людей силь¬ная воля, но это не является признаком здоровья. Воля позволяет человеку достигать, но не позво¬ляет наслаждаться достигнутым, так как это зави-сит от способности отдаваться. Воля сама по себе не является нездоровой или невротической В опас¬ных ситуациях она может спасти жизнь Невроти¬ческий характер она приобретает, если укореняет¬ся в структуре тела до такой степени, что человек не в состоянии отбросить ее и отдаться своему сер¬дцу или сексуальной страсти. Несмотря на мни¬мую интеграцию, которую дает жесткость, личность страдает от расщепления между головой и телом, мышлением и чувствами. В итоге мы имеем дело с количественным фактором Каждый человек в на¬шей культуре в какой-то степени страдает от рас¬щепления. Когда это противоречие не такое глубокое, ему сопутствует жесткость. Глубокое расщепление приводит к видимому разладу между главными сегментами тела. В той же самой степе¬ни, в которой личность расщеплена, она теряет гра¬цию и не обладает духовным опытом слияния со вселенной. Также как воля отделяет голову от тела, она изолирует человека от окружающих людей. С другой стороны, эта изоляция позволяет расцве¬тать индивидуальности. Человек может быть кем-то именно потому, что использует волю. Исполь¬зование воли и состояние упрямства — это две разные вещи. Жесткость в ситуации кризиса — это нечто совершенно иное, чем постоянная жест¬кость, так как она дает движущую силу. Мы считаем, что очень важно достичь успехов, кого-то по¬бедить, и не отдаем себе отчет в том, что в жизни нечего побеждать, кроме страха перед самой жиз¬нью. Чем больше мы боимся, тем более жесткими становимся.
Следующее упражнение является тестом па же¬сткость шеи и талии.

Упражнение 8. 1

Примите исходную позицию, описанную в предыдущих разделах Оглянитесь через ле¬вое плечо, поворачивая голову максимально влево. Удержите эту позицию в течение не¬скольких дыхательных циклов и старайтесь почувствовать напряжение в мышцах, идущих от основания черепа к спине Поверните голо¬ву вправо, посмотрите через правое плечо, не¬сколько раз глубоко вдохнув.
Это упражнение выполняется утром от пяти до десяти раз. Оно принадлежит к моей про¬грамме личностного развития
Для того, чтобы измерить гибкость талии, поднимите руки с согнутыми локтями на вы¬соту плеч. Сейчас поверните тело максималь¬но влево и удержитесь в этой позиции на не¬сколько циклов дыхания. Затем поверните тело вправо и удержите позицию в течение несколь¬ких циклов дыхания. Чувствуете ли вы, на-сколько напряжены мышцы спины и талии? Вы¬полняя это упражнение, можете ли вы вдыхать нижней частью живота? Стоите ли вы в требу¬емой позиции (стопы параллельны, колени слегка согнуты, тяжесть тела немного смеще¬на вперед)?
Жесткость может охватывать всю спину, кото¬рая становится доскообразной от головы до крест¬ца. Я видел человека, который страдал от анкилоизирущего спондилита. Его позвонки стали слитной колонной, что является крайним вариан¬том жесткости. Этот человек не мог сгибаться и поворачивать свое тело, а его отношения с людьми были такими же жесткими, как и его спина. Я знал, что его отец достиг в жизни успеха и был очень авторитарным человеком, который требовал от сына абсолютного послушания. Внешне мальчик был ему послушен, по внутри постоянно сопротивлялся. К сожалению, он подавил чувство сопротивления до такой степени, что оно укоренилось в структуре его тела. Этот человек не мог оплакивать даже тра¬гедии своей болезни, потому что плакать означало для него сдаться, размякнуть, а это было для него невозможно.
В целом, подавленный гнев сопровождается на¬пряжением мышц верхней части спины (рис. 8.6). В гневе волна возбуждения движется вверх вдоль спины до зубов (импульс кусания) к рукам (им¬пульс удара). Когда животное злится, его хребет поднимается, а шерсть встает дыбом. Когда чело¬века охватывает гнев, его спина также поднимает¬ся, он поднимает хребет, что указывает, что он го¬тов к атаке. Выражение гнева ослабляет возбуждение и позволяет хребту снова опустить¬ся. Однако, когда гнев подавляется, напряжение сдерживается и становится хроническим. Такая ситуация возникает в детстве, во время первой ата¬ки на интеграцию ребенка, когда родитель прика¬зывает ему выполнить что-то, чего он не хочет де¬лать. Если сопротивление этому заданию сопровождается наказанием, естественной реакцией ребенка будет гнев. К сожалению, его гнев может столкнуться с наказанием настолько суровым, что он будет вынужден подавить гнев. В таком случае он сдастся, но только внешне. Внутри он оста¬нется жестким, сопротивляясь и сдерживая выра¬жение гнева, но его импульс останется в подсознании. Такой человек может не ощущать гнев, который он носит в себе, но он будем прояв¬ляться в жесткости и напряжении верхней части спины. Даже если человек за¬мечает ненормально согнутую верхнюю часть по¬звоночника, он не знает, как ого истолковать, так как это является компетенцией психотерапевта.

Рис. 8.6. Хроническое мышечное напря¬жение в результате подавления гнева
Жесткость спины не будет снижена до тех пор, пока подавленный гнев не станет осознанным и отреагированным. Человек может подозревать о существовании в нем скрытого гнева, если с ним случаются неконтролируемые взрывы бешенства, или если его преследует постоянное чувство раз-дражения. Так как такие реакции не связаны с ре¬альной причиной, они не позволяют разрядить на-пряжение. Только когда напряжение снова оживет, человек в состоянии почувствовать гнев и ассоци-ировать его с травмой, которая его вызвала. Как я упоминал в пятой главе, основным упражнением, которое я использую в биоэнергетической терапии для того, чтобы помочь пациентам освободить на-пряжение спины, являются удары по топчану ку¬лаками или теннисной ракеткой. Никто не может повредить себе во время выполнения этого упраж¬нения, которое является хорошим способом раз¬рядки хронического напряжения, вызванного по¬давленным гневом. Я использую это упражнение в своем кабинете, а также советую пациентам, что¬бы они использовали его дома. Желательно, чтобы на топчане был матрац из резины, которая выдер¬жит такое отношение. Мужчины обычно исполь¬зуют кулаки, а женщины — теннисные ракетки, чтобы лучше почувствовать силу ударов.

Упражнение 8. 2

Станьте лицом к топчану. Стопы параллель¬ны, колени слегка согнуты, чтобы обеспечить хорошую аммортизацию, так как движение ис¬ходит из стоп. Поднимите кулаки или ракетку над головой, слегка прогибаясь назад. Не про¬гибайтесь далеко, так как это прервет контакт с землей. Вместо того, чтобы опираться на силу, протяните руки как можно дальше назад, удер¬живая их как можно ближе к голове. Это мо¬жет показаться трудным из-за напряжения в плечах, но если вы будете выполняв это уп¬ражнение часто, напряжение разрядится.
С руками, поднятыми в таком положении, сделайте глубокий вдох и ударьте по топчану. Постарайтесь, чтобы это движение началось от стоп, тогда оно будет грациозным. Так как удар по принуждению является более слабым, не старайтесь ударять в топчан с максималь¬ной силой. Так же как в стрельбе из лука, рас-стояние полета стрелы зависит от степени напряжения тетивы лука, сила каждого движения мышц зависит от длины их растяжения, а не от активности сокращения.
Постарайтесь, чтобы ваше дыхание было глу¬боким и свободным, не сдерживайте его. Это упражнение может возбудить в вас сильное чувство гнева, но это не является целью. Сам удар является выражением гнева. Это упраж¬нение освободит вас от напряжения в спине, если будет выполняться правильно и в тече-ние длительного времени.
Я сам выполнял это упражнение много раз, что¬бы помочь себе освободить гнев, который сдержи¬вал в своей спине. Я давно знал, что моя спина закруглена и зажата. Однажды я сказал массажис¬ту, работающему над моей спиной, причину моего напряжения, которую описал как сдерживаемый гнев. В это время я спонтанно сказал: "Не должно уже больше быть гнева." Когда я это говорил, я почувствовал, как что-то из моей спины уходит. Я почувствовал себя более свободным, словно кто- то снял с меня тяжесть Я отбросил от себя не¬множко жесткости и контроля, которые ограничи¬вали мою жизнь.
Чтобы отбросить контроль, мы должны разрешить голове слушать тело. Как же трудно это для боль-шинства людей в нашем разумном мире! Слишком многие из нас живут, руководствуясь головой, вме¬сто того, чтобы прислушаться к желаниям тела. Как сдержать безустанную активность нашего ума — это тема одного из следующих разделов. Но преж¬де мы должны понять некоторые из функций, свя¬занных с головой, той частью нашего тела, кото¬рую мы обращаем к миру.

Глава 9
Лицом к миру

Лицо — это часть тела человека, более всего обра¬щенная к внешнему миру. Лицо служит для про-явления чувств и является наиболее выразитель¬ной частью тела. Практически, оно выполняет функцию передачи миру того, что мы чувствуем, если только мы не решаем скрыть свои чувства Но даже в этом случае искушенный глаз быстро рас¬познает неискреннее выражение лица. Люди, ко¬торые стараются произвести впечатление счастли¬вых, никогда таковыми не являются. Часто человек за счастливым выражением лица старается скрыть печаль. Я знал людей, которые нашли гармонию и удовольствие в жизни, но не считали себя счастли¬выми. На их лицах не было приклеенной улыбки.
Однажды у меня был пациент, который считал себя счастливым человеком и утверждал, что его приятели тоже считают его счастливым. Когда я попросил его, чтобы он отбросил свою привычную улыбку, его лицо приобрело очень печальное вы¬ражение. Мне стало ясно, что его лицо должно было скрывать печаль. Нетрудно было найти ис¬точник этой печали Когда пациент был ребенком, его мать страдала от депрессии, и он должен был поддерживать ее дух. Сейчас, в возрасте 50 лет, он постоянно сохранял счастливое выражение лица, чтобы поправить свое собственное самочувствие.
Застывшая улыбка очень часто является маской, скрывающей чувство печали, гнева и страха и ха-рактеризующей человека как "милую особу". Однако это только фасад. В частной жизни человек со счастливым выражением лица может проявить совершенно противоположную сторону своей лич¬ности. Поэтому всегда следует с недоверием отно¬ситься к застывшей улыбке. Когда я встречаю ее у пациента, я стараюсь довести эго до его сознания, чтобы он вошел в контакт со своими настоящими чувствами В противном случае, его личность рас¬щепляется: jro пациента отождествляется с улы¬бающимся лицом, в то время как его тело реагиру¬ет на глубокие чувства. Такое расщепление нарушает не только интеграцию личности, но и грацию тела, и угрожает его здоровью. Скрывая болезненные чувства глубоко в теле, мы подверга¬ем внутренние органы громадному стрессу. Напри¬мер, человек, который противостоит своему дли¬тельному гневу и печали, связанными с ранней утратой любви, с большой степенью вероятности подвержен заболеваниям сердца. (См. A.Lowcn "Love, Sex, and Your Hearth" New York, 1988.)
По моему мнению, другим заболеванием, тесно связанным с подавлением чувств, является рак. Я видел многих пациентов, страдающих раком, кото¬рые перед лицом этой смертельной болезни улы¬бались и считали, что победят ее. Один из моих пациентов, который был, без сомнения, па после¬дней стадии заболевания, улыбался и постоянно утверждал, что выздоровеет. Однако борьба за здо¬ровье, когда она не включает в полной мере чув¬ства, не продуктивна. Если лежащее у истока мно¬гих случаев рака отчаяние не будет выявлено и отреагировано, оно поглощает энергию больного и приводит к дегенерации тканей тела. (См. Wilhelm Reich "The Cancer Biopathy", New York 1973.)
Другой маской, которая часто встречается, явля¬ется маска клоуна. Эта маска также основывается на улыбке, но выражает другую позицию, а именно то, что ситуация, в которой находится данный че¬ловек, не является серьезной, даже когда она на самом деле трагична. Такую позицию можно выра¬зить многими способами, например прикидываясь дурачком или сардонически усмехаясь. Она наблю¬дается у людей, которых травмировали и унижали родители. В детстве они научились спасать лицо любой ценой, так как признание своих эмоций рав¬нялось бы утрате чувства собственного я.
Сохранить свое лицо очень важно для восточ¬ных людей. Многие из них обрекают себя на не¬имоверный труд ради того, чтобы не проявить сво¬их чувств, так как это бы вызвало утрату социальной позиции. Так же как и люди Запада, жители Вос¬тока носят маски. Однако, у них нет цели скры¬вать настоящие чувства, проецируя противополож¬ные чувства. Восточная маска выражает спокойствие и самообладание, поскольку филосо¬фия Востока поощряет жизнь в концентрации, не нарушаемой волнами ярости и гнева. Восточные религии требуют от своих последователей успоко¬ения тела. Речь идет о том, чтобы успокоить тело так, чтобы можно было почувствовать пульсацию в корне своей жизни, которая соединяет человека со Вселенной. Спокойный человек чувствует силь¬но и глубоко. В странах Востока правильным спо¬собом обращения к миру считается лицо без выра¬жения. Так как такая позиция прививается в детстве, она является частью структуры тела вос¬точного человека, так что ему трудно проявлять чувства или хотя бы позволить им проявиться вов¬не. Дети естественным образом наследуют тело своих родителей, принимая те же позы и выраже¬ние лица. Однако, гак как такое маскирование не вызывает расщепления личности, это не нарушает естественности движений. Грация является важ¬ным аспектом восточной жизни, но в ней не присутствует эго. Обаяние естественности всегда было путем природы, или Дао. Однако я сомневаюсь, что такая позиция сохранится при наступающей индустриализации.
Разницу между естественной улыбкой и маской неизбежным образом выдают глаза Естественная улыбка является результатом волны возбуждения, которая проплывает вверх, просветляя лицо и за¬жигая глаза так же, как зажигаются окна, когда кто-то находится дома. Глаза без выражения со¬здают впечатление, что дом этого человека пуст. Наиболее пустые глаза у мертвых Как-то я по¬смотрел в глаза пациента и увидел пустой взгляд. Это был взгляд смерти. Я не сомневался, что этот человек давно умер не физически, а психически. Я также видел пустой взгляд у шизофреников, ум которых находится где-то в другом месте. С их гла¬зами невозможно установить контакт.
Когда-то, будучи студентом, в учебнике по глаз¬ным болезням я нашел выражение: "глаза являют¬ся зеркалом души". Я обрадовался мысли, что уз¬наю больше об этом аспекте глаз. Но слова "зеркало" и слова "душа" больше не появились. Медицина, как наука, подробно интересуется толь¬ко механическим функционированием органов, а не заключающейся в них духовности. Если что-то не удается измерить, это не поддается также науч¬ному описанию. У нас нет объективных способов измерения любви или ненависти. Однако все ви¬дели любящие глаза, ненавидящие глаза, глаза, наполненные чувством. Мы знаем, вне всяких со¬мнений, что эти неуловимые черты существуют на самом деле
Может быть, более правильно рассматривать глаза не как зеркала, а как окна, через которые мы не только смотрим на мир, но через которые также видят нас Подобно окнам домов, у наших глаз также есть ставни в виде век и занавески в виде ресниц Когда мы закрываем веки, мы не только закрываемся от внешнего мира, но также можем при (ушить свой внутренний свет, что позволяет нам укрыться от испытующего взгляда Это стало для меня ясным во время работы с молодым чело¬веком с задержкой в развитии, которого я назову Дэвидом. Дэвиду было около 23 лет, когда мать привела его на консультацию. Я никогда прежде не занимался умственным отставанием, поэтому неохотно согласился работать с ним. Однако меня интересовало состояние Дэвида. Однажды, когда он лежал на топчане, я наклонился над ним на расстоянии 25 см. от его лица Я попросил его от¬крыть глаза. Когда он эго сделал, я слегка нажал двумя пальцами с двух сторон его носа. Лицо Дэ¬вида обрело выражение, которое можно назвать "гримасой идиота", но мое надавливание на его мышцы, контролирующие улыбку, удержали его улыбку К своему удивлению, я отметил, что в его глазах промелькнуло осмысленное выражение. Когда я увидел, что достиг этого, его лицо приня¬ло прежнее выражение, как если бы он хотел ска¬зать: "Это неправда. Я не умный " Но каком-то глубоком уровне мы установили контакт. Я думал, что не смогу ему помочь. Я сказал его матери, что направлю его к моему коллеге, энерготерапевту, который является также детским психиатром. Дэвид отреагировал на это предложение весьма ост¬ро. Обращаясь к матери, он сказал: "Мама, мама, я хочу работать с доктором Лоуэном." Меня это так взволновало, что я не мог отказать такой просьбе. Я встречался с Дэвидом регулярно каж¬дую неделю в течение четырех лет.
В процессе терапии Дэвид сделал значительные успехи. Однако я больше никогда не видел у него такого интеллигентного выражения лица. Он глу¬боко хранил этот аспект своей личности и не был готов показать его. Он проявился во время нашей предыдущей консультации только потому, что я воздействовал на Дэвида неожиданно. Я задумал¬ся над тем, был ли мозг Дэвида на самом деле поврежден, как думала его мать. Она сказала мне, что первые признаки умственного недоразвития появились у пего в возрасте одного года. Она при¬писала его состояние шоку, который он пережил, будучи свидетелем скандала между родителями, в процессе которого его отец ударил мать. Поведе¬ние Дэвида с разных точек зрения следовало бы квалифицировать как недоразвитие, однако он справлялся со всеми своими основными потребно¬стями. Эмоционально он вел себя как ребенок 4 или 5 лет. Создавалось впечатление, что он осоз¬нает, что происходит вокруг него, но ищет у меня подтверждений своей отсталости. Он был также неуклюжим в движениях. Я отметил это, когда он протягивал мне руку, придя на сессию. Он брал мою руку, но не делал никакого усилия, чтобы ее пожать. В ответ на мою просьбу пожать мою руку сильнее, он напрягал плечи. Мы приложили мно¬го усилий для того, чтобы он мог почувствовать способность рук устанавливать контакт с другим человеком. Он мог держать предметы, научился играть в гольф, но контакт с другим человеком был для него невозможен. Волна возбуждения задер¬живалась в плечах и не достигала его рук. В его глазах не было сияния духа. Он отставал в разви¬тии и был замкнут в себе. Я чувствовал, что он прежде всего должен открыться миру.
Для этого Дэвид должен был научиться выра¬жать свою волю. Он зависел от своей матери, ко¬торая его контролировала. Я предложил ему лечь на топчан с вытянутыми руками так, чтобы можно было наносить удары в знак протеста. Я предло¬жил ему также одновременно выкрикивать "нет!" как можно более громко. Дэвид очень любил это упражнение. Он выкрикивал слово "нет!" радост¬ным голосом и смотрел на меня в поиске поддерж¬ки. Мне было ясно, что ему не очень трудно стало сказать "нет" своей матери. Однако у него была бунтарская сторона, которая проявлялась странным образом. Например, когда он оставался один на прогулке, он мог нажать на аварийный сигнал на одном из пожарных ящиков, которые он встречал но дороге и после этого наблюдал, как пожарные машины разъезжают по городу с воющими сирена¬ми в поисках пожара. Так как он выглядел весьма невинно, пожарники никогда не спрашивали его о том, что случилось, хотя он был единственным человеком поблизости.
Несмотря на то, что мать исполняла многие его желания, его заветной мечтой было получить хо¬рошую работу, где он мог бы встречаться с боль¬шим количеством людей. Мать противилась это¬му, пока я не объяснил ей подробно, что именно это сейчас ему и нужно. Он нашел работу, кото¬рую очень полюбил, в посылочном отделе компа¬нии, расположенной поблизости, но продолжалось это немногим более нескольких месяцев. Он хотел найти другое занятие, но мать не сделала ничего, чтобы помочь ему в этом. Его терапия продвига¬лась успешно. Он двигался свободнее, стал лучше пользоваться голосом Несмотря на то, что он ни¬когда не упоминал о своем интересе к девушкам я чувствовал, что он очень ими интересуется, и по¬советовал его матери, чтобы она послала его на уро¬ки танцев. Я знал, что танцы очень благотворно воздействуют на координацию движений и дадут ему возможность обнять девушку Его мать могла с легкостью позволить себе такие затраты. С дет¬ства она водила его по разным специалистам для диагностики и лечения. Но через небольшой про¬межуток времени, после того как я вспомнил об уроках танцев, она отменила мои последние встре¬чи с Дэвидом.
Тогда я понял, в чем заключалась проблема Дэ¬вида. Его мать нуждалась в нем: опека над ним придавала смысл ее жизни. Ее мало что соединя¬ло с мужем, который, как она подозревала, был связан с одной из женщин на своей фабрике. Без Дэвида ее жизнь стала бы пустой. Как же она мог¬ла позволить, чтобы он стал мужчиной и вступил в связь с другой женщиной? Я так и не представил его матери своих наблюдений на эту тему, так как был уверен, что она бы почувствовала себя уязв¬ленной и преданной. Несмотря на то, что терапия закончилась определенной неудачей, и Дэвид, и его мать до сих пор поддерживают со мной кон¬такт. Дэвид звонит мне время от времени и выра¬жает желание встретиться со мной, но она никогда его не приводит. Ничего в их взаимоотношениях не изменилось. Потеряв свою идентичность как личность и как мужчина, Дэвид нуждается сейчас в своей матери также сильно, как она нуждается в нем.
Я думаю, что этот анализ проясняет проблему позднего развития Дэвида. Возможно, он получил определенное повреждение мозга из-за пренебре¬жения к своему интеллекту, но не в этом я усмат¬риваю причину его проблемы. Мать запустила в него когти, когда он был младенцем и мог только уйти в себя. Он исключил осознавание этой ситуа¬ции, чтобы выстоять.
Если бы мы могли посмотреть достаточно глубо¬ко в глаза людей, мы увидели бы их сомнения, боль, печаль, гнев — все их чувства. Однако это те эмо¬ции, которые люди не хотят показывать. На Вос¬токе и даже на Западе показать себя в печали или гневе означает потерять лицо. Мы стараемся скрыть свои слабости от других и от себя. Мы как бы под¬держиваем молчаливое соглашение: "Я не буду заглядывать в твою душу, если ты не будешь загля¬дывать в мою." Мы считаем признаком хорошего воспитания не проникать под маски, которые но¬сят люди. В результате мы редко видим сущности людей. Когда люди здороваются, они редко смот¬рят друг другу в глаза. В ответ на вопрос: "Как поживаешь?" — мы автоматически отвечаем: "От¬лично!" Как же это далеко от традиционного при¬ветствия африканцев: "Вижу тебя!", которое опи¬сывают путешественники.
Зрительный контакт является не только формой познания, но также способом установления энер-гетической связи с другим человеком. Мы букваль¬но соприкасаемся глазами. Так происходит пото¬му, что глаза заряжены энергетически, они посылают поток энергии. Люди, которые могут видеть ауру, окружающую человеческое тело, обычно видят этот поток, в то время как другие ощуща¬ют его физически. Многие люди говорили, что чув¬ствуют, как кто-то на них смотрит, даже когда они стоят к этому человеку спиной. Если энергетичес¬кий поток, соединяющий глаза двух людей, явля¬ется сердечным и мягким, он может пробудить в их сердцах чувство любви. Отсюда происходит вы¬ражение "любовь с первого взгляда". Я сам не раз ощущал прикосновение глаз, которые вызвали в моем теле волны приятного возбуждения. Но гла¬за могут излучать как любовь, так и гнев и нена¬висть. Мы говорим о "дурном взгляде", который якобы имеет силу насылать на человека "порчу" или "сглаз" Гневный взгляд может быть так си¬лен, что способен обездвижить человека. Ненавидящий взгляд мол-сет быть достаточно мощным и "заморозить" впечатлительного человека.
Наш дух проявляется в наших глазах и из них излучается. Глаза являются наиболее простым и наиболее коротким путем выражения духовности тела. Широко открытые глаза, мягкие и излучаю¬щие любовь, выражают высокую степень духовно¬сти. Такие глаза смотрят на мир с восхищением и некоторым страхом одновременно. К сожалению, мало у кого такие глаза. Мир их детства не мог вызывать подобные чувства. Я имею в виду не физический мир, в котором мы росли, а эмоцио¬нальную среду, взаимоотношения между ребенком и родителями.
Ничто так не описывает отношения между мате¬рью и ребенком, как степень зрительного контакта между ними. Когда ребенок видит удовольствие и любовь в глазах матери, он растворяется в этом тепле и удовольствии. Моя работа с пациентами и наблюдения людей свидетельствуют о том, что немногие дети имели счастье видеть любовь в глазах своих матерей. Если мать удручена, ее пустые гла¬за нависают над ребенком, как туча. Если она име¬ет склонность к отклонениям в психике, ее взгляд нарушает чувство безопасности ребенка и его чув¬ство реальности. В таком случае его глаза стано¬вятся пустыми.
От боли мы сжимаемся физически и психичес¬ки. Нам не хочется видеть болезненные и непри¬ятные сцены, боль на лицах людей. Если нежела¬ния этого типа становятся хроническими и неосознаваемыми, это может нарушить функцио¬нирование глаз. Миопия или близорукость -- это неспособность видеть дальше собственного носа. Близорукий глаз испуган, но человек редко ощу¬щает этот страх. Его страх происходит из пережи¬ваний детства, это страх увидеть полные ненавис¬ти и гнева глаза родителей. Особенно разрушителен для ребенка направленный на него враждебный взгляд матери. В мгновение ока тело ребенка сжи¬мается от страха, он зажмуривает глаза, чтобы не допустить к себе взгляд матери. Со временем заж-муривание глаз врастает в структуру его тела. Заж¬муривание — это попытка проигнорировать реаль¬ность угрожающей ситуации. Сужая поле зрения, мы как бы отдаляем угрозу. Однако, если враждеб¬ность матери продолжается долго, такая защитная позиция изменяется, и глаза ребенка остаются ши¬роко раскрытыми от страха. Близорукость часто проявляется с достижением половой зрелости, и, с моей точки зрения, ее можно связать с беспокой¬ством и тревогой на сексуальной почве. Связь бли¬зорукости с сексуальностью подтверждает пережи¬вание одной из пациенток, которая сообщила, что как только волна возбуждения достигает ее гениталий, ее зрение тотчас же улучшается. После про¬текания волны возбуждения вниз, наступает вол¬на возбуждения такой же силы вверх, к глазам, тогда глаза моей пациентки расслаблялись и ожи¬вали.
Терапевтической целью является возвращение чувствительности глазам. Это означает, что надо добиться того, чтобы близорукий почувствовал страх в своих глазах, а тот, у кого глаза пустые, устано¬вил зрительный контакт с глазами другого челове¬ка, например, терапевта. Своим пациентам я реко¬мендую, чтобы они смотрели мне в глаза; в большинстве случаев я приближаю свое лицо к их лицу, так как я это сделал в случае Дэвида. Благо¬даря этому они могут посмотреть мне в глаза так¬же, как я смотрю в их глаза. Большинство людей говорили мне, что мои глаза ясные, но многие ви¬дели в них печаль, в которой я сам не отдаю себе отчет. Работая с близорукими, я мобилизую гнев¬ный взгляд в своих глазах, чтобы вызвать страх в их глазах. Когда чувства выражаются глазами, зре¬ние всегда улучшается. Помогают также заземляю¬щие упражнения, так как они увеличивают поток энергии не только вниз, к стопам, но и вверх, к глазам. Однако это не вызовет длительного улуч¬шения, пока не произойдут значительные измене¬ния личности, которые помогут человеку глубже понять себя и свою жизнь. Зрительный контакт невозможен, когда человек носит очки. Поэтому я всегда прошу пациентов снять очки, чтобы я мог смотреть им в глаза. Многие делают это неохотно, так как не видят выражения моего лица. Однако сосредоточение взгляда на моем лице улучшает их зрение. Я передвигаю свое кресло поближе, чтобы облегчить им эту задачу.
Очки не только делают невозможным поддер¬жание зрительного контакта, но также блокируют доступ света. В методике Бейтса улучшение зре¬ния у близоруких предполагает открытие глаз све¬ту. Одна из техник заключается в воображении себе образа пляжа залитого солнцем. Солнечный свет заставляет забыть тяжелый взгляд матери, ко¬торый вынудил ребенка к ограничению зрения. Увидев вновь мир ярким и ясным, мышцы глаз расслабляются. Я открыл это в возрасте 14 лет, когда мне сказали, что мне нужны очки. Я полу¬чил их, но не хотел носить и держал их в футляре. Не прошло и недели, как я их потерял. Моя мать заказала новую пару, которую я снова потерял. Несмотря на то, что очки стоили около 7 долла¬ров, у моей матери не было возможности купить следующую пару. Я читал и учился при солнеч¬ном свете, много играл в теннис на открытых кор¬тах, где свет был достаточно ярким. Мое зрение существенно поправилось. Это удивительно, но с тех пор я никогда не нуждался в очках. В настоя¬щее время в возрасте 77 лет, я все еще обхожусь без них, может быть, потому, что как в жизни, так и в работе мне необходимо видеть и понимать. Склонность к дальнозоркости является чертой моей личности. Говоря вообще, я ориентирован зритель¬но, что может проистекать и из другого источника, например, из блокирования сексуального любопыт¬ства в детстве. Несмотря на причины, я благода¬рен судьбе за то, что мои глаза все еще живы.
Челюсть соединяется с глазами энергетической линией. Значительное напряжение в челюстях уменьшает приток энергии к глазам и снижает зри¬тельные возможности, как показывает следующее упражнение.

Упражнение 9-1

Выдвиньте челюсть вперед и напрягите мыш¬цы челюсти как можно более сильно. Чувству¬ете ли вы какую-либо перемену в остроте зре¬ния? Стали ли предметы менее четкими? Напряжение в челюсти не позволяет волне напряжения достичь глаз.
Несколько лет тому назад ко мне на консульта¬цию обратилась женщина, которой ампутировали грудь по поводу рака. Луис было около 50 лет, она была замужем, и у нее были взрослые деги. Она вошла в мой кабинет в темных очках. Когда я по¬просил ее их снять, она ответила, что без них не сможет меня видеть. Она была очень близорука. Вдобавок ее губы были тонкими и узкими, рот был сжат, а то, как выглядела ее челюсть, можно было описать только как выражение удрученности. Луис уверила меня, что детство у нее было счастливое, а замужество было идеальным. Однако тело опро¬вергало ее слова. Глаза были расширены от страха, который она решительно хотела побороть, а ее лицо выражало неодобрение фривольности и удоволь¬ствий. Когда она была ребенком, ее отец ждал от нее силы, выдержки и успехов. Она решила, что никогда не будет бояться и не будет печальной. Когда Луис выросла, она стала деловой женщи¬ной, была весьма работоспособной, интеллигент¬ной, быстрой и очень решительной. Когда она ко мне пришла, то была уверена, что победит болезнь силой своей воли. Но она не могла выиграть этой схватки. Она должна была почувствовать свой страх и понять, чего боится. Если бы ей это удалось, то та же энергия, которую она использовала для подавления своих чувств, могла бы быть использова¬на ее иммунной системой для борьбы с болезнью.
Мы сжимаем челюсти в состоянии решительнос¬ти. В большинстве случаев напряжение снижает¬ся, когда уходит потребность в решительной моби¬лизации воли. Хроническое напряжение в челюсти характерно для человека, находящегося в состоя¬нии хронической решительности. В случае с Луис мы увидели, что источником этого напряжения яв¬ляется страх и печаль. На самом деле решитель¬ность не способна победить страх. Страх можно подавить, и в этот момент мы его не ощущаем, но он сохранится несмотря па защиту, которую мы против него выстроили, как и было в случае Луис. Конечно, бывают ситуации, когда нельзя поддать¬ся ужасу, как, например, во время пожара, когда пи в коем случае не стоит впадать в панику. Тогда мы сознательно напрягаем свою волю. Этого не происходит, когда решительность является харак-терологической чертой, встроенной в структуру тела.
Твердое решение не бояться — это больше, чем просто мыслительный процесс. Подбородок дол¬жен быть зажат, чтобы человек не мог осознавать страх. Это напряжение не позволяет разрыдаться, пока подбородок не расслабится настолько, чтобы он мог дрожать. Неспособность большинства ро¬дителей терпеливо относиться к плачу своих детей вызывает у тысяч детей задатки хронической ре¬шительности в дальнейшей жизни. Вначале роди¬тели предпринимают усилия для того, чтобы успо¬коить ребенка, но когда плач продолжается долго, они могут разгневаться настолько, что будут его пугать или ударят. Плач ребенка приводит неко¬торых родителей в бешенство, и ребенок делает вывод, что его следует сдерживать любой ценой. В таких обстоятельствах ребенок начинает подавлять свой плач. Когда он станет взрослым, он, возмож¬но, сможет еще уронить несколько слез, по глубо¬кие всхлипывания и рыдания будут для него не-возможны. К сожалению, подавляя свой плач, человек подавляет свою способность к любви. На-пряженный, подбородок блокирует приток чувств к губам, что делает поцелуи пустым жестом.
Зажатый подбородок может немного выдаваться вперед или назад. Выдвинутый подбородок озна¬чает агрессивную позицию, выражая готовность к борьбе, и ему часто сопутствуют сжатые кулаки и гневный взгляд. Если подбородок заблокирован и обездвижен, подавленная агрессивность не осоз¬нается. Втянутый подбородок означает торможе¬ние импульса агрессии. Людей с таким строением нижней челюсти иногда называют слабохарактер¬ными, пугливыми. Человек не осознает, что сдер¬живает какой-то агрессивный импульс. В обоих случаях человек должен освободить свой подборо¬док, чтобы он мог свободно двигаться вперед и на¬зад, а также в стороны. Во время терапевтических сессий я предлагаю пациентам выдвигать свой под¬бородок максимально вперед для того, чтобы они смогли почувствовать агрессивность этого движе¬ния. Если человек подавляет в себе гнев, выдвига¬ние челюсти может позволить ему это почувство-вать. Если подбородок выдвинут вперед достаточно сильно, гнев становится видимым на лице и в гла¬зах, к ним приходит энергия. Я предлагаю также сопровождать это упражнение словесными выра¬жениями. Человек может произносить фразы "не¬навижу тебя" или даже "убью". Кулаки должны быть сжаты, чтобы вовлечь тело в выражение злости. Сильно выдвинутый подбородок является так¬же проявлением непослушания и вызова окружа¬ющим. Как мне говорит опыт, каждый пациент должен научиться выражать такую позицию, так как очень немногие из них умеют высказаться от¬крыто и прямо против превосходящей силы, пока¬зывая таким образом свою волю. В детстве этой превосходящей силой были родители. Во взрос-лой жизни это может быть супруг или начальник. Некоторые пациенты явно проявляют бунтарские черты, в то время как другие это скрывают. Их сопротивление принимает формы неосознанного напряжения тела, которое, таким образом, прини¬мает позицию, выражающую "нет". В то время, когда они собираются выполнить какое-то распо¬ряжение или просьбу, они внутренне сдерживают¬ся от исполнения, что затрудняет достижение ре¬зультата. Податливые и бунтарские личности являются в действительности двумя сторонами од¬ной медали. Так же как бунтарь подавляет в себе тенденции податливости, человек со слабой волей носит в себе внутреннее бунтарство.
Следующее упражнение призвано освободить на¬пряжение мышц подбородка. Установление кон¬такта с этим напряжением, а также с чувством гне¬ва или убийственной страсти, которая лежит у его основания, является позитивным опытом, дающим человеку больший самоконтроль.

Упражнение 9. 2

Примите исходную позицию стоя, так, как описано в предыдущем разделе. Выдвиньте подбородок вперед и удерживайте его в этой позиции в течение 30 секунд, дыхание равно¬мерное. Чувствуете ли вы какую-либо боль в височно-челюстном суставе? Напряжены ли мышцы? Подвигайте напряженной челюстью вправо-влево, удерживая ее выдвинутой впе¬ред. Это движение может вызвать боль в за¬тылке. Сейчас откройте рот как можно шире и отметьте, сможете ли вы положить между зу¬бами три средних пальца ладони. У многих людей напряжение мышц подбородка настоль¬ко сильное, что они не могут широко раскрыть рот.
Позвольте подбородку расслабиться. Сейчас выдвиньте его снова вперед, сожмите кулаки и скажите несколько раз: "Не буду!" — соот¬ветствующим тоном. Звучит ли ваш голос убе¬дительно? Можете также выполнить это уп¬ражнение произнося: "Нет!" В биоэнергетической терапии мы призываем па¬циента использовать голос и произносить: "Не буду!" и "Нет!" — как можно более громко для утверждения своей воли. Чем сильнее она будет выражена, тем сильнее будет вызванное этим способом чувство собственного "Я".
Кусание является последним проявлением на¬пряжения мышц подбородка, которое требует опи¬сания. Во время сосания ребенок часто сжимает десны на груди матери, чтобы успешнее втягивать пищу. Зубы — наш первый орган обороны и атаки. Младенец обретает способность кусаться прежде, чем обретает способность ударить. В детстве неко¬торые дети кусаются, выражая таким образом гнев. Мой собственный сын, когда ему было 4 года, уку¬сил нашего пса афганской породы, чтобы не дать ему столкнуть себя с дороги. Для большинства ро¬дителей удары более приемлемы, чем кусание, которое большинство из них воспринимают как не¬что иррациональное и ужасающе животное. Куса¬ние груди создает особенные проблемы. Оно часто появляется в тот момент, когда мать пробует от¬нять грудь, прежде чем младенец закончил сосать. В такой ситуации укус бывает болезненным, но если мать отреагирует гневом, ребенок может ис¬пугаться. Он будет после этого подавлять куса¬ние, напрягая мышцы челюсти. Я склонен утверж-дать, что каждый из страдающих синдромом височно-челюстного сустава или напряжением мышц подбородка, подавлял кусание. Освобожде¬ние этих движений освобождает напряжение и рас¬слабляет челюсти. Подавление их ослабляет зубы и вызывает стоматологические проблемы.
Много лет тому назад, я занимался с пациент¬кой, которой часто снилось, что когда она пробо¬вала что-то укусить, зубы у нее крошились. Когда мы с ней познакомились, она страдала острым за¬болеванием надкостницы, в результате которого у нее выпало несколько зубов. Она находилась под опекой дантиста, но я видел, что она должна дать больше энергии зубам и лицу. Она рассказала мне историю, которую услышала от своей матери. Это была грустная история, которая прояснила ее сон.
Пациентка рассказала, что когда она была ма¬ленькой, ее мать играла с ней в следующую игру: давала ребенку свою грудь, но когда ребенок дос¬тигал ее губами, забирала ее. Мать забавляло вы¬ражение лица ребенка, которое искривлялось в подковку, когда она начинала плакать. В этот мо¬мент она снова давала ребенку грудь, для того, что¬бы снова ее забрать. В конце концов девочка полу¬чала грудь, но эта забава оставила у нее сильный испуг. Способность достигать, схватить и держать грудь ассоциировалась у нее с неуверенностью и беспокойством. Одним из естественных движений было желание укусить грудь, когда она ее получа¬ла, чтобы ее задержать. Но она чувствовала, что такое действие могло означать утрату груди. Быть может, она действительно укусила грудь, что мог¬ло спровоцировать очень гневную реакцию. Моя пациентка очень рано поняла, что кусание имело бы суровые и неприятные последствия. Опасаясь этого, она изымала всю энергию из зубов и подав¬ляла желание кусать. Но это желание не исчезло, так как кусание лежит у истоков животного орга¬низма. Однако, как показали сны, реализация этой функции воспринималась ею как опасность. Биоэнергетическое лечение и хорошая опека даигиста значительно улучшили состояние пациентки.
Вонзание зубов в какой-то предмет означает, что мы его достигли, это знает каждое охотящееся жи-вотное. Пациенты должны чувствовать, что они в состоянии укусить, и оценить чувство силы, кото¬рое они получают от этого. Упражнение, позволя¬ющее достичь этого, заключается в кусании скру¬ченного полотенца. Я никогда не перестаю удивляться, как часто люди опасаются, что повре¬дят себе зубы. Я часами забавляюсь с ними в пере¬тягивании полотенца зубами. Как два пса, борю¬щихся за кость, каждый из нас кусает за один конец полотенца и старается вырвать его у другого. Это упражнение активизирует также мышцы шеи, ко¬торые у многих людей очень зажаты. Оно не вы¬зывает большого риска, если полотенце схвачено коренными зубами.
Конечно же, не каждое движение рта является враждебным движением. Младенцы тянутся губа¬ми для получения пищи у матери. Взрослые вытягивают губы при поцелуе. Многим людям трудно деликатно тянуться губами. Когда они пробуют это сделать, то выдвигают вперед подбородок. Как мы видели, это движение выражает негативную пози¬цию "Не буду!", которая сводит на не позитив¬ный жест губ, тянущихся для поцелуя. Выдвиже¬ние подбородка говорит: "Не уступлю!" Это типичный признак амбиватентности, которая ха¬рактеризует поведение невротических личностей. Одна их часть хочет достигать, в то время как дру¬гая сдерживается в страхе и гневе. Результат -отсутствие какого-либо чувства при поцелуе. Что¬бы осознать возбуждение и радость жизни, надо уметь полностью отдаться своей тоске пли жела¬нию близости и контакта Проблема амбивалент¬ности должна быть разрешена. Это не удается сде-лать только на уровне психологическом, когда амбивалентность уже ''встроена" в напряжение мышц вокруг рта. Необходимо много упражнять¬ся, чтобы активизировать губы независимо от под¬бородка Когда напряжение покинет мышцы рта, они будут дрожать от возбуждения, так же, как дрожат ноги от упражнения на заземление Паци¬енты чувствуют в это время свои тубы по-новому, живыми.
Большинству людей трудно двигать верхней гу¬бой. Их научили сохранять лицо "игрока в покер" ("каменное лицо") с жесткой верхней губой, что равнозначно наложению запрета на гонкие чувства. Когда человек не стремится к контакту, он не мо¬жет быть отвергнут, а его чувства не могут быть ранены. Ясно, что такого человека сильно травми¬ровали в детстве, когда он, со всей невинностью и открытостью, с открытым сердцем стремился к любви. В то же время жесткая верхняя губа, означает кое-что еще, а именно, что когда человека ра¬нят, он не плачет В западной культуре существует точка зрения, что плач — это признак слабос¬ти. Некоторые люди гордятся своей способностью не поддаваться чувствам боли и печали. Даже ког¬да они оказываются перед лицом утраты кого-то близкого, многие из них считают сдерживание пла¬ча признаком силы. Могут быть ситуации, когда полезнее не сломаться и не заплакать, но это дол¬жна быть здоровая реакция. Должен быть созна¬тельный выбор, а не позиция, укорененная в струк¬туре тела. Если кто-то не может плакать, он не может получать удовольствие.
Плач как дождь: временами он деликатный, а временами — неожиданный и сильный, но всегда необходимый для жизни земли.- Так же как земля без дождя высыхает и трескается, жизнь без слез становится пустыней. Если мы не можем плакать, мы отгораживаемся от других людей Люди опаса¬ются, что если они расплачутся, то потеряют лицо. Часто я слышу, как женщины после глубокого плача говорят, что они выглядят ужасно. Это правда, что их лица немного несобраны, но часто они выгля¬дят посветлевшими. Их блестящие глаза и порозо¬вевшее лицо напоминают небо после дождя. Оно чистое, ясное и свежее.
Когда проходит буря, умытое свежее небо стано¬вится чистым, а мир кажется погруженным в по¬кой. К сожалению, у человеческих существ эмоцио¬нальные бури редко очищают атмосферу до конца. Причиной этого является тот факт, что спокойствие ума зависит от спокойствия тела Тело в состоянии покоя не неподвижно. Возбуждение проплывает как большая река — глубокое и полное. Так же, как камни в реке нарушают ее течение, вызывая завих¬рения, так же и хронические напряжения мышц в теле затрудняют протекание чувств, вызывая конф¬ликты и эмоциональный "шум". Эти нарушения де¬лают из человеческих существ создания, которым не достает спокойствия духа. Проблема обретения покоя будет темой следующей главы.

Глава 10
Успокоение ума

На физическом уровне конфликт между духом и телом ведет к утрате грации. Тот же конфликт на-рушает спокойствие ума. У большинства людей, когда они не спят, ум постоянно активен и одна мысль обгоняет другую, часто без какого- либо по¬рядка. Поток мыслей или "поток сознания" рас¬сматривается как позитивное явление, но часто ум захватывает слишком большую территорию Личность поглощается мыслями о себе и о своих про¬блемах, в определенной степени отделяется oт своего окружения Постоянная занятость тем, что происходит в уме, затрудняет эмоциональный кон¬такт с другими людьми и со средой, ослабляет ду¬ховное сознание и снижает способность к любви, так как любовь и духовность зависят от способности переступить границы себя. Поглощение мысля¬ми не только нарушает способность выхода за пре¬делы своего "я", но также ограничивает возможность отождествления личности со своим истинным "Я", частью которого является ощуще¬ние своего тела Настоящая грация невозможна без спокойствия ума
У некоторых, очень умных людей, такая гиперактивность ума может породить блестящие науч¬ные теории, но существует множество примеров творческого вдохновения, которое пришло неожи¬данно, когда человек совсем не старался мыслить. У среднего человека любая умственная активность вращается вокруг личных проблем, которые не имеют обычно никаких логических решений Боль¬шинство проблем возникает из конфликта между чувствами и мышлением, между тем, что человек хотел бы сделать и тем, что, но его мнению, он должен делать Если бы мы верили своим чувствам и поступали в соответствии с ними, мы бы наслаж¬дались покоем ума В то же время человеческие существа на свое счастье или беду обладаюi умом, который старается понять и контролировать при¬роду и тело. Но человек — не Бог, его знания ограничены, а способноеib понимать несовершен¬на Думая, что он знает все, человек поворачива¬ется против природы Это битва, которую он не может выиграть, но боится проиграть. Пока он бо¬рется, пока существует конфликт внутри сто лич¬ности, до тех пор он не может познать спокой¬ствия ума Конечно, напряжение этого конфликта и интенсивность борьбы может различаться у раз¬ных людей. Мы должны понять, что спокойствие ума возникает из внутренней гармонии и гармо¬нии с природой.
Во втором разделе я указал на тот факт, что для того, чтобы уметь расслабляться, нам нужна энер¬гия. Также справедлив противоположный тезис. Если мы не успокоимся, то не сможем собрать энер¬гию, нужную для того, чтобы противостоять стрес¬сам социальной жизни. А для того, чтобы успоко¬иться, мы должны полностью жить в своем теле. Чем больше нам это удается, тем меньше мы будем опираться на исключительность своего "я". Основ¬ное правило биоэнергетики заключается в том, что человек утрачивает контакт с каждой частью тела, в которой присутствует хроническое мышечное на¬пряжение. Чем более жестким является тело, тем меньше в нем ощущений, и тем больше оно уподобляется машине. Одновременно мозг становит¬ся более активным, и человек начинает основы¬вать "самоощущение" исключительно на своих мыслительных процессах. Тело становится только аппаратом для переноса головы и производства ею мыслей В таком человеке очень мало жизни и ду¬ховности
Жизнь жесткой личности становится со време¬нем безустанной борьбой за разрешение ее внут¬ренних конфликтов. В течение дня мозг работает без перерыва. Ночью человеку постоянно снятся сны. Сны предпринимают бессознательную попыт¬ку разрешения конфликтов и снижения напряже¬ния в теле. Несмотря на то, что образы сна возни¬кают в мозгу, в сон вовлекается все тело. Мы знаем, что снам сопутствуют быстрые движения глаз и сексуальное напряжение. Сновидящий может раз¬говаривать, а также плакать и кричать во сне, и даже бить руками и ногами со злости. Во время сна защитная функция эго ослаблена. Напряже¬ние, порождающее сны, может возникать из све¬жих впечатлений или из подавленных пережива¬ний детства. Сон может произрастать из напряжения, источник которого коренится в чело-веческой природе, а именно в конфликте между всезнающим умом и инстинктивным телом, между индивидуальностью и самостью, между контролем и верой.
Конфликт обладает в одинаковой степени как творческой, так и разрушительной силой. Дебаты между приверженцами двух противоположных взглядов могут привести к глубокому пониманию. В то же время война между ними была бы разру¬шительной для обеих сторон, вне зависимости от того, кто одержал бы победу. Древние китайцы осознавали, что существует потребность в гармо¬нии между противоположными состояниями и про¬тивоположными силами. В современном мире мы могли бы достичь такой гармонии через интегра¬цию философии Востока с философией Запада . Западный путь к спокойствию ума проходит через анализ или терапию. Восточный метод — это ме¬дитация Рассмотрим сейчас оба способа и попро¬буем показать, как их можно интегрировать.
Прежде всего надо отдать себе отчет в том, что большая часть терапевтических усилий не помога¬ет людям разрешить конфликты и успокоить ум. Я считаю, что у этого существуют две основные при¬чины. Одна из них состоит в том, что терапевт не вполне понимает сущность проблемы, а другая, связанная с первой, состоит в том, что мы возлага¬ем слишком большие надежды на изменение пове¬дения. Я очень часто подчеркивал в этой книге, что нужно смотреть на тело, наблюдать его движе¬ния, читать его выражения для того, чтобы понять человека, распознать и лечить его эмоциональные нарушения. Эти нарушения отпечатываются в структуре тела и нарушают пластичность и грацию Анализ или терапия, концентрирующаяся в основ¬ном на жалобах или симптомах, не является цело¬стным подходом, так как не рассматривает челове¬ка в целом. Обаяния невозможно достичь, работая исключительно с умом. Ошибочно полагать, что глубокие эмоциональные конфликты удастся раз¬решить только через сознательное понимание. Зна¬чительно большую часть наших действий и пове¬дения направляют чувства и импульсы, в которых мы можем, но не должны давать себе отчет. Ана¬лиз старается вскрыть эти неосознаваемые силы, какими бы грозными они не были, и привести их в сознание. Психоанализ основывается в основном на свободных ассоциациях, на толковании снов, оговорок и опирается на перенесение. Вся эта ра¬бота должна пролить свет на бессознательное. Юнгианский анализ основывается в большей сте¬пени на интерпретации снов. Однако, так как эти методы опосредованы, в большинстве случаев они не достигают достаточной глубины. Даже если па¬циенты начинают осознавать свои подсознательные мотивации, такое понимание не приводит., в ос¬новном, к выразительным переменам. Невротичес¬кое поведение, в основном, "встроено" в тело по¬средством хронических мышечных напряжений, которые ум совершенно не может контролировать. Эти напряжения должны быть освобождены, пос¬ле чего может наступить разрешение конфликта.
Биоэнергетика — более сильная и эффективная техника, чем обычный анализ, так как она позво¬ляет напрямую прикоснуться к тому, что не осоз¬нается. Читая "язык тела", терапевт может немед¬ленно увидеть личностные конфликты пациента, проявляющиеся в жестких хронически напряжен¬ных областях. Работая с телом, как описано в пре¬дыдущих разделах, пациент учится чувствовать эти напряжения и входит в контакт именно с тем, что не осознавалось. Такой подход не игнорирует при¬менение словесного анализа, в том числе толкова¬ние снов и анализ сопротивления и переноса, но концентрируется прежде всего на теле. Жесткость и хроническое напряжение поддаются разрешению и расслаблению, а тело освобождается, чтобы оно могло ощущать жизнь духа. В результате этого тело возвращает свое естественное обаяние. В большин-стве случаев люди не могут достичь этого сами. Чувства, которые были подавлены, являются слишком устрашающими и вызывают сильное сопротив¬ление. В этом случае необходим терапевт, кото¬рый выполняет роль проводника по бессознатель¬ному пациента. Насколько хорошим проводником он оказывается, зависит от того, в какой степени он исследовал незнакомый мир своего собствен¬ного бессознательного. Я люблю сравнивать тера¬певтические переживания с приключениями Дан¬те в "Божественной комедии". Когда поэт потерялся в лесу, где к нему обращаются три диких бестии, он вызывает Беатриче, свою опекуншу в небе. Так как дорога к дому проходит через ад и чистилище, Беатриче посылает римского поэта Вергилия, что¬бы тот его проводил. Проходя через ад, Данте смот¬рит на те кары, которые предназначены грешни¬кам. Этот переход очень опасен, один неосторожный шаг может навсегда оставить его в аду. Только благодаря проводнику Вергилию, Данте удается безопасно пройти через ад и чистилище. В процессе терапии пациент проходит через похожий опыт, проходя по дороге самопознания к здоро¬вью. Его собственный ад складывается из пережи¬ваний — отчаяния, паники, злости, унижения, ко-торые он подавляет, чтобы выстоять. Хронические мышечные напряжения, которые провоцируют эти подавленные чувства, не удается полностью осво¬бодить, пока сами чувства не придут в сознание и не выразятся. Этот процесс требует помощи тера¬певта, который уже прошел через свой собствен¬ный ад, открывая опасные зоны и отыскивая из них выход.
Большинство современных людей зависли меж¬ду раем и адом, откуда они могут заглядывать и туда и сюда. Мы переживаем взлеты, но довольно часто переживаем и падения. Единственное, что можно сделать в этой опасной ситуации — это то, что сделал Данте, — мы должны, исследуя свой собственный ад, опуститься в глубины своего су¬ществования со светом сознания. Ад будет поверг¬нет, так как он может существовать только в тем¬ноте То же самое относится и к подавленным чувствам Как только они осознаются и принима¬ются, они уже не могут нас беспокоить.
На рабочем семинаре по биоэнергетике, одна из моих пациенток стояла перед группой участников и выкрикивала свою ненависть к матери за то, что та не позволяла ей быть личностью и сама не была личностью. Мать Жанет никогда сама не проявля¬ла своих чувств и не позволяла своей дочери их выражать. Она была женщиной покорной, кото¬рая одевала на лицо улыбку и считала, что все идет так, как должно идти. Отец Жанет был тупо¬ватым, хамским и замкнутым в себе человеком, который с бешенством относился ко всем женщи¬нам, не исключая дочери. Жанет, которая была привлекательной женщиной с немного кукольной красотой, обратилась за помощью, жалуясь, что се тело "одеревеневшее и нечувствительное с головы до стоп". Несмотря на то, что у нее не было ника¬ких органических нарушений, она никогда не ис¬пытывала никаких сексуальных чувств. Ее един¬ственным стремлением было получить немножко доброты. Она встречалась с мужчинами, которые ее использовали, и работала для работодателей, которые ее эксплуатировали. У нее были все при¬чины ощущать гнев.
В процессе длительной терапии Жанет немного оживилась. Ее телу вернулась чувствительность, она начала ощущать себя личностью и стала наста¬ивать на своем. В то время, когда она выступила
на семинаре, она еще не вернула себе своей сексу¬альности, несмотря на то, что чувствовала, как глу¬боко была ранена и какой печалью она объята из-за того, что гак много потеряла в жизни. Когда она выкрикивала свою ненависть перед группой, ее лицо было искривлено, глаза стали маленьки¬ми, и она потрясала при этом сжатыми кулаками. Она выглядела демонически. Создавалось впечат¬ление, что в ней произошел взрыв, и спущены с цепи все адские фурии. Позже она призналась, что на определенном уровне знала, что в ней таится такая ненависть, но не могла ее достичь, так как чувствовала, что ее ненависть была монстром. Ког¬да она выплеснула из себя эту ненависть, ее лицо расслабилось и стало мягким, а глаза приобрели блеск. Она почувствовала себя более свободной.
Мы представляем себе ад, как место, располо¬женное глубоко в недрах земли. Наш собственный ад находится глубоко в недрах нашего тела, в по¬лости таза, где покоится наша сексуальность, зако¬ванная в цепи. Тут находятся корни нашей настоя¬щей духовности, таится энергия кундалини. Это здесь, в лоне, начинается жизнь, и здесь мы впер¬вые получаем опыт райского счастья. Когда мы по¬являемся на свет, мы как бы изгоняемся из рая. Мы можем быть счастливы, когда лежим в безопасно¬сти на руках у матери и сосем ее грудь. Мы также можем познать счастье, когда мы в безопасности, благодаря любви нашего партнера или партнерши, соединяемся в сексуальном объятии. Случаются также другие ситуации, в которых мы переживаем радость удовлетворения, однако я думаю, что это мы можем познать, когда находимся в контакте с глубокой частью себя. Мы знаем, что это случается тогда, когда мы чувствуем, как волна возбуждения поднимается со дна таза и проходит вдоль ног к земле.
Восточные религии оценили насколько важно выйти из головы и войти в глубины своего суще-ствования. Для этой цели используется медитация. Успокоив ум, мы можем услышать звуки души. Основы медитации весьма просты. Надо найти спо¬койное место, где мы будем свободны от шума и беспокойств со стороны внешнего мира. Жители Востока обычно принимают позу лотоса или са¬дятся на пятки на подстилку. Западные люди. вероятно, предпочли бы сесть в кресло. Для того, чтобы успокоить ум, повторяется мантра или ко¬роткая молитва. Часто используется звук "ом", который звучит как звук колокола. В трансцен¬дентальной медитации каждый человек получает свою собственную мантру. Я считаю, что содержа¬ние ее маловажно. Это звук и повторение оказывают успокаивающий эффект. Известно, что когда мы думаем, голосовые связки активны, несмотря на то, что слов человек не произносит. Когда го¬лосовые связки заняты созданием простых звуков, они не могут одновременно формировать слова. Для того, чтобы правильно медитировать, не обя¬зательно произносить звуки. Ключом к медитации является глубокое дыхание, которое помогает рас¬слабиться. Однако в этом случае мы сталкиваемся с тем фактом, что не удается освободить хроничес¬кое напряжение мышц, которое мы не осознаем. Большинству людей требуется аналитическая и физическая работа с этими напряжениями, чтобы освободить тело из их объятий. Я отметил, что медитация более успешна для людей Востока, чем для жителей Запада, которые более напряжены. Однако, если мы сможем расслабиться и глубоко дышать, медитация позволит достичь определен¬ного успокоения ума, что показывает следующее упражнение.

Упражнение 10. 1

Найдите спокойное место. Сядьте в кресло таким образом, чтобы стопы находились на полу и были поставлены параллельно. Держите го¬лову немножко поднятой и сидите прямо. Чув¬ствуйте, как ягодицы прикасаются к креслу. Руки расположите на коленях. Не напрягай¬тесь, так как это сведет на пет цель упражне¬ния.
Закройте глаза и сконцентрируйтесь на ды¬хании, не делая при этом специальных уси¬лий. Осознайте, что вдох и выдох происходят самопроизвольно. Почувствуйте волны дыха¬ния (возбуждения), проходящие через тело, движущиеся вверх при вдохе и вниз при вы¬дохе. Сконцентрируйтесь на этой волне, по¬зволяя ей проходить каждый раз все глубже до низа живота и таза. Чтобы этого достичь, вы должны расслабить нижнюю половину тела, позволяя нижней части живота выпячиваться вперед, а ягодицам опускаться. Большинство людей подтягивает дно таза вверх, как мы об¬ратили внимание в одном из предыдущих раз-делов. Ощущаете ли вы, как дыхательная вол¬на движется с самого низа, со дна таза? Если сможете, делайте это упражнение в течение 10 минут. Пусть ваш ум останется сконцент¬рированным на вдохе и выдохе так, чтобы вы почувствовали пульсацию своего тела. Ощу¬щайте ее всем телом от стоп до головы.
Если вам это удастся, можете в течение не¬скольких секунд осознавать, что вы являетесь частью пульсирующей Вселенной. В этот мо¬менты вы раздвигаете свои границы, растворя¬ясь во Вселенной.
У меня есть свой собственный способ медита¬ции, который, как я убедился, является весьма ус¬пешным. Во время ходьбы я концентрирую внима¬ние на своем теле, чтобы почувствовать каждое его движение. Когда я позволяю своим ногам самим нести меня, я чувствую, что объединяюсь со своим телом, Землей и окружающим миром. Мое дыха¬ние самопроизвольно становится более глубоким, достигая таза. Ум перестает формулировать слова, отслеживая ощущения, появляющиеся в теле. Эту технику я применяю даже тогда, когда выполняю биоэнергетические упражнения. Основой здесь яв¬ляется ощущение тела, а упражнения построены так, чтобы этой цели достичь. Это является осно¬вой, которую можно применять к любой деятель¬ности.
Мы сможем жить в настоящем мгновении, когда полностью обживем свое тело. Сознание прости¬рается так глубоко в тело, что мы ощущаем пульс жизни. Именно таким образом функционируют животные. Кошка, нежащаяся на солнце, являет¬ся великолепным примером организма в состоя¬нии покоя и гармонии с самим собой и с миром. Мы, человеческие существа, переживаем эти со¬стояния, когда наше настоящее включает наше про¬шлое и будущее, а традиция соединяет их. Веками люди жили в климате мифологии, которая под¬держивала прошлое, жили в настоящем и ясно очерчивали будущее. Их культура была приземленной, в ней происходили лить небольшие изме¬нения, и она имела небольшой возраст. В такой культуре как наша, в которой происходят постоян¬ные перемены, связь между прошлым, настоящим и будущим часто прерывается. По мере того, как прошлое замалчивается и подвергается забвению, будущее становится опасным и неуверенным. В восьмом разделе мы показали, какое разрушитель-нос влияние на личность оказывают нарушения связи между главными сегментами тела. Здесь мы обсуждаем ту же самую проблему, но с более гло¬бальной перспективы. В самом корне нашего су¬ществования находится животная душа, остающа¬яся в гармонии с природой, миром и Вселенной. Если мы от нее оторвемся, наш ум будет и далее функционировать логично, но мысли не будут пред¬ставлять человеческой ценности. Как писал Делоу: "Среди наибольшего замешательства существует открытый канал связи с душой. Его может быть трудно отыскать, но канал этот всегда там нахо¬дится, и наше дело поддерживать его открытым для того, чтобы иметь доступ к своим глубинам, которые соединяются с высшим сознанием."
В уме нет такого канала. Он существует в теле, как канал, в котором волны возбуждения достига¬ют таза. Но так как он имеет колеблющийся харак¬тер, волна движется настолько далеко вверх, на¬сколько до этого шла вниз. Высшее сознание соединяется с наиболее глубоким сознанием. Де¬рево может подняться к небу настолько высоко, насколько его корни углубляются в землю. В сле¬дующем разделе мы поговорим о высшем сознании.

Глава 11
Любовь и вера

Утверждение, что не хлебом единым жив человек, показывает, что для жизни кроме нищи требуется еще и вера. Сам хлеб питает тело, но человеческо¬му существу требуется другая пища -для того, что¬бы укрепить свой дух. Такой духовной нищей яв¬ляется любовь, глубокая и сердечная связь с другой личностью или личностями,- с другим существом, с природой или с Богом. Я не думаю, что эта по¬требность — монополия человеческих существ. Дух каждого животного слабеет, когда оно лишается контакта с жизнью. Многие живущие па свободе звери умирают, когда попадают в неволю, и их дух ломается. Они были частью определенной среды, которая поддерживала их тело и давала смысл их жизни. Этот смысл основывался на возбуждении, связанном с добыванием пищи и поисками сексу¬ального партнера. Единение животного со своей средой и существами, в ней живущими, я описал бы как любовь, 5шчем не отличающуюся от любви, которую может чувствовать человек к своему дому или земле. Некоторые животные, например, гуси и лебеди, соединяются в пары и так привязывают¬ся к партнеру, что его утрата может вызвать их смерть. Можно ли ставить под вопрос силу любви и уничтожительный результат, который оказывает на личность ее утрата?
Какая связь существует между любовью и ве¬рой? Есть ли у животных вера? Ответ на этот воп¬рос зависит от того, говорим ли мы здесь о вере как системе убеждений или как о телесном переживании. Это различие является очень важным, так как существует возможность, что личность бу¬дет декларировать свою веру, однако ее действия будут противоречить словам В первом разделе мы рассматривали случай Руфь, которая удивительным образом выздоровела от серьезного заболевания, когда поверила в бессмертие души, лечебную мощь Христианской Науки. Ее выздоровление не оказа¬лось достаточно длительным, и мы можем считать, что ее вера уменьшилась или ослабла. Однако это не вера ее вылечила, а приток духа, как реакция на веру. Мы можем также сказать, что эта успеш¬ная сила является силой напряжения чувства, сто¬ящего за верой Чувством может быть любовь, до¬верие, так как это позитивные и сильные импульсы, сопутствующие сильной энергетической волне или состоянию возбуждения. Любовь — это мощная оздоравливающая сила, вне зависимости от того, кого мы любим. Оздоровительной силой обладает сам акт любви. Не изощренность религиозной сис¬темы дает силу вере. Сила находится в характере самой веры.
Если любовь является телесным чувством, а вера - телесной установкой, можно сказать, что жи¬вотные способны испытывать любовь и иметь веру. Позиция, которая характеризует их веру, является подсознательным принятием того, что мир, в ко¬тором он живет, хорошо организован. Об этом го¬ворит тот факт, что животное и его среда подходят друг другу так, как будто они созданы друг для друга. Тигр находит зверей, на которых он может охотится, бобр живет в воде, а белка — на дереве, на котором растут орехи. Мы говорим, что живот¬ное приспособлено к среде, что означает, что оно может рассчитывать на нее, не опасаясь, что будет ею предано. Если есть чувство безопасности, животные чувствуют себя свободно в своем естествен¬ном окружении.
Таким было состояние человека в раннем пери¬оде его существования, прежде чем он получил самосознание. В это время его вера в природу и жизнь были очерчены биологически посредством полного и свободного протекания возбуждения в теле. Он принадлежал естественному порядку и был его частью. Мы читаем в Библии, что после сотворения мира Бог посмотрел на человека и ос¬тался доволен. В те времена человек жил в райс¬ком саду. После того, как человек съел яблоко с древа познания, он был изгнан из райского сада и был вынужден работать в поте .ища для того, что¬бы заработать хлеб насущный. Он стал пахарем зем¬ли и этим актом был оторван от природы.
Возникновение земледелия не привело полнос¬тью к отрыву от природы или утрате веры, однако это породило новый этап отношения человека к миру. Он перестал быть одним из созданий земли, питающихся жизненным духом, который следова¬ло бы беречь; он стал другим созданием: совершен¬ным и выдающимся. Он однако осознавал, что все еще зависит от природы и от того, даст ли ему пищу возделываемая земля. Он ощущал существование силы большей, чем всякая другая, которую он до сих пор знал, и стремился быть с ней в хороших отношениях. Хорошее отношение этой силы он мог получить благодаря приношениям и жертвам. Ри¬туалы, сопровождающие эти практики, стали сис¬темой верований, которые основывали его веру. Эта сила стала богами и богинями, которых он по¬читал. Он представляя их себе в своем собствен¬ном обличий, что было естественным, он чувство¬вал себя близким к ним. Он также стал похожим на бога в том смысле, что имел в себе творческую силу. Он назвал эту силу своей душой и стал счи¬тать ее божественной и бессмертной. Великие ре¬лигии Запада опираются именно на такое видение мира. Религия — это источник веры человека, не¬смотря на то, является ли эта религия анимисти¬ческими верованиями первобытного человека или одной из сложнейших религиозных систем совре¬менности.
Интересно отметить, что восточные религии со¬храняют больше анимистических представлений в своем религиозном понимании, чем западные ре¬лигии. Например, буддисты считают, что все веще¬ства черпаются из природы Будды. Даосы верят в гармонию естественных сил и подчеркивают по¬требность этой гармонии на уровне личности. На Западе процесс индустриализации зашел так дале¬ко, что подорвал веру большинства людей в хоро¬шую организацию их мира и существование доб¬рой силы во Вселенной, которая могла бы обеспечить им благосостояние и помогла бы им выстоять. Вме¬сто этой веры, мы живущие в западном мире, ве¬рим науке, представляющей силу человеческого разума в преодолении различных трудностей, ко¬торые нам угрожают. Некоторые люди убеждены, что все, что нам нужно — это добрая воля и доста¬точное количество денег на выполнение этого дела. Однако такое доверие к науке наивно, если оно опирается на представление, что человек более со¬вершенен, чем природа, и что он сам может стать богом, всемогущим и всеведущим. Человек мечта¬ет даже, что ему удастся когда-нибудь побороть старость и смерть. Эта мечта однако нереальна, так как человек, будучи частью природы, никогда не сможет охватить умом целостности — его знания всегда будут ограничены. Нереально оно также потому, что игнорирует взаимоотношения между человеком и природой. Иллюзия своего более вы¬сокого состояния по отношению к природе, унич¬тожает его связь с окружением, которое дает смысл и радость жизни Это противоречит также духов¬ной природе человека.
Я бы грешил недостатком реализма, если бы иг¬норировал тот факт, что разум и наука очень обо¬гатили нашу жизнь. Ни один цивилизованный че¬ловек не захотел бы и полностью не смог бы вернуться к примитивному способу жизни. Нам бы недоставало красоты и разнообразия, привне¬сенного в нашу жизнь культурой Мы не смогли бы выжить, так как утратили способность понимания природы, которую имел первобытный человек. Мы не должны однако выбирать ни одну из этих край¬ностей — пассивной зависимости от природы или рафинированной независимости от нее. Здесь нам нужно тонкое равновесие и гармония между про¬тивоположными силами в нашей личности, между рациональным умом и животным телом, между стремлением возвыситься и потребностью укоре¬нения в реальности нашей зависимости от земли, которая обеспечивает нам питание и опору.
На Востоке люди не только сохраняют анимис¬тические представления, но и больше верят в оз-доровляющую мощь тела. Эта вера не отбрасыва¬ет, конечно, помощи, которую, например, может оказать антибиотик в борьбе с острой инфекцией. Тем не менее, убеждение, что вера твори г чудеса, правдиво. В очень многих документально подтвер¬жденных случаях вера изменила прогноз смерти и излечение выглядело как чудо. Эти чудеса однако не являются результатом деятельности таинствен¬ных внешних сил, которые входят в тело, чтобы вылечить болезнь. На этой основе действует в ос¬новном современная медицина, обращаясь к помо¬щи лекарств и инструментов Вера действует из¬нутри, хотя может быть заменена опытом любви. Например, обращение к божьей милости положи¬тельно влияет тело, оказывая возбуждающее и от¬крывающее действие Когда человек объединяется со Вселенной (а это и есть познание милости Бога), его энергия возрастает до такой степени, что пере¬полняет тело, излучаясь наружу радостным воз¬буждением. Это внутреннее излучение может при¬нять образ прекрасной ауры вокруг тела. А так как любое возбуждение или энергия является источ¬ником жизни, она может временами победить раз-рушительное действие болезни. Можно было бы привести доводы, что вера не всегда приводит к такому результату. Это неправда, если мы пред¬ставляем себе веру как телесную реакцию на жизнь Открытое восприятие жизни (что происходит и в акте любви) увеличивает уровень энергии в теле и поэтому всегда дает положительный эффект. По¬этому веру следует описать как состояние откры¬тости, которое позволяет естественному возбуж¬дению свободно протекать по телу.
Нельзя закрыться от жизни и продолжать жить. Поэтому, пока мы живы, у нас есть какая-то вера в жизнь и в источник всех жизненных сил. Только смерть полностью уничтожает веру. Из тех же со¬ображений нельзя совсем закрыться от любви, по¬тому что вследствие этого наше сердце остынет и перестанет биться. К сожалению, многие люди ча¬стично закрылись от жизни и любви, когда были преданы в детстве, что вынудило их тела напря¬гаться, снижая уровень энергии и уменьшая их веру Это породило хроническое напряжение мышц, ко¬торое можно сравнить с панцирем в том смысле, что оно не только защищает человека от дальней¬ших травм, но и замыкает его в жесткой скорлупе Человек только частично открыт жизни и недо¬верчив по отношению к каждому, кто хочет про¬никнуть через эту броню и достичь сердца. Но именно этот способ защиты подтачивает оборону и открывает путь заболеваниям.
Если свободный энергетический поток от повер¬хности тела — позитивное явление, то хроничес¬кое мышечное напряжение, которое блокирует этот поток — явление негативное. Если открытость -позитивное отношение к жизни, то замкнутость в какой-либо степени является позицией, направлен¬ной против жизни Мягкость - черта, сопутству¬ющая жизни и любви, напротив, хроническая жес¬ткость связана со смертью и ненавистью Ненависть делает человека холодным и твердым, также как и смерть. В то время, как эти негативные черты име¬ют непосредственную связь с травмами, которые человек получил в детстве, у взрослых людей они сохраняется как страх "отпустить себя", поддав¬шись телу и убрав контроль.
Человеческий разум не устает искать безопас¬ность. Наибольшей угрозой безопасности человека является природа, собственная природа человека и полная неожиданностей игра сил природы в его окружении. Так как человеку никогда не удается полностью победить природу, он ведет с ней по¬стоянную борьбу. Эта борьба человека с природой, отражением которой является борьба между эго и телом человека, отнимает у человека покой ума, который нужен ему для того, чтобы познать ра¬дость, которую несет ему жизнь. Маленькие дети и дикие животные знают эту радость, которую До¬стоевский назвал даром Бога. Эта внутренняя борь¬ба более интенсивна у неврастеничных личностей, чем у здоровых людей. Часто она приобретает вид борьбы за власть, успех или любовь.
Глубоко религиозным людям удается избежать этой борьбы благодаря вере в Бога. Если человек верит, что его жизнь находятся в руках Бога, и то, что с ним происходит, является исполнением бо¬жьей воли, он не должен бороться. Он может не быть счастливым, но, отбрасывая саму мысль, что он сумеет контролировать жизнь и природу, он хотя бы немного познает спокойствие ума. Отбросив по¬пытки контроля посредством эго, человек может отдаться радостному течению жизни и ощущений в теле. Для народа, культура которого опирается на достижения разума, религия, требующая при¬глушения голоса эго, действует как противоядие на нарциссизм, скрывающийся в культуре.
Восточные религии не поклоняются антропомор¬фному богу, всеведущему и всемогущему. Покой ума связывается на Востоке с принятием идеи судь¬бы. Жизнь человека, несмотря на его действия, не находится в его собственных руках. Коль он бес¬силен по отношению к своей собственной судьбе, борьба бессмысленна.
Независимо от того, поддаемся ли мы силе Бога или судьбе, мы перестаем бороться за то, чтобы из-менить условия жизни. Это противоречит совре¬менной вере в прогресс. Сделан, конечно, опреде¬ленный шаг вперед, и определенные группы людей получили возможность существовать в лучших материальных условиях. Однако это не влечет за собой успокоение ума. Напротив, сегодня люди более беспокойны, более подавлены, более не¬уверенны, чем когда-либо раньше. Это может зву¬чать как противоречие, но побеждая природу, мы подрезали собственные корни. Несмотря на то, что прогресс нам помогает, мы должны знать, что направление, которое он взял, ведет всегда вверх, все дальше от земли. В слаборазвитых странах люди отдыхают, приседая. В нашей культуре никто не приседает и немногие люди отдыхают. Вместо это¬го, мы пренебрегаем ходьбой и ездим на автомоби¬лях и еще больше отдаляемся от земли, летая на самолетах. Когда мы улетаем в космос, мы покида¬ем землю совсем.
Интегрированная личность строится от земли вверх, так же как при строительстве дома вначале закладывается фундамент. Не удастся найти безо¬пасность в каком-либо мыслительном процессе, отделенном от своих корней и чувств тела. Отсю¬да следует, что ни одна мысль не является хоро¬шей для человека, если с ней не чувствует себя хорошо его тело. Я недавно пережил кое-что, что подтвердило эту точку зрения. Я проснулся од¬нажды утром с наисладчайшим чувством во всем теле, которого никогда перед этим не переживал. Тотчас в голове промелькнула такая мысль: "Если остаешься верен себе, не боишься смерти." Я знал, что это правильная мысль, и очень сильно ощу¬щал ее правильность. Я вспоминал, что предыду¬щим вечером смотрел фильм "Плутон". Я не по¬мню, снился ли он мне, но почувствовал, что именно он дал толчок этой мысли. В этом фильме американские солдаты убивали не только вьетнам¬цев, но также друг друга, пытаясь преодолеть страх смерти. Познание и принятие этого страха сняло бы его давление и сделало бы их более человечны¬ми. Многие люди сталкивались лицом к лицу со смертью без страха, так как для них важнее было остаться честными по отношению к самим себе, чем жить во лжи. Быть верным себе означает по¬знать и принять все свои чувства.
Я описал проблему, подавляющую современно¬го человека, как нарциссизм (Подробнее об этой проблеме смотрите: A.Lowen "Narcissism: Denial of the True Self" New York, 1985.) Нарциссическая личность не доверяет своим чувствам, не может себя принять, так как чувствует, что личность, ко¬торой она является, не сравнима с той, которой она должна быть. Мы, жители современного мира, вовлечены в безрезультатные усилия, чтобы стать кем-то другим и быть выше природы. Не способ¬ные доверять себе, мы не можем доверять и дру¬гим. Без доверия и веры в себя мы не сможем дове¬рять природе. В конце концов, так же как во Вьетнаме, мы уничтожим других, а затем самих себя.
Темной силой в этом сценарии всегда выступает эго, со своей потребностью контролировать жизнь. Конечно же эго является также творческой силой, но оно может быть и разрушительным, если не будет заземлено, укоренено в теле, усиленно ве¬рой в тело и природу. Без этой веры мы обречены контролировать и держать вожжи своих естествен¬ных реакций, и таким образом создаем в мышцах такие взрывоопасные напряжения, что боимся по¬терять контроль. Человек, который верш, не со¬здает взрывоопасных напряжений, требующих по¬давления из-за их уничтожительного потенциала, и поэтому не боится потерять контроль. Доверяя жизни, он может позволить импульсам свободно течь в своем теле, модифицируя их лишь настоль¬ко, чтобы обеспечить их подходящее выражение, что мы рассмотрим в следующем разделе. Момент утраты контроля, который имеет место в сексуаль¬ном оргазме, танцах суфиев или практике дзен, ведет к радости и удовлетворению — ощущению духовности тела.

Глава 12
Сознание сердца

Как мы уже заметили, доверие к природе является основой животной жизни, эссенцией животной духовности. Духовность человека является духов¬ностью высшего порядка в том смысле, что его эго также должно быть включено в процесс существо¬вания. Когда эго хорошо интегрировано, мы мо¬жем достичь состояния блаженства — поднимая животную духовность до человеческого уровня.
Отношения эго или ума к телу достаточно слож¬но. Уже само существование воли подразумевает, что личность может действовать вопреки желани¬ям тела. Такое действие может быть позитивным в ситуации, когда человек пытается победить пани¬ку в обличии опасности и спасти свою жизнь. В то же время воля играет негативную роль, когда че¬ловек без нужды играет с опасностью и наносит себе повреждения или лишается жизни. Распоря¬жение волей позволяет человеку быть творческим или деструктивным, благородным или подлым, божественным или демоническим. Поэтому все религии считают, что человеческое существо дол¬жно выбирать между добром и злом, тем, что хо¬рошо, и тем, что плохо. Однако, несмотря на то, что человек очень давно утратил блаженство, он не является потерянным существом. Потерянным он становится только тогда, когда зло в нем преоб¬ладает над добром. Когда он отдан правде, благо¬родству и блаженству, он может достигать очень высокой степени обаяния, здоровья и духовности.
Однако трудно установить, какую роль в жизни человека играет выбор. Как социальные существа мы должны принять, что у людей есть свобода вы¬бора, если бы было иначе, мы не могли бы их ка¬рать за нарушение общеизвестных законов. Но ког¬да во время своей практики я анализирую поведение своих пациентов, я неизменно нахожу подтверж¬дение, что оно определяется переживаниями дет¬ства, большинство из которых были за пределами их контроля. Ни один ребенок не выбирает утрату блаженства и не утратит своей невинности из-за неправильной оценки ситуации. Он проходит от состояния, где неведение является счастьем, к об¬щественному сознанию. На этом пути родители и учителя учат его, что приемлемо в обществе, а что — нет. Если эти правила поведения находят¬ся в согласии с общественной практикой, а не вво¬дятся в жизнь грубо, то это не вызывает наруше¬ний в личности ребенка. Так как человеческие существа являются общественными созданиями, большинство из них хотят жить и поступать в соответствии с этими правилами, даже если это вле¬чет за собой утрату свободы.
Каждая религия ставит себе целью примирить человека с тем, что борьба со страданием является неизбежной. В монотеистических религиях пред¬лагается решение этой проблемы таким образом, что человек отдает свою судьбу в руки Бога, игно¬рируя свой эгоизм и веру в собственную силу. Во¬сточные религии также советуют игнорировать свой эгоизм и власть. В индуизме и буддизме целью является соединение индивидуального "я" с уни¬версальным сознанием, через стремление к отож¬дествлению себя с Брахманом или Буддой. В ки¬тайской философии целью является отыскание равновесия между двумя противоположными си¬лами природы — инь и ян. Во всех религиях клю¬чевым моментом является смирение.
Насколько мы не замыкаемся в себе и не отгора¬живаемся от мира, путь добрых дел и добродетель¬ность жизни, моральность поступков является единственным способом достижения успокоения ума и настоящей духовной жизни Для описания позиции, охватывающей эти духовные ценности, я использую термин gracioitsness — блаженство. В этом разделе я намереваюсь провести идею, что су¬ществует биологическая основа для этого пути. Я считаю, что личность, будучи естественным обра¬зом блаженной — gracious, является также есте¬ственным образом обаятельной, полной iрации — grateful.
На животном уровне жизнь переживается с под¬сознательной правдой. Подсознательная честность означает, что животное действует в соответствии с тем, что ощущает как правильное и приятное. По-добным образом живут и функционируют и ма¬ленькие дети. Однако вместе с развитием эго и познанием того, что такое хорошо и что такое пло¬хо (в представлении родителей), они больше не могут основываться на подсознательных, происте¬кающих из глубины организма, правилах. Как об¬щественные существа, мы не можем делать всего, что нам хотелось бы. Даже в некоторых животных сообществах молодые особи обучаются кодексу поведения, который регулирует отношения внутри группы с целью сведения к минимуму конфлик¬тов Намного более сложному человеческому об¬ществу требуются более развитые нормы. Подсоз¬нательная интеграция должна быть дополнена интеграцией сознательной — правилами. Однако правила, которые человек принимает и воплощает в жизнь, не могут противоречить подсознательной интеграции его тела, так как это вызывает у него серьезные сложности.
Блаженный человек — это человек с правила¬ми, который в своем поведении руководствуется кодексом, происходящим из внутреннего ощуще¬ния того, что хорошо, а что плохо Его кодекс мо¬жет содержать моральные установки созданные его окружением, если только они согласуются с его собственным чувством морали. Например, боль¬шинство людей принимают такие моральные уста¬новки как не убий, не укради, не лжесвидетель¬ствуй, не прелюбодействуй и т. д. Подобные основы полностью соответствуют личному чувству интег¬рации. Мой учитель Вильгельм Райх сказал мне однажды: "Лоуэн, если не можешь сказать правду, не говори ничего." Если мы решили не получать корысти от лжи, несмотря на то, что ложь бы отплатилась, мы делаем сознательный выбор. Мы вы¬бираем правду, так как это укрепляет интеграцию эго и тела, сознательного ума и подсознательных инстинктов.
Личность без правил функционирует в катего¬риях своих непосредственных потребностей и же¬ланий. Этот тип действий характерен для невроти¬ческих особ, которые мыслят исключительно в категориях собственной личности. Это является также характерной чертой инфантильного поведе¬ния. В противоположность маленьким детям, взрос¬лые могут откладывать на более поздний срок по¬лучение удовольствия. Когда ребенок голоден, он сразу же хочет что-то съесть. Он может есть все, что попадается под руку. В то же время взрослый может переносить голод до того момента, когда пища и способ ее получения удовлетворят его ожи¬дания.
Способность откладывать получение удоволь¬ствия или логически из него возникающую спо¬собность переносить боль и фрустрацию является функцией эго. У младенца эго еще недостаточно развито для того, чтобы оно могло тормозить чув¬ства и импульсы. Развитие эго происходит в тече¬ние трех лет, между тремя и шестью годами. Та же самая энергетическая пульсация, которая вызыва¬ет доминирование генитальности, устанавливает также гегемонию эго. У нарциссической личности это развитие заблокировано кровосмесительным характером эдиповой ситуации, которая вынужда¬ет '"я" отделяться от своей генитальной основы. Это отделение нарушает, как мы видели, интегра¬цию личности и отрезает эго от своей основы в теле. Сдерживаться становится очень трудно, если не невозможно, следствием чего является невоз¬можность установления правил.
Правила увеличивают приятные ощущения и удовольствие посредством сдерживания импульса сиюминутного удовлетворения. Как мы показали на примере секса, удовлетворение будет максималь¬ным, если тело человека и вся его личность сексу¬ально возбуждена другим человеком. Сдержива¬ние начального возбуждения позволяет углубить это чувство. В его наиболее глубокой точке вовле¬кается сердце, и чувство перерастает в любовь. Это означает, что чувство любви к партнеру является необходимо для полного расслабления в оргазме. То же самое относится к любой другой активнос¬ти. Только вкладывая сердце в то, что мы делаем, мы можем достичь чувства полного удовлетворе¬ния и самореализации.
Личные правила являются важными и с другой точки зрения. Возьмем, например, человека, кото¬рый влюбился по уши в жену приятеля Если он подумает, что сексуальная близость ранит прияте¬ля, он будет не в состоянии продолжать связь. Сексуальное вовлечение в этих условиях наруши¬ло бы удовольствие. Можно найти много доводов, чтобы объяснить такую сексуальную связь. Супру¬жество может быть несчастливым. Можно также утверждать, что любовь должна перевесить все дру¬гие аргументы. Однако человек с правилами будет поступать согласно им. Другие варианты поведе¬ния он почувствовал бы неподходящими. Произош¬ло бы расщепление его личности, одна часть кото¬рой говорила бы "да", а другая — "нет". Как мы видели, такое расщепление разрушает интеграцию личности.
Недостаток правил явно виден у мужчины, ко¬торого называют "бабником", и у женщины, часто меняющей партнеров. В том и другом случае сек¬суальная активность возникает из-за недостатка чувств и является попыткой оживить сексуальные ощущения. Женщины, которые вели распутную жизнь, часто говорят, что перестали бы так посту¬пать, если бы оживили свои сексуальные чувства. Мужчине, который гоняется за женщинами, мо¬жет казаться, что он является самцом, но на деле это не так. Вследствие того, что он не может сдер¬жать возбуждение, он не достигнет удовлетворе¬ния в половом акте и из-за этого вынужден далее бегать за женщинами в призрачной надежде, что найдет удовлетворение через секс. Радость секса доступна только тем, кто переполнен любовью и разделяют эту любовь с партнером. Ничего странного, что распутных людей рассматривают как лю¬дей без правил.
В биоэнергетике термин "интеграция" исполь¬зуется для описания беспрепятственного движения возбуждения в теле от головы до стоп и обратно. Мы имели возможность увидеть, что у многих лю¬дей этот поток нарушен напряжениями, которые отделяют голову от грудной клетки и грудную клет¬ку от таза. Эти расщепления явно видны на повер¬хности тела, а не в глубине организма, где сердце посредством артерий и вен соединено со всеми ча¬стями тела. Однако человек с такими напряжени¬ями, не осознает своего основополагающего един¬ства. В процессе терапии, когда энергетический ток восстанавливается, такой человек часто неожидан¬но заявляет: "Я чувствую себя полностью соеди¬ненным, цельным." Основа интеграции опирается на ощущении целостности. Без такого единения человек не сможет почувствовать разницу между тем, что хорошо и что плохо, несмотря на то, что он может это знать на уровне мышления.
У некоторых утрата интеграции является такой мучительной, что их поведение становится полно¬стью лишенным правил. Они начинают руковод¬ствоваться максимой "все дозволено". В психиат¬рической литературе таких людей описывают как нарциссические личности. (Подробнее смотри в книге A. Lowen "Narcissizm: Denial of True Self. New York 1985.) В более экстремальной форме этот тип личности характеризуется недостатком совес¬ти, что ведет к поведению описываемом как пси¬хопатическое и социопатическое. Психопат не мо¬жет отличить правды от фальши и может повторять явную ложь, будучи убежденным, что это правда. В то же время социопат не умеет отличить добро от зла. Оба они являются крайними типами, так как интеграция всех нарцистических личностей в какой-то степени нарушена их расщеплением.
Нарциссизм — наиболее распространенная па¬тология психики современного человека. Нарцис-сическая личность живет, скрываясь за фасадом, цель которого с одной стороны — получение одоб¬рения и восхищения, а с другой — компенсация и отрицание внутренних чувств неполноценности, отчаяния и печали. Хорошим примером личности этого типа является мужчина, который развивает свои мышцы для того, чтобы произвести впечатле¬ние силы, мужественности и власти. В большин¬стве случаев за фасадом "мачо" скрывается поте¬рянный и напуганный ребенок. Расщепление между внешним видом культуриста и внутренним чув¬ством одиночества расщепляет внутреннюю интег¬рацию его личности.
В такой культуре как наша, ориентированной в основном на такие ценности эго, как власть и ус¬пех, в структуре личности большинства людей есть доля нарциссизма. Основным вопросом здесь яв¬ляется то, до какой степени человек остается в кон¬такте со своими глубокими чувствами и со своим телом. Чем лучше у нас с ними контакт, тем более мы интегрированный
Таким образом, ясно, что насильственное при¬вивание моральных основ не может привести к успеху. Основы морали должны опираться на чув¬ства, а этому нельзя научить. Я считаю, что при¬вивание моральных ценностей, даже если это про¬исходит дома, имеет какую-то ценность только в такой степени, в какой родители сами материали¬зуют эти основы и поступают согласно им в своих отношениях с детьми. Нам не удастся научить любви, уважению, благородству или чему-либо друго¬му только при помощью слов. Научить этому мож¬но лишь на собственном примере. Нам не удастся научить интеграции, если мы будем игнорировать тот факт, что интеграция непосредственно связана с телом и проявляется в манере человека стоять, двигаться и самовыражаться. Мы должны отдавать себе отчет в том, что ум не настолько силен, и что частые поучения не помогут что-либо понять. Бо¬лее верным будет утверждение, что даже очень длительное обучение не позволяет человеку по¬чувствовать справедливы или несправедливы его по¬ступки, если его тело не интегрировано, так как оно расщеплено напряжениями. Вера в то, что ум осуществляет контроль над поведением, является продуктом рассудка, который не в полной мере со¬единен с телом и его чувствами.
Однако существует потребность формулировать основы этики и обучать им, чтобы человеческие существа могли основывать на них свое поведе¬ние. Чтобы такое обучение могло быть успешным, следует признавать ту основополагающую роль, которую тело и чувство играют во всех проявлени¬ях морали. Это подчеркивает тот факт, что мораль-нос поведение развивает добрые чувства у челове¬ка и одновременно приносит благо обществу, в котором он живет. Если главная цель жизни (а в этом я убежден) — быть человеком полным гра¬ции и обаяния, то именно такой должна быть так¬же цель образовательных программ, а не простое приобретение знаний. Мы не должны считать, что знания и власть, которую они дают, являются пу¬тем "правильной" жизни. Жизнь, лишенная ос¬нов, опирающихся на высокие этические стремле¬ния, влечет за собой утрату наибольшего дара, который дает жизнь — радости. Не будучи интег-рированными физически и психически, мы не по¬лучим глубокого удовлетворения и хороших чувств, которые дает обаятельное движение, и не получим духовного экстаза блаженства. Несмотря на свою власть и богатство, человек не имеющий этих черт, живет в мрачной тюрьме страха, недоверия и враж¬дебности.
Нелегко противостоять очарованию власти и принуждению инстинктов. Все мы временами из¬меняем возлагаемому на нас доверию. К сожале¬нию, такое иногда бывает даже в отношениях меж¬ду терапевтом и клиенткой, когда клиентка является отчаявшейся женщиной, а терапевт — не¬удовлетворенным мужчиной, и оба подсознатель¬но ищут любви. В атмосфере интимности, кото¬рую создает ситуация, где одна сторона открывает свое сердце другой, иногда пробуждаются сексу¬альные страсти, которые могут привести к теле-сному сближению. Почти все терапевты придер¬живаются этического кодекса, который считает такое поведение непрофессиональным и неэтич¬ным. Несмотря на то, что клиентка является взрос¬лым человеком, сознательно идущим на сближе¬ние, терапевт должен охранить ее от какого-либо действия со своей стороны, которое в результате нарушило бы доверие к нему и уничтожило бы те¬рапевтическую атмосферу. Это моральная основа, которую каждый терапевт должен уважать, несмот¬ря на свои потребности. Никто из нас не может руководствоваться исключительно чувствами, так как мы никогда не можем утверждать, является ли действие справедливым или несправедливым, пока оно не переродится в поступок. Мы не должны так¬же основываться только на рассудке, так как аргументация дьявола может быть более убедительной, чем аргументация Бога Разум и чувства должны соединяться в основах, которые ведут нас к здоро¬вым и правильным поступкам в жизни.
Следование основам и приспособление к ним лежит в хорошо понятном интересе личности. Это может быть также высоко духовным актом Чело¬веческие существа могут получать любовь Бога к человеку через любовь, которая дарится взаимно Бог является не только всевидящим, но также и вездесущим Он во всех нас. Мистики разных ре¬лигиозных направлений писали, что Бог живет в человеческом сердце. Когда мы чувствуем в сердце любовь, мы находимся в единении с Богом Когда мы любим, это часто позволяет нам соединиться со своим ближним. Обаятельная улыбка способна согреть другого человека как луч солнца. Ласко¬вый поступок может пробудить и открыть душу, к красоте жизни. Обаятельный и блаженный чело¬век принимает других не из чувства обязательства, а из Любви. Это не означает, что он никогда не взрывается гневом, однако его гнев — как гнев Бога — непосредственный и кратковременный. После такой бури небо становится чистым и яс¬ным, а солнце светит радостно.
Душа — это имя, которое мы даем энергетичес¬кой системе, оживляющей каждый организм. Ког¬да мы ненавидим, наше сердце сжимается, а душа — съеживается. Когда мы ласковы, сердце раскрывается и душа воспаряет. Лучезарность лас¬ковой улыбки исходит из сердца, исполненного хо¬рошим чувством. Тепло ласкового человека про¬исходит от его большой жизненности и малой жесткости. Невозможно быть одновременно лас¬ковым и стремиться к какой-то цели. Блаженный
человек настолько терпелив, что сможет устано¬вить искренние и теплые отношения со всеми, с кем встречается.
Блаженный человек чувствует, что подчиняется чему-то большему и мощному, чем он сам. Я имею в виду, конечно, Бога и веру, о которой мы говори¬ли в предыдущей главе Без такой силы, что могло бы противостоять эгоизму человека, который смот¬рит на Землю и на ее обитателей, как на вещи, которые можно использовать для собственных це¬лей и удовлетворения? Из-за своей гордыни чело¬век уничтожает Землю, от которой зависит его су¬ществование. Все мы хорошо знаем проблему загрязнения воздуха, земли и воды вместе с утра¬той лесов и вымиранием многочисленных живых существ. Этой разрушительной деятельности сопут¬ствует пренебрежение моральными ценностями и соответствующее ухудшение здоровья и жизни людей. Депрессия стала эндемическим явлением, а многие люди почувствовали потребность возвра¬щения в сторону тех или иных средств, чтобы как-то выдержать.
В западном мире жизнь подверглась значитель¬ной секуляризации. Понятие духовности упрости¬лось до того, что стало набором убеждений и сим¬волов. В дальнейшем она оказывает значительное влияние на жизнь некоторых людей Однако веро¬вания и символы являются процессами мышления, не принимающими во внимание тело. Согласно западным взглядам, тело помещается в категорию светских вещей, вульгарных и материальных. Это провоцирует расщепление между умом и телом, что, как я указал, является корнем эмоциональ¬ных страданий человека.
В этой книге я хотел показать, что тело не явля¬ется просто материальным предметом, который можно понять в чисто физических категориях. Нет, тело является не сосудом для духа, а духом, кото¬рый стал телом. Как мы увидели, дух размещается в протоплазме, где проявляется способностью орга¬низма к реагированию на среду таким образом, ко¬торый служит его собственным жизненным про¬цессам. Такова история жизни на Земле в течение нескольких миллиардов лет. По моему убеждению, ум со своим упором на знания и мышление, явля¬ется мирским, в то время как тело священно. Не¬смотря на то, что нам кажется, что мы можем вы¬яснить механизмы функционирования тела, в их центральной точке находится тайна любви. Серд¬це человека, где живет любовь, является также святыней в человеческом существе, в которой жи¬вет также и Бог. Основой для такого взгляда явля¬ется возможность человека к ощущению резонанса пульсации своего сердца с пульсацией Вселенной. Пульс жизни присутствует в каждой клетке и в каждом органе тела, однако наиболее ощутима пуль¬сация сердца, и она ощущается как чувство любви Я описал живой организм как состояние контро¬лируемого возбуждения, источником которого яв¬ляется сердце. Это возбуждение усиливается и рас¬пространяется за границы организма, когда мы влюблены. В этот момент мы ощущаем наше един¬ство со вселенной Любовь является настоящим ду¬ховным чувством. Я убежден, что большинство чи¬тателей когда-то в своей жизни это ощутили.
Но почему только когда-то? Немного неожидан¬ным является ответ, что мы недостаточно любим себя. Любовь к себе не означает самовлюбленнос¬ти, проявления нарциссизма, состояния, в кото¬ром недостаточно возбуждения и любви. Любить себя — означает любить жизнь и все, что живет. Мы не сможем по-настоящему любить кого-то, если мы не любим самих себя. Без любви к себе человек только принимает и ничего не отдает взамен.
С любовью к себе мы сможем достичь трех упо¬мянутых в предисловии к этой книге форм грации, которые описал Олдос Хаксли- грацию животных или интеграцию, которая основывается на полном и свободном протекании возбуждения в теле; че¬ловеческое обаяние, благодаря применению в жиз¬ни правила "быть верным самому себе" и благода¬ря перенесению этого правили на ближних через ласковые поступки; и духовного блаженства, по¬средством единения с высшим порядком. Только через интеграцию личности на этих трех уровнях нам удается раскрыться к запредельности, которую мы называем "состоянием блаженства", а в сущно¬сти — настоящей духовностью тела.


Содержание
Предисловие..............................................5
Введение ................................................... 8
Глава 1
Духовность и грация..................................13
Глава 2
Энергия....................................................33
Глава 3
Дыхание...................................................54
Глава 4
Благодарное те л о: утрата грации.................77
Глава 5
Ощущения и чувства..................................94
Глава 6
Сексуальность и духовность ..................... 117
Глава 7
Заземление: связь с реальностью .............. 139
Глава 8
Структурная динамика тела....................... 164
Глава 9
Лицом к миру..........................................195
Глава 10
Успокоение ума.......................................218
Глава 11
Любовь и вера........................................230
Глава 12
Сознание сердца......................................240
(с) При использовании информации с сайта указывайте ссылку на него.

https://www.facebook.com/groups/386977291454029/ http://timecops.net
Одитинг и обучение - создание духовных способностей в любой точке мира через Skype: timecops
Ответить

Вернуться в «Психология»